Главная / Газета 29 Марта 2012 г. 00:00 / Общество

Чудо превращения грязи в деньги

Соседи патриарха Кирилла рассказали «НИ», откуда в его квартире могла появиться пыль, принесшая 20 миллионов рублей

СВЕТЛАНА БАШАРОВА

Корреспонденты «НИ» побывали в «Доме на набережной», в квартире бывшего министра здравоохранения Юрия Шевченко. Суд признал, что строительная пыль из нее прилетела в расположенную сверху квартиру патриарха Кирилла, нанеся ущерб в 20 млн. рублей. По словам соседей патриарха, клубы пыли летом залетали и в другие квартиры, потому что в подъезде чистили дымоход.

Корреспонденты «НИ» лично заглянули в окна квартиры, где разыгралась «пыльная буря».<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Корреспонденты «НИ» лично заглянули в окна квартиры, где разыгралась «пыльная буря».
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Как ранее уже писали «НИ», Замоскворецкий районный суд столицы и Мосгорсуд признали, что пыль из квартиры бывшего министра здравоохранения России, академика РАМН и РАЕН, доктора медицинских наук Юрия Шевченко в знаменитом «Доме на набережной» во время ремонта перелетела в расположенную этажом выше квартиру патриарха Кирилла (Владимира Гундяева). Иск к г-ну Шевченко подала прописанная в квартире патриарха Лидия Леонова. Пресс-служба патриарха РПЦ отказывается пояснять, кем приходится ему эта женщина. Как признал суд, в прилетевшей пыли содержались наночастицы, которые сделали проживание в квартире возможным только после полного ремонта. Он обойдется в 20 млн. рублей: именно столько должен выплатить г-же Леоновой бывший министр.

Корреспонденты «НИ» побывали в подъезде, где произошла «пыльная буря». Квартира патриарха Кирилла расположена на последнем, одиннадцатом, этаже «Дома на набережной». Первый замок к ней установлен уже в лифте рядом с кнопкой «11». Если нет ключа, подняться на одиннадцатый этаж на лифте у вас не получится. Поднявшись к ней по лестнице, упретесь не просто в железную дверь, а в железную стену, за которой спрятан и выход из лифта. Когда корреспонденты «НИ» позвонили в квартиру, хозяев дома не оказалось. Из окон патриарха, должно быть, виден храм Христа Спасителя, Москва-река, Патриарший мост, Петр I работы Зураба Церетели, ведь все это можно увидеть и из окна, расположенного напротив железной двери на лестничной клетке. На его подоконнике – три разросшихся кактуса, которые, видимо, призваны хоть как-то нейтрализовать вредные наночастицы.

В квартире Юрия Шевченко, расположенной этажом ниже, клубов пыли корреспонденты «НИ» не обнаружили. Там пять недавно отремонтированных просторных комнат со стенами, покрытыми белым гипсокартоном, паркетом и плиткой на полу. Мебели еще нет, потому что на квартиру наложен арест, и она может быть изъята для оплаты ремонта соседа. Сын министра, которого также зовут Юрий Шевченко, показал нам документы: положительное заключение на переустройство квартиры, выданное ГУП «Мосжилинспекция», которое подведомственно Департаменту капитального ремонта жилищного фонда Москвы, акт о завершенном переустройстве жилого помещения, утвержденный той же организацией.

«Вот отсюда, по версии истцов, взлетела наверх пыль, – указывает Юрий Шевченко на стену в коридоре, за которой расположен вентиляционный блок. – Но рабочие не пробивали ее до вентиляции». По словам г-на Шевченко, от стены просто отодвинули шкаф и обили ее гипсокартоном.

«НИ» спросили у других жильцов подъезда, залетали ли к ним клубы пыли. Оказалось, что залетали. На седьмом этаже нам отрыла дверь молодая женщина, представившаяся Марией Ермоленко. «Летом чистили дымоход, – рассказала она «НИ». – И тогда пыль действительно целыми кусками залетала во многие квартиры. Внизу висело объявление о чистке дымохода. Мы закрывали вентиляционные отверстия полиэтиленом. У тех, кто не закрывал, пыль оказывалась во всех комнатах».

У жильцов девятого этажа корреспондент «НИ» брала интервью сквозь закрытую дверь. «Вы бегаете по поводу этого Шевченко. Я на другой стороне, – сообщил «НИ» женский голос, обладательница которого отказалась представиться. – Рабочие вели себя ужасно. Они сделали дыру у меня в потолке». Позже в ходе беседы выяснилось, что дыр было даже несколько, но сейчас от них не осталось и следа, потому что «все заделали». «Сколько всего у вас получилось дыр в потолке?» – задала вопрос корреспондент «НИ». Ответ мы получили весьма неожиданный: «Я не считала. Мы самостоятельные люди, всю жизнь прожили, работали... У меня не было цели бегать за этим Шевченко. Идите в ЖЭК, они все сфотографировали, у них все фотографии есть».

Внизу корреспонденты «НИ» сообщили дежурящей бабушке, что в подъезд нас пустил Юрий Шевченко, и спросили, известно ли ей о пыли, которая залетала летом в вентиляционные отверстия. «Не знаю я таких, ничего не слышала и не видела», – ответила консьержка, главной доблестью которой считается бдительность.

Во дворе «Дома на набережной» выгуливал собаку еще один сосед патриарха, представившийся Маратом Невзоровым. Корреспондент «НИ» спросила его, не пропускает ли его потолок пыль. «Нет ни одного дня, чтобы в доме кто-то не делал ремонт, – рассказал г-н Невзоров. – Квартиры здесь постоянно то покупают, то продают. В квартире, расположенной под моей, ломали перегородки, но пыль ко мне не залетала». По словам г-на Невзорова, в последний раз патриарха он видел здесь пять-шесть лет назад, когда Владимир Гундяев, к слову, еще не был патриархом.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 марта 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: