Главная / Газета 13 Февраля 2012 г. 00:00 / Общество

Не все дома

Студентка журфака привлекла внимание президента к проблемам в своей семье, но конфликт пока не разрешается

СВЕТЛАНА БАШАРОВА

В субботу глава московской полиции Владимир Колокольцев встретился со студенткой факультета журналистики МГУ Полиной Молчановой. В январе она пожаловалась президенту, посетившему факультет журналистики, на своего дядю, который выгнал ее из квартиры, и на бездействие правоохранительных органов. Между тем дядя Полины Сергей Блинов собирается подать против нее иск о клевете.

Проблемы студентки Полины Молчановой преданы самой широкой огласке.
Проблемы студентки Полины Молчановой преданы самой широкой огласке.
shadow
Когда 25 января Дмитрий Медведев посетил факультет журналистики МГУ, студентка второго курса Полина Молчанова рассказала ему о своем дяде, который выгнал их с мамой из дома, и пожаловалась на бездействие полиции, которая ей ничем не помогла. Теперь о Полине знает вся правоохранительная система Москвы: в субботу студентка встречалась с ее главой Владимиром Колокольцевым, с начальником управления МВД по Северо-Восточному округу столицы и с начальником ОВД «Северное Медведково» Игорем Пархоменко. «Мы около часа разговаривали, – сообщила «НИ» Полина. – Сказали, что помогут». Комментарий пресс-службы полиции «НИ» вчера получить не удалось. В пятницу в пресс-службе ОВД «Северное Медведково» «НИ» сообщили, что до встречи Полины с Колокольцевым комментарий предоставить не могут. Участковый, который разбирается в этой истории, отвечать на вопросы без разрешения пресс-службы также отказался, но отметил в беседе с «НИ», что, по его мнению, «ничего страшного» в квартире Полины не происходило.

Между тем сама Полина вместе с мамой уже четыре месяца живут в кризисном центре «Надежда». По словам студентки, находиться дома с тех пор, как туда вселился ее дядя, стало опасно для жизни. Биография дяди – козырь скорее для Полины, чем для него самого. У Сергея Блинова – четыре судимости, в последний раз он сидел за убийство. В 2006 году он условно-досрочно освободился и стал жить во Владимирской области с женой, с которой расписался еще на зоне. В 2008 году через суд он прописался в московскую трехкомнатную квартиру, где жил до тюрьмы и где прописаны Полина с мамой.

По словам Полины, дядя сразу заявил, что собирается продать их общую квартиру, и угрожал им расправой. Впрочем, как говорит Полина, Сергей Блинов два года в квартире не жил, а только «совершал набеги». Однажды «сломал входную дверь, снял с петель внутреннюю, срезал провод от телевизора». «Ночью он проник в квартиру с посторонним мужчиной и угрожал искалечить до инвалидной коляски и меня, и мою маму, требовал продажи жилья, вымогая 2,5 миллиона рублей, объявил свое намерение сломать нам жизнь, изнасиловать...» – так про своего дядю Полина написала сама в статье, которую прислала в редакцию.

Из дома Полина с мамой ушли тогда, когда туда въехал дядя. На вопрос «НИ», почему за несколько лет родственники не смогли договориться о размене квартиры, Полина ответила: «В Москве много случаев, когда люди, попав к недобросовестным риелторам, оказываются на улице. Мы искали риелтора, которому можно доверять, а также копили деньги на юриста».

По словам Полины, и до, и после встречи с президентом правоохранительные органы ее не защищали. «Я показала наряду полиции свои вещи, которые присвоил себе дядя, а у меня спросили, есть ли у меня на них чеки», – жалуется она. По ее словам, с 2009 года они с мамой «написали многочисленные жалобы» в ОВД «Северное Медведково» и в прокуратуру, а 1 декабря обратились к главе МВД Рашиду Нургалиеву. Была Полина и в суде, где требовала выселить своего дядю, но суд ей отказал, потому что это незаконно. «НИ» обратились за комментарием в прокуратуру Москвы, и нам ответили, что «в настоящее время оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Сергей Блинов также четыре раза пробовал через суд решить свой квартирный вопрос. Он просил расселить его с родственниками подальше друг от друга и предлагал конкретные варианты, но суд всегда отказывал, находя варианты неподходящими. «Прежде чем въехать, я два года уговаривал их разменяться, – рассказал «НИ» Сергей Блинов. – Мне с ними плохо так же, как им со мной, постоянные насмешки и ругань. Да, я сидел за убийство, но я свое отсидел – 15 лет с лишним. И куда мне теперь – на улицу? Я согласен меньше, чем на треть. Но в квартире, хоть в ней и три комнаты, всего 50 метров, а самая маленькая двухкомнатная – это 40 метров. Что же мне, в собачью будку перебираться? Поэтому я предлагал им коммуналку».

Сергей Блинов считает, что его сестра и племянница просто не хотят делить квартиру и устраивают спектакль, заставляя играть в нем десятки московских чиновников. Он отрицает, что угрожал им или устраивал в доме погром. «Они ушли из дома демонстративно, чтобы сочинять про меня небылицы, – говорит Сергей Блинов. – Полиция ходила ко мне постоянно. Когда Полина пожаловалась Медведеву, меня до двух часов ночи держали в отделении. Но сейчас полиция на моей стороне. Полина и ее мать приходили ко мне со съемочной группой. При журналистах они кричат на меня, провоцируют, чтобы я кого-то ударил. Я молчу, терплю. Сейчас на работе станет свободней, буду подавать на нее заявление за клевету».

«НИ» будут следить, чем закончится эта, к сожалению, традиционная для России семейно-бытовая драма – даже после вмешательства полицейского руководства и главы государства. При том, какое внимание приковано сегодня к этой истории, остается надеяться, что ее развязка не окажется драматичной.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 февраля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: