Главная / Газета 27 Января 2012 г. 00:00 / Общество

От Виагры до Одиссея

Родители все чаще выбирают для детей самые необычные имена

Светлана БАШАРОВА, Анна КУЗЬМИНА

Все больше российских мам и пап называют своих чад редкими и даже экзотическими именами. Популярность набирают как старославянские имена, так и те, что до недавнего времени были распространены только за рубежом. По словам экспертов, эта тенденция связана со сменой ценностей в обществе. Кроме того, россияне при выборе имени стали принимать в расчет возможность эмиграции в будущем. Немалую роль в этом непростом деле играет порой и инфантильность самих родителей.

Фото: EPA
Фото: EPA
shadow
В 2011 году, по информации управления ЗАГС Москвы, Александр, Артем и Максим были самыми популярными именами, которые родители дали своим сыновьям. Из девочек, родившихся в минувшем году, больше всего тезок будут встречать Софьи, Марии и Анастасии. Вместе с тем, по словам экспертов, российские родители все чаще выбирают для детей имена, которых нет не то что в первой десятке – в первой сотне рейтинга популярности. В моду входят как старославянские имена, так и те, что до недавнего времени были распространены только за границей. По данным управления ЗАГС Москвы, в 1996 году в столице родились три Мирославы и 15 девочек с именем Лада. В прошлом году на свет появились уже 177 Мирослав и 61 Лада. В 1996 году 17 девочек назвали Эмилия, 54 – Анжелика, 124 – Ангелина. В 2011-м Эмилий стало 173, Анжелик – 77, а Ангелин – 362.

Алексей Гражданкин, заместитель директора Аналитического центра Юрия Левады, считает, что рост популярности редких имен может быть связан с изменением общественного сознания. «В последние годы люди стали меньше ориентироваться на обычаи, нормы и больше – на самовыражение», – говорит «НИ» социолог. Заведующий отделом Научного центра психологического здоровья РАМН Сергей Ениколопов полагает, что необычно назвать ребенка могут и те, кто «хочет подчеркнуть свою исконную русскость, традиционализм».

Социальный психолог Наталья Варская говорит, что нередко родители выбирают для детей экзотическое имя из-за собственной инфантильности. «Сейчас довольно часто 20-летние люди сами как дети, и дать необычное имя ребенку для них – элемент игры, – поясняет эксперт. – Нужно ведь думать, как он будет потом с этим именем жить, как оно сочетается с отчеством. Вот у меня есть клиент Сальвадор Иванович». Наталья Варская поделилась с «НИ», что ее собственного внука зовут Одиссей. «Оказывается, мой сын с детства мечтал назвать так своего ребенка, – не скрывает она. – Ему в свое время очень понравилась «Одиссея» Гомера».

«НИ» спросили самих родителей, которые дали детям редкие имена, почему они это сделали. «Об имени Яровит я узнала от своей подруги, которая тоже хотела назвать так сына, – говорит москвичка Юлия Рыкшина. – Оно означает «побеждающий солнечным светом», так зовут одно из проявлений древнеславянского бога солнца Ярилы. Мы с мужем участники движения «Анастасия», которое поддерживает возрождение славянских традиций и не думаем, что ребенку не понравится, что имя выделяет его из толпы. Мы бы хотели, чтобы он, наоборот, не боялся, был независимым, имел свое мнение».

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow Как рассказала «НИ» москвичка Марина Урмашу, мама годовалой Лады, отец девочки также хотел назвать ее именно славянским именем. «Мы с мужем выбирали между двумя именами – Ясмина и Лада, думали долго, практически всю беременность, – рассказала «НИ» Марина. – Когда дочка родилась – светловолосая, голубоглазая, круглолицая – ну настоящая Ладка, сомнения не было».

«Имя выбирал муж, – призналась «НИ» москвичка Анастасия Додонова, мама годовалой Эмилии. – Он рассчитывает на то, что наши дети когда-нибудь будут учиться или жить за рубежом. С другой стороны, мы хотели, чтобы имя было в святцах. Оно там есть, правда, звучит немного по-другому: святую звали Емилия».

По данным «Левада-Центра», 1,5% россиян активно готовятся к эмиграции. Можно предположить, что каждая из ста российских семей при выборе имени для ребенка учитывает, как оно будет звучать для уха европейцев или американцев. Подходящими для таких родителей оказываются и традиционные российские имена, которые легко превращаются в иностранные. «Мы думали о том, чтобы имена были европейскими, – рассказала «НИ» Анастасия Мелентьева, мама трехлетней Эммы и годовалого Федора. – С Эммой все просто – это одно из самых популярных имен в Великобритании и США. А Федор – Теодор – Тед – хоть и не то же самое, однако тоже довольно известное имя за границей. Так что в случае перемены места жительства детям будет легко влиться в международную среду».

Сергей Ениколопов считает, что экзотическое имя с большой вероятностью принесет ребенку вред, потому что он может стать объектом для шуток. «Хотя в 1920–1930-е годы было огромное число людей, которых называли Индустриализациями, Тракторинами и так далее. Вряд ли кого-то это довело до самоубийства или, наоборот, вывело в герои», – размышляет Сергей Ениколопов. Наталья Варская считает, что ребенок с экзотическим именем в современном российском обществе уже не будет выделяться: «Сейчас бывает, что целый класс в школе с экзотическими именами».

Негативным образом, по мнению Натальи Варской, на ребенка могут повлиять только те имена, которые заставляют усомниться в адекватности родителей. Например, в прошлом году российские ЗАГСы зарегистрировали детей, которых назвали Авиадиспетчер, Принц, Найк, Герой, Ветер, Океан, Виагра, Жужа. «Для большинства детей такое имя превратится в комплекс», – считает Наталья Варская.

Как рассказал «НИ» г-н Ениколопов, довольно часто людям не нравятся их имена, даже если они вполне традиционны. «Но этих процентов никто не считал», – говорит эксперт. Многие специалисты, которые работают в публичной сфере, проходят тренинги, на которых учатся принимать свое имя, чтобы стать более гармоничными и уверенными в себе. Статистика управления ЗАГС столицы косвенно может свидетельствовать о том, что москвичи стали чаще менять свои имена. В пресс-службе управления нам пояснили, что ведут общую статистику по изменению имен, фамилий и отчеств. В 1996 году москвичи меняли их 3828 раз, а в 2011 году почти в два раза чаще – 7834 раза. Алексей Гражданкин отмечает, что повлиять на эти цифры могли самые разные явления – например, увеличение числа случаев усыновления детей и стремление мигрантов ассимилироваться в российском обществе.


Чтобы дать чаду «неположенное» имя, немцы идут в суд
Поскольку в Германии регламентировано все и вся, то и имена, которые родители дают детям, не должны быть взяты с потолка. Единого федерального перечня разрешенных имен в стране нет, но зато «земельных» (которые соответствуют порядкам в данном административном образовании) списков имен столько, сколько в Германии земель. Интересно, что во всех землях имя ребенка родители обязаны выбрать еще до выхода мамы из роддома, и ни в коем случае имя не может обозначать то или иное место, титул или фирму. Если же полет фантазии родителей все же вышел за рамки установленного административными органами списка, родители вправе обжаловать запрет в суде. Ежегодно в Германии проходит несколько десятков подобных разбирательств между государственными инстанциями и родителями. В качестве экспертов в разрешении споров суды приглашают филологов. По мнению эксперта Гессенского земельного союза сотрудников загсов Йоахима Трюба, которому неоднократно приходилось выступать арбитром на подобных процессах, имя ребенка «не должно стать для него пожизненным бременем, например, вызывая насмешки или негативные ассоциации».
Среди таких имен, которые могли бы осложнить жизнь их обладателям и были отклонены судами, г-н Трюба назвал такие: Боруссия (в честь спортивного клуба), Граммофон, Вудсток (по названию легендарного музыкального фестиваля), Принцесса, Эскада (популярная фирма) или Фриден-Мит-Готт-Алляйн-Дурх-Йезус-Кристус (христианское приветствие). Есть, однако, и имена, которым в последнее время все же удалось «просочиться» сквозь все административные и юридические препоны. Это, к примеру, Хорст-Кевин, Бен Ромео Ральф или Кьяра (кьяра означает «старая шляпа»).
Имя Адольф в Германии официально не запрещено, но за послевоенные десятилетия оно по понятной причине полностью исчезло из употребления.
Каждый год приблизительно три тысячи человек обращаются в независимое Общество немецкого языка за помощью в выборе имени для ребенка. Услуга платная: 1,86 евро в минуту за телефонный звонок и 20 евро за официальную консультацию. Доктор Луц Кунцш, лингвист, возглавляющий отдел Общества по вопросам имен в Висбадене, недавно забраковал такое имя, как Юнге (Мальчик), потому что это не имя собственное. Среди отклоненных имен эксперт перечислил Пфефферминца (Мята), Пуппе (Кукла), а также «имена» Берлин, Наполи и ТомТом. Зато русские имена (Татьяна, Марина, Борис), напротив, приобретают все большую популярность у немцев.
В последние годы в Германии появилась мода, заимствованная у старинной немецкой знати, давать ребенку сразу несколько имен. Но правила и регламентации поспевают и за новыми веяниями. В частности, в некоторых землях уже четко прописано, что первое или второе имя обязательно должно «недвусмысленно обозначать пол ребенка». Всего можно дать своему ребенку либо до семи «нормальных», то есть общепринятых имен, либо до пяти необычных, но опять же не нарушающих установленные правила.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Почему вы назвали своего ребенка редким именем?
Тутта ЛАРСЕН (Татьяна РОМАНЕНКО), телеведущая (сын Лука):
– Лукой звали его прадеда, а еще мой сын родился близко ко дню чествования святого Луки. Ничего экзотического в этом имени для меня нет – старинное и красивое русское имя. Сыну оно нравится. Он знает историю своего прадеда Луки и святого Луки – его покровителя. Я знаю еще нескольких малышей, которых после нас так же назвали. Так что идет возрождение этого прекрасного имени. А в московских загсах сейчас такие имена регистрируют, потому что имя Лука далеко не самое экзотическое. Да и в моем окружении я знаю детей, которых зовут Степанами, Климами. Есть Апполинария, даже девочка Лета.

Виктор БЫЧКОВ, актер театра и кино (сын Добрыня):
– Есть психологическая формула, что ребенку надо дать запоминающееся и редкое имя. Тогда он с раннего возраста привыкает, что только он откликается на это имя, что Добрыня – он один такой, а не к тому, например, что в школе на имя Саша отзываются сразу несколько детей. Это психологически стимулирует ребенка не совершать плохие поступки, ведь любящим его людям будет неприятно и стыдно за него. Потом надо давать имя, имеющее хождение там, где живешь. Называть детей очень заковыристыми или иностранными именами, если только не собираешься жить в другой стране, лучше не стоит. До рождения сына мы долго выбирали ему имя, а когда Добрыня родился, то поняли, что другого имени быть и не могло. Сыну четыре года, и он по жизни несет добро, заложенное в его имени. А в школе, я думаю, ровесники к Добрыне хорошо отнесутся, хотя прозвища какие-то, конечно, будут давать, как всем детям.

Дмитрий МАЛИКОВ, певец (дочь Стефания):
– Дочку так назвали, потому что хотелось чего-то оригинального. А потом: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». А девочка с именем Стефания должна быть яркой, свободолюбивой, красивой. Собственно, такой она и растет. Когда мы дочь так назвали, в свое время это спровоцировало моду на имя Стефания – после нас стали так называть девочек. И в школе, где учится дочь, много Стефаний, так что у дочери проблем с ровесниками из-за имени не возникает.

Аврора (Ирина ЮДИНА), телеведущая (дочь Аврора):
– Греческое имя Аврора очень распространено в Европе. Дочка родилась в 4.20 утра, настоящая богиня утренней зари, что и означает имя Аврора.
Записала Мария ЗУЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 27 января 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: