Главная / Газета 28 Марта 2012 г. 00:00 / Общество

Взялись за «стволы»

Депутаты пытаются принять решение, можно ли россиянам выдавать оружие

Дмитрий АЛЯЕВ, Алексей ОЛЬШАНСКИЙ, Борис ВИНОКУР, Чикаго, Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

На рассмотрении в Госдуме РФ находится пакет поправок в федеральный закон «Об оружии». В этом месяце оружейная тема поднималась в нижней палате парламента дважды. По словам экспертов, сегодня заинтересованные лица разделились на два лагеря. Представители одной стороны ратуют за ужесточение законодательства. Их противники, наоборот, предлагают либерализовать его – вплоть до того, чтобы разрешить любому владеть короткоствольным нарезным оружием. Аргументы тоже приводятся противоположные – от того, что население попросту не готово владеть огнестрельным оружием, до того, что у граждан есть конституционное право на собственную защиту. Сходятся же все в одном: разрешенная сегодня для самозащиты травматика не решает поставленных перед ней задач и чаще становится оружием нападения преступников и неуравновешенных людей на законопослушных граждан. Ряд экспертов полагают, что вопрос может в итоге решиться в пользу нарезных «стволов», но случится это явно не завтра.

Специалисты не могут прийти к единому мнению, какое оружие разрешить использовать людям в качестве личного.
Специалисты не могут прийти к единому мнению, какое оружие разрешить использовать людям в качестве личного.
shadow
Сегодня в России обычным гражданам разрешается иметь газовое оружие (баллончики и пистолеты), огнестрельное оружие ограниченного поражения (ОООП, или, другими словами, травматическое оружие), пневматическое оружие, охотничье гладкоствольное, охотничье нарезное и холодное оружие. На газовые баллончики, пневматическое и холодное оружие никаких разрешений не требуется. На газовые и травматические пистолеты необходима лицензия. Нарезное и гладкоствольное оружие приобретается при наличии не только лицензии, но и охотничьего билета. Процесс приобретения ОООП сегодня достаточно упрощен (необходимы только три справки – из псих- и наркодиспансера и из обычной поликлиники об общем физическом состоянии), и это оружие пользуется большим спросом.Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции провел на днях «круглый стол», посвященный совершенствованию законодательства в сфере оборота оружия. Участники обсуждения сошлись на том, что необходимо обратиться в правительство РФ с просьбой ускорить издание приказа об обучении людей владению огнестрельным травматическим оружием и решить вопрос о создании гильзотеки. Гильзотека нужна для идентификации такого оружия в случаях применения его в преступных целях. Впрочем, руководитель московской организации «Союз «Гражданское оружие» Рафаил Рудицкий не понимает, как создать эту гильзотеку: «Пистолет «Оса» выпускает резиновую пулю, гильза не выбрасывается. По «резинке идентифицировать это оружие невозможно», – приводит «НИ» пример эксперт.

Адекватность не гарантирована

Председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая считает, что система выдачи справок для получения лицензий на приобретение огнестрельной травматики оставляет желать лучшего и не гарантирует того, что оно попадет «в руки человеку адекватному, способному правильно оценивать критическую ситуацию».

Начальник Главного управления по обеспечению общественного порядка МВД РФ Юрий Демидов в ходе обсуждения заявил, что в 2011 году «за различные нарушения, связанные с оборотом гражданского оружия, только к административной ответственности привлечено 310 тысяч граждан». По его словам, более чем 8,5 тыс. россиян отказано в выдаче лицензии на приобретение оружия. Около 142 тыс. разрешений на хранение и ношение всех видов оружия аннулировано (включая добровольные отказы). Примерно 10,5 тыс. человек привлечены к уголовной ответственности по статьям 222 и 223 УК РФ – за незаконное изготовление, приобретение, передачу, сбыт, хранение или ношение огнестрельного оружия.

Речь на «круглом столе» в Госдуме шла о травматическом оружии, вернее, об огнестрельном оружии ограниченного поражения. Раньше, как пояснил «НИ» владелец одного из крупных оружейных салонов Сергей Митрохин, существовало понятие «оружие самообороны». С 2011 года этот вид оружия был подразделен на газовое и травматическое. Также с прошлого года стала действовать норма, позволяющая одному человеку владеть лишь двумя единицами такого оружия (раньше – пять).

Оружие страшнее – ответственность больше?

Все это, как считают эксперты, было сделано в связи с заметным учащением в последние годы случаев применения такого оружия не как средства защиты, а как средства нападения. Рафаил Рудицкий уверен: все ограничения против ОООП бессмысленны, а сама травматика не может эффективно защитить человека, но действительно успешно служит оружием нападения.

С 1 июля 2011 года в федеральный закон «Об оружии» были внесены изменения, обязавшие граждан перед тем как купить оружие проходить обязательное обучение навыкам обращения с ним. «По нашему мнению, надо развивать в стране сеть тиров, вернуться к обучению стрельбе в школах, как раньше на уроках начальной военной подготовки», – считает г-н Рудицкий.

Газовые баллончики, по словам Рудицкого, в качестве оружия самообороны неэффективны, ОООП – тоже, потому что при разрешенной мощности в джоулях (для травматики – 91 джоуль. – «НИ») она может эффективно поражать только открытые участки тела. «Если нападающий в зимней одежде, такое оружие его не остановит», – констатирует собеседник «НИ». С помощью ОООП можно либо убить, либо покалечить, но никак не защититься. Неэффективно, как полагает эксперт, и пневматическое оружие, так как оно еще менее мощно. «Травматика – это идеальное оружие шпаны, – говорит Рафаил Рудицкий, – потому что она никак не идентифицируется и очень легко доступна».

По мнению руководителя «Союз «Гражданское оружие», идеальным оружием самозащиты является пистолет с боевыми патронами. Это уже орудие убийства, и применяющий его человек знает, что, в отличие от травматики, после применения такого пистолета начнется уголовное расследование правомерности применения. Кроме того, такое оружие легко идентифицируется, и его владелец обязательно будет найден. Все эти обстоятельства заставят, по мнению г-на Рудицкого, применять подобное оружие куда более ответственно.

«Обратите внимание, что в последние годы практически пропали сообщения об ограблениях подмосковных дач, – обращает внимание «НИ» эксперт. – Это потому, что их владельцы стали активно покупать охотничье гладкоствольное и нарезное оружие». «Больше всего покупают гладкоствольное охотничье, – подтверждает «НИ» продавец салона Сергей Митрохин. – С травматикой больше проблем с законодательством».

Что можно, а что нельзя

«В Конституции страны записано, что каждый гражданин имеет право на собственную защиту. Я сам признаю, что мы, полиция, не в состоянии сегодня эффективно предотвратить преступление и работаем зачастую уже по факту его совершения, – признается «НИ» на условиях анонимности один из офицеров уголовного розыска Главного управления МВД России по Москве. – Поэтому нашим гражданам необходимо разрешить не травматическое, а нормальное огнестрельное короткоствольное нарезное оружие, чтобы они имели возможность сами себя защитить».

Сторонники легализации короткоствольного нарезного оружия отмечают, что в странах, где оно разрешено, количество преступлений снижается. Например, в Молдове, как говорит Рафаил Рудицкий, в первый год после снятия такого запрета число преступлений резко увеличилось, но зато потом уровень преступности снизился в три раза и больше не растет.

В качестве примера можно привести и Польшу, где в минувшем году было совершено 702 убийства, и только 35 из них – с применением огнестрельного оружия. Личные счеты с помощью стрельбы в этой стране в последнее время не сводят. «Стволы» идут в ход преимущественно при грабежах – нападениях на банки, магазины. И число таких преступлений год от года снижается. Всего преступлений с использованием огнестрельного оружия в Польше фиксируется чуть более 600 в год, то есть примерно по два в день. По сравнению с прошлыми годами – немного.

По данным полиции, официально владеют «стволами» чуть более 417 тыс. поляков. Это в основном члены охотничьих обществ, спортсмены-стрелки, имеющие лицензию на ношение и хранение оружия, работники охранных фирм, а также ряд высокопоставленных чиновников. В то же время на руках у населения сегодня – более 200 тыс. единиц незарегистрированных пистолетов, автоматов, ружей. Около 500 единиц огнестрельного оружия ежегодно крадется у их легальных обладателей. Ежегодно полиция изымает из нелегального обращения до 1,5 тыс. «стволов». Другие средства защиты, такие, как газовые баллончики и травматическое оружие (если кинетическая энергия его пули не превышает 17 джоулей), можно свободно и без лицензии приобретать в магазинах. Разрешение на приобретение огнестрельного оружия (его стоимость в пересчете составляет примерно 80 долларов США) выдает начальник полиции воеводства. Ограничения же на владение огнестрельным оружием в Польше одни из наиболее жестких в ЕС. Например, любая, даже условная или погашенная судимость покупку оружия исключает. А пару месяцев назад были ужесточены даже нормативы на перочинные ножики. Теперь если нож имеет лезвие более шести см, он подпадает под классификацию «холодное оружие».

Законодательство США о правилах владения личным оружием впервые было принято в декабре 1791 года. Эти вопросы были оговорены во Втором дополнении к Конституции. В том законодательном акте не были, правда, изложены детали приобретения того или иного вида оружия гражданами страны. Однако там был прописан самый важный постулат – право граждан на владение оружием и его хранение не должно быть нарушено.

Эти законодательные нормы просуществовали почти два столетия, и только в 1968 году были внесены важные изменения в законодательные нормы, касающиеся применения гражданами США огнестрельного и травматического оружия. Поправки, в частности, стали регулировать торговлю оружием между дилерами из разных штатов, а также запретили производить оружие и торговать им тем фирмам, которые не имеют официального разрешения. Этот же закон запретил хранить оружие несовершеннолетним, а совершеннолетних обязал получать на любое оружие официальное разрешение местных властей.

Эти нормы действуют в Штатах и сегодня. Только в двух городах страны – в Вашингтоне и Чикаго – в какой-то момент были утверждены правила, запретившие их гражданам хранить огнестрельное оружие. Эти правила действовали в Вашингтоне и Чикаго почти 10 лет, не вызывая никаких возражений федерального правительства. И только в 2008 году Верховный суд США признал действующие в Чикаго правила неконституционными. А в 2010-м та же участь постигла и Вашингтон. С тех пор в стране периодически проходили демонстрации сторонников и противников владения гражданами страны огнестрельным оружием. Под их нажимом в конце прошлого года на рассмотрение законодателей Конгресса страны поступил новый законодательный проект, в котором были изложены новые, менее жесткие условия оптовой торговли огнестрельным и травматическим оружием между штатами и приобретения его гражданами страны. «Пора воссоединить правовые нормы с требованиями двадцать первого века, – сказал Христиан Кокс, директор организации, контролирующей условия законодательных предложений. – Нам необходима реформа законодательных мер, облегчающих гражданам страны пользоваться их конституционной свободой».

По данным ФБР, 200 млн. граждан США владеют сегодня огнестрельным или травматическим оружием. Этот показатель за последнее десятилетие вырос на 3,5%. Число же совершаемых в стране убийств сократилось за этот же период на 9,5%. «Трудно дать точный ответ на вопрос, как влияет на рост или падение преступности наличие оружия в руках населения страны, – заявил «НИ» представитель Национальной ассоциации частных владельцев оружием Эндрю Уруландум. – Но мы безошибочно знаем, насколько полезно это оружие в защите людей от преступников».

Но это у них, а у нас? В МВД России «НИ» отказались комментировать вопрос о связи оружейных законов и криминогенной ситуации в стране, затребовав официальный запрос. По данным «Союза «Гражданское оружие», на руках у россиян находится около шести млн. различных стволов, а у преступников – от пяти до 20 млн.

При этом очень много и легального «нарезного короткоствола». Это, например, «наградное оружие», которое выдается в прокуратуре, а до недавнего времени права на его выдачу активно добивалось и МЧС. Кроме того, не стоит забывать, что в южных регионах России отношение к оружию традиционно трепетное: там оно почти в каждом доме.

По словам директора Института политической социологии (ИПС) Вячеслава Смирнова, «широких дебатов в Госдуме о личном оружии нет», может быть, потому, что единственной силой, которая целенаправленно и последовательно продвигает идею о легализации такого оружия, является фракция ЛДПР.

«Сейчас вопрос состоит в том, что надо принять несколько основополагающих законов, – говорит «НИ» Вячеслав Смирнов. – Об использовании, применении, ношении и хранении. Необходимо разработать список того, какие модели могут быть разрешены. Например, охотничий карабин «Сайга-12». Для охоты он малопригоден, поэтому его можно назвать «городским карабином». Да и вообще, вся линейка «Сайги» на Западе запрещена, а у нас нет. В то время как пистолет Макарова запрещен у нас. Хотя все должно быть совсем наоборот. Если власти боятся народного возмущения, то с пистолетами против власти никто не будет выступать, в отличие, скажем, от карабинов. Пистолеты нужны только для самообороны».

По словам г-на Смирнова, в Госдуме сегодня существует сильное лобби тех, кто закупает за рубежом и производит в России травматику, поэтому «нарезному короткостволу» ставятся препоны. «У полиции один аргумент «против» – у нашего народа нет правовой культуры, – продолжает Вячеслав Смирнов. – Но на это есть хороший контраргумент: а у Евсюкова, а у полицейских в Казани, у них есть культура владения оружием? Их же готовили в МВД. У них правовая культура выше, чем у обычных добропорядочных граждан?»

Директор ИПС считает, что законодатели все-таки рано или поздно придут к идее о допустимости так называемого «гражданского Макарова» (это обычный ПМ со сниженной мощностью). Если у ПМ убойная дальность составляет 25 метров, то у его «гражданского» образца она не должна превышать 15-ти. «А больше для самозащиты и не надо», – уверяет собеседник «НИ».

Эксперты-криминалисты решительно против легализации такого оружия. «Большое заблуждение думать, что даже психически больные люди в этом смысле опасные, – говорит «НИ» президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко. – Основываясь на своем полувековом опыте работы, могу сказать, что наиболее опасны для общества именно психически здоровые люди, которым и будут выдавать в руки оружие. Именно их надо бояться».

Психологи видят другие грани поднимаемой проблемы. «Имейте в виду, что, будь то бита или пистолет, при нападении на вас это уже не ваше оружие, а оружие бандита, – высказывает «НИ» свою экспертную оценку доктор психологических наук Юрий Левченко. – Во-первых, вы не обладаете тем психологическим настроем, которым обладает преступник. В последний момент вы не сможете в него выстрелить, чтобы убить. А вот он психологически готов на грабеж и убийство. Во-вторых, вы просто не умеете как следует обращаться с оружием. И, наконец, в-третьих, у нас большинство убийств совершаются на бытовой почве или «по пьянке». Если легализуют оружие, то такая «бытовуха» будет совершаться уже не кухонными ножами».

Кстати, один из продавцов оружейного магазина, с которым разговаривали «НИ», также подумал и в конце разговора все-таки добавил, что тема эта сложная, но, по его личному мнению и по опыту того, каких людей он видел среди своих покупателей, он может сказать, что пока легализовывать короткоствольное нарезное оружие все-таки рано.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 марта 2012 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: