Главная / Газета 4 Июня 2012 г. 00:00 / Общество

Обвинение под вопросом

Сфабрикованные дела о сексуальных преступлениях против детей начали разваливаться в судах

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Детские психологи, эксперты других смежных направлений предупреждали давно: к делам о педофилии нужно относиться предельно взвешенно и осторожно. Практика последнего времени все чаще подтверждает их опасения. Ощутимо наметилась определенная закономерность: заподозренным в разврате детей все чаще удается отбиться. В начале мая Мосгорсуд оправдал педагога Анатолия Рябова, которого пыталась засудить мать его бывшей ученицы, а в конце месяца в Красноярске освободили журналиста Олега Леонтьева, обвиненного в совершении преступления, которое произошло, когда Леонтьев был на митинге в другом конце города. Жертв антипедофильской кампании спасают гласность и суд присяжных, поясняют эксперты. А вот детектор лжи не спасает – хотя он подтвердил правоту москвичей Андрея Терентьева и его жены Надежды Кораблиной, супругам дали в сумме 22 года тюрьмы по обвинению, которое строилось на показаниях психически больного ребенка.

Юристы видят проблему в том, что осуждение невиновных в России так и остается ненаказуемым.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Юристы видят проблему в том, что осуждение невиновных в России так и остается ненаказуемым.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Красноярского журналиста Олега Леонтьева спасло то, что его мать дозвонилась по «прямой линии» до главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, а друзья и коллеги митинговали, распространяли через Интернет обращения и даже сняли о деле Леонтьева видеоролик. Алиби у обвиняемого было явным: в то время как в лифте подъезда, в котором Леонтьев снимал квартиру, некий мужчина показал свой половой орган 11-летней девочке, журналист находился на оппозиционном митинге. Там Леонтьева снял крупным планом сотрудник управления «Э» МВД, потому что сотрудники этого управления снимают крупным планом всех, кто ходит на оппозиционные митинги. Имелись и другие нестыковки, например, преступник – брюнет, а Леонтьев – блондин, или преступник носил белый пуховик, а у Леонтьева белого пуховика никогда не было. Наконец, и сама потерпевшая, хоть вначале и опознала Леонтьева, но затем сообщила, что сомневается, что именно этот человек находился тогда в лифте.

Но следователь счел, что под описание злоумышленника среди жильцов подъезда больше других подходит Леонтьев, и предпочел обвинить в преступлении его, а не искать кого-то еще. В результате мужчина три месяца провел в СИЗО, пока 19 мая его не освободили под подписку о невыезде. «Люди выходили на митинги в мою защиту не только потому, что я их друг, а потому, что то же самое может случиться с их мужем или сыном», – сказал Олег Леонтьев «НИ». Несмотря на все доводы, дело против журналиста до сих пор не закрыто, и, по словам Леонтьева, «следствие продолжает настаивать на том, что я виновен».

Олег Леонтьев – одна из жертв антипедофильской кампании, которая началась в России в 2009 году с принятием поправок в Уголовный кодекс об ужесточении наказаний по соответствующим статьям. Потом последовали еще три закона – о запрете судимым за педофилию работать с детьми, об административном надзоре за отбывшими наказание педофилами и о лишении педофилов возможности получить условно-досрочное освобождение, причем под последний закон подпадали и осужденные до его принятия.

Одновременно активизировались правоохранительные органы, и число приговоров по «педофильским» статьям стало стремительно расти. По данным судебного департамента Верховного суда РФ, в 2011 году за развратные действия с не достигшими 14-летнего возраста (статьи 135.2 и 135.3 УК) осудили почти вдвое больше людей, чем годом ранее (425 против 244), за насильственные действия сексуального характера (статья 132.4) – более чем в полтора раза больше (645 против 378), за изнасилование детей (статья 131.4) – более чем вдвое больше (195 против 81), за секс с детьми по взаимному согласию (статьи 134.2 и 134.3) – в полтора раза больше (222 против 142).

Наряду с настоящими педофилами в тюрьму все чаще стали попадать люди, чья виновность вызывает сомнения. Так, московский предприниматель Армен Багдасарян отказался жениться на своей сожительнице Наталье Максаковой, после чего женщина сообщила в милицию, что Багдасарян в отсутствие Максаковой обнажался перед ее шестилетней дочерью от прежнего брака.

Исследование на полиграфе показало, что Багдасарян невиновен, а Максакова – мстительна. Дело закрыли, но затем возбудили вновь. Привлекли ясновидящую, у которой лечилась Максакова и которая сумела «заглянуть в глубь» Багдасаряна и убедиться, что он виновен. Психологи же из московского центра «Озон», позднее оштрафованного прокуратурой за ведение медицинской деятельности без лицензии, поговорили с дочерью Максаковой и подтвердили, что развратные действия были. В апреле 2011 года Зюзинский суд Москвы приговорил Багдасаряна к 10 годам строгого режима, позднее приговор утвердил Мосгорсуд.

Не менее сомнителен и приговор по делу бывшего чиновника Министерства транспорта Владимира Макарова. В моче его семилетней дочери, которая попала в больницу с переломом позвоночника, лаборантка увидела сперматозоиды. И хотя мочу отправили на экспертизу и сперматозоидов там не нашли, а девственность дочери Макарова подтвердил гинеколог, мужчину арестовали и осудили, так как сочли, что сперматозоиды были, и они – его, так как никакого другого мужчины возле девочки перед тем, как она попала в больницу, не было. Вначале Макарову дали 13 лет строгого режима, потом Мосгорсуд уменьшил срок до пяти.

Родители не всегда могут быть спокойны, отправляя детей на отдых.
shadow В конце минувшего года вступили в силу поправки в УК о расширении перечня статей, дела по которым могут рассматриваться с участием присяжных. В список попала 132-я статья «Насильственные действия сексуального характера». И это спасло преподавателя Центральной музыкальной школы Анатолия Рябова, у которого возник конфликт с матерью одной из своих учениц Викторией Корнийчук из-за вмешательства женщины в процесс учебы: мать сама хотела решать, какие произведения дочери следует разучивать и в каких конкурсах участвовать. Рябов обучать девочку отказался, другой педагог, к которому обратилась Виктория Корнийчук, также не стал брать ее дочь. Корнийчук попыталась вернуться к Рябову и принесла ему подарки (это подтвердили коллеги музыканта), но он подарки не взял. И тогда появилось уголовное дело о том, что во время занятий преподаватель прижимался к 13-летней ученице и тем самым ее развращал.

Рябову приписали 57 эпизодов преступления – столько, сколько у него было занятий с Корнийчук-младшей в учебном году. Однако присяжные единогласно признали музыканта невиновным, и 5 мая Мосгорсуд вынес оправдательный приговор. Правда, в покое пианиста не оставили: прокуратура обжаловала приговор под предлогом, что присяжные подверглись давлению СМИ. Но адвокат Рябова Михаил Тер-Саркисов заявил «НИ», что в победе убежден: «Никому не известно, читали ли присяжные прессу. Тем более что там были представлены версии обеих сторон». Однако адвоката беспокоит, что копию приговора суда ему до сих пор не выдали, хотя по закону должны были выдать в десятидневный срок: «Непонятно, что скрывается за задержкой».

Суд присяжных – спасение для обвиненных в педофилии по сфабрикованным делам, подтверждает «НИ» профессор юридического факультета Высшей школы экономики и автор учебника по криминалистике Алексей Эксархопуло. Он опубликовал экспертное заключение на приговор по делу Владимира Макарова. В документе доказательства, на которые ссылается суд, названы «не отличающимися достоверностью», а приговор – «не основанным на материалах уголовного дела» и «неправосудным». «В деле имелось три экспертных заключения о том, что сперматозоидов не было. Но судья поверил не этим заключениям, а выводу эксперта Исаенко, которая не утверждала, что сперматозоиды были, а лишь не исключала этого», – поясняет профессор Эксархопуло.

Более того, по словам Эксархопуло, результаты всех экспертиз, которые легли в основу приговора, не должны были приниматься судом, так как экспертизы провели с нарушениями: либо до возбуждения уголовного дела, либо без постановления следователя, либо без предупреждения эксперта об уголовной ответственности. «В законе написано, кто считается экспертом и когда можно назначать экспертизу. Мои студенты это знают, а следователь и судья – не знают», – возмущается профессор. Он считает, что если бы дело Владимира Макарова поступило в суд на несколько месяцев позже, когда вступили в силу поправки о присяжных, мужчину бы оправдали: «Любой здравомыслящий человек понял бы, что преступления не было».

Сейчас приговор по делу Макарова обжалуется в надзоре у председателя Мосгорсуда, а сам осужденный ожидает отправки из СИЗО в колонию. В положительное решение мужчина не верит, рассказала «НИ» его жена Татьяна Макарова. По ее мнению, председатель Мосгорсуда даже не будет изучать дело, как не стала изучать надзорная коллегия, утвердившая приговор с формулировкой, что он согласуется и с показаниями потерпевшей (дочери Макарова), и с показаниями ее законного представителя. «Какие показания потерпевшей и ее законного представителя, то есть меня? О чем они?» – недоумевает Татьяна Макарова и готовится обжаловать приговор дальше – в Верховном суде. «Верховный суд отменит приговор, так как там судьи более компетентные и самостоятельные», – прогнозирует Алексей Эксархопуло. Но что будет дальше, профессор Эксархопуло предсказать не берется: дело Макарова должны передать на новое рассмотрение в районный суд, и опять без участия присяжных, потому что Мосгорсуд изменил статью обвинения со 132-й на 135-ю, а по этой статье присяжные не положены.

Осужденные за сексуальные преступления против детей считались в уголовном мире самой низшей кастой. Однако с началом антипедофильской кампании все изменилось. «Сейчас нет такого, чтобы по этой статье тяжело сиделось. Сокамерники понимают, что происходит, поддерживают моего мужа», – рассказывает Татьяна Макарова. Просидевший три месяца в СИЗО Олег Леонтьев подтверждает: «Вначале возникало напряжение, но уже через час люди видели, что я – человек нормальный, и это дело – не про меня». А когда в СИЗО дошла информация о митингах, которые устраивали в защиту Леонтьева, по его словам, со стороны других заключенных «поддержка усилилась».

Гласность, как и суд присяжных, – это способ добиться справедливого рассмотрения дела, считает профессор Эксархопуло. По его мнению, необходимо также ввести ответственность следователей и судей за обвинение и осуждение невиновных. Сейчас наказать тех и других можно только в случае, когда выявлен умысел. Ошибка же остается ненаказуемой, даже если действия следователя и судьи «противоречат здравому смыслу». Детей же, указавших на невиновного человека как на совершившего против них преступление, нельзя привлечь к ответственности как несовершеннолетних. «По одним только показаниям ребенка арестовывать человека нельзя. Нужно еще провести экспертизы, выяснить обстоятельства. Но ничего этого не делается», – возмущается Эксархопуло.

Между тем показания ребенка могут перевесить показания двух взрослых, подтвержденные полиграфом и осмотром врача. Так произошло в деле супругов Андрея Терентьева и Надежды Кораблиной. Когда у Андрея Терентьева возник конфликт с прежней женой из-за ребенка и раздела имущества, женщина обратилась в упомянутый выше центр «Озон», после чего возникло уголовное дело о том, что в неустановленное время в промежутке между июнем 2007 года и маем 2009-го Андрей Терентьев четырежды изнасиловал своего сына, а Надежда Кораблина совершала с ребенком развратные действия. В ноябре 2011 года Преображенский суд Москвы приговорил Терентьева к 14 годам строгого режима, а Кораблину – к 8,5 года общего (потом Мосгорсуд сократил наказание до восьми лет). Судья не принял во внимание ни результаты проверки на детекторе лжи, которые подтверждали невиновность подсудимых, ни результаты осмотра врача о том, что травм, характерных для анального секса, у ребенка нет, ни информацию о том, что мальчик состоит на учете у психиатра в связи с шизофренией и аутизмом, и поэтому легко подвержен влиянию. Зато одним из доказательств стало заключение врача о том, что Терентьев импотенцией не страдает, и поэтому совершить изнасилование мог.

На днях под антипедофильскую кампанию едва не попал столичный Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко. Уполномоченному по правам ребенка в РФ Павлу Астахову пришло анонимное письмо о том, что в опере «Сон в летнюю ночь», премьера которой запланирована на эту неделю, содержатся сцены разврата детей, а главным героем является обкуренный мальчик, которого изнасиловал учитель-педофил. Несмотря на последующее открытое письмо родителей занятых в спектакле детей о том, что ничего предосудительного опера не содержит, Астахов обратился к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой проверить постановку. Министр отреагировал в минувший четверг, отказавшись вмешиваться в ситуацию и сославшись на право театров «самостоятельно формировать художественную политику».


ДЕЛО О ПЕДОФИЛИИ В «АРТЕКЕ» В СВОЕ ВРЕМЯ СТРАВИЛО ДЕПУТАТОВ, ПИАРЩИКОВ И ЖУРНАЛИСТОВ
На Украине несколько лет кипели страсти вокруг дела о педофилии в известном всему бывшему СССР пионерском лагере. Фигурантами его стали в том числе и украинские парламентарии. 13 октября 2009 года народный депутат Верховной рады Украины Вадим Колесниченко (Партия регионов) заявил, что к нему обратилась мать двоих детей, которые якобы были изнасилованы в «Артеке». Депутат обратился в правоохранительные органы, Генпрокуратуру и к омбудсмену. По факту изнасилования было заведено уголовное дело и задержан подозреваемый. Г-н Колесниченко, правда, отметил, что задержанный может оказаться невиновным. Так оно и случилось.
Вначале громкие обвинения в адрес народных депутатов Украины вызвали на Украине настоящий шок. Потом защищать законотворцев взялись не только юристы и чиновники из МВД, но и журналисты. Не обошлось даже и без выступлений в одном из популярных ток-шоу, идущем в прямом эфире. В конечном итоге уголовное дело о педофилии превратилось в состязание двух команд «черных» пиарщиков. Одни порочили, как могли, женщину, посмевшую заявить о развратных действиях в отношении ее детей, другие использовали «педофилов из БЮТ» для дискредитации Блока Юлии Тимошенко и ее лидера. Дело о педофилах внесло раскол и в депутатский корпус. На стороне борцов с педофилами оказался и народный депутат от БЮТ Григорий Омельченко, который направил тогдашнему президенту Украины Виктору Ющенко запрос, в котором приводятся свидетельства матери изнасилованных в «Артеке» детей – девочки и мальчика. Однако ни президент, ни народные депутаты Украины, занимавшиеся этим делом довольно длительное время, так и не смогли доказать вину подозреваемых в педофилии народных депутатов Украины. Через два года после начала расследования дела о педофилах, в октябре 2011 года, Вадим Колесниченко заявил газете «Сегодня» о том, что «это дело дважды закрывалось, дважды возбуждалось. Даже если его сейчас закрыли, обжаловать решение сможет только мать детей. Но ее года полтора назад так запугали, что она отказывается от встречи со всеми».
Марк АГАТОВ, Симферополь

В ТАИЛАНДЕ ДЕЛА О ПЕДОФИЛИИ ФАБРИКУЮТ ПРОТИВ НЕУГОДНЫХ ИНОСТРАННЫХ БИЗНЕСМЕНОВ
В июле 2010 года известный российский дирижер Михаил Плетнев был задержан в Таиланде по подозрению в совращении малолетних. Основанием для ареста послужили показания нескольких человек, в том числе 14-летнего Ота Бранчанонху, который уверял, что у него была половая связь с Плетневым. Расследование, сопровождавшееся шумом в прессе, тянулось несколько месяцев. А в декабре прокуратура Таиланда заявила об отсутствии в действиях дирижера состава преступления.
Дело Михаила Плетнева вызвало огромный интерес в России, но, как это ни странно прозвучит для российского уха, абсолютно не взволновало российскую и европейскую диаспору в Таиланде. Тут это восприняли как факт, не требующий комментариев. Дело житейское! До конца 1990-х Паттайя, а в еще большей степени северотаиландский город Чиангмай притягивали педофилов со всего мира. Но в начале 2000-х правительство Таксина Чинавата объявило детской проституции решительный бой. Сутенеры и педофилы стали получать нешуточные тюремные сроки. Половых преступлений против детей стало не больше, чем в других странах (и намного меньше, чем в соседней Камбодже). Зато у местных сильных мира сего появился новый способ сведения счетов с фарангами (иностранцами), которые дерзнули лезть со своим уставом в замкнутый мир тайского бизнеса. Способ основан на том, что не таиландцу зачастую бывает очень трудно определить возраст местных жителей – тем более что местные юноши и девушки, занимающиеся проституцией, с помощью различных ухищрений (косметики, например) «старят» себя. Иностранному бизнесмену, падкому на «клубничку», «подкладывают» кого надо. Дальше схема стандартная: анонимный звонок в полицию, полицейский налет, вынесение обвинения. До суда такие дела, как правило, не доходят. Зато фаранг, продав свою тайскую собственность, возвращается на родину, зарубив себе на носу, что переходить дорогу местным деловым воротилам небезопасно.
Вадим МЕЩЕРЯКОВ, Бангкок

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: