Главная / Газета 19 Января 2012 г. 00:00 / Общество

Сомнительная «гласность»

Детей, ставших жертвами педофилов, будут информировать о выходе преступников на свободу

ДМИТРИЙ АЛЯЕВ

Следственный комитет России (СКР) поддержал инициативу Министерства юстиции об информировании детей-жертв насильников о выходе этих преступников на свободу. Согласно новым предложениям, дети и их родители смогут получать информацию об освобождении из заключения или временном выходе на свободу (по исключительным обстоятельствам) педофилов, совершивших в отношении них преступление. В СКР объяснили свою позицию тем, что уровень рецидива по этим видам преступлений достигает 98%, а также тем, что бывший насильник может решиться на месть своим жертвам, дававшим против него показания в суде.

Как разъяснили «НИ» в самом Минюсте, подготовка данного законопроекта «не связана с ужесточением норм УК, предусматривающих наказание за сексуальные преступления в отношении малолетних и несовершеннолетних граждан». Ее цель – защитить бывших потерпевших от новых преступлений. Предполагается, что родители или законные представители по собственному желанию будут уведомляться об освобождении насильника администрацией того исправительного учреждения, которое он покидает.

Однако среди специалистов данный законопроект вызвал некоторое недоумение. Доктор медицинских наук, сексолог Сергей Агарков поддерживает это положение только как одну из необходимых мер. По его мнению, высокий процент рецидива по таким преступлениям прослеживается только в России. Это происходит потому, что в нашей стране отсутствует система мониторинга дальнейшей, после выхода из зоны, жизни педофилов. «Движение в этом направлении мы, сексологи и специалисты, одобряем, но при этом надо ввести не одну акцию, а как минимум 10. Должны отслеживаться все передвижения педофилов, проверяться места их трудоустройства, то есть они должны быть полностью в поле зрения как соответствующих органов, так и общества, – говорит в беседе с «НИ» г-н Агарков. – Если же вводить только одну эту меру, я не знаю, какую безопасность это добавит. Надо для таких преступников ввести прозрачный коридор, обложить их, как волков, флажками, чтобы они не могли даже приблизиться к жертве. Только тогда будет толк, когда будет создана система мониторинга и общественной безопасности». По мнению сексолога, ставить ли в известность об освобождении педофила самого ребенка – также очень большой вопрос.

«Были совершены с девочкой развратные действия, когда ей было, допустим, семь лет. По УДО (условно-досрочное освобождение. – «НИ») преступник через четыре года вышел. А в местах лишения свободы таким преступникам очень некомфортно. Поэтому ведут они себя там идеально и многие выходят по УДО. Ей 11 лет, ей об этом сообщают. И что – она месяц сидит и боится выйти на улицу, а потом все заканчивается психиатрической помощью, – рассуждает Сергей Агарков. – Я не думаю, что это выход из положения». Кроме того, по словам специалиста, в России при рассмотрении подобных дел совершенно не различают педофилов и педосексуалов, разница между которыми большая. Насилуют детей именно педосексуалы, педофилы же «развращают детей лаской». Дети не понимают, куда и почему делся «тот хороший дядя».

С выводами сексолога согласна и детский психолог Ирина Попова. «Это мое личное мнение, но так как я сталкивалась в своей практике с такой проблемой, то могу сказать, что действия педофилов можно назвать выражением влюбленности к своей жертве, – рассказывает г-жа Попова «НИ». – Это инфантильные люди, которые не могут выстроить свои отношения со взрослыми, поэтому объектом своей любви выбирают детей». Наша собеседница отмечает, что именно по этой причине после освобождения таких преступников тянет к своим жертвам и именно поэтому и освобождение должно происходить, как можно позже.

Что касается предложения Минюста, то отношение к нему Ирины Поповой неоднозначно. «С одной стороны, было бы полезно информировать об этом родителей, чтобы отслеживать все дальнейшие передвижения насильника. С другой – это еще более травмирует и без того уже травмированную психику самого ребенка. У него появится состояние постоянной тревоги. Это очень сложный морально-этический вопрос», – заключает психолог.

К тому же, добавляет Сергей Агарков, к такому развитию событий надо готовить не только детей, но и, что немаловажно, их родителей, которые тоже пережили травму. А для этого в стране нет ни единого мозгового центра, ни сколько-нибудь внятной целевой программы.

Суды по делам о педофилии тем временем продолжаются. Так, только вчера Мосгорсуд начал процесс по делу преподавателя Центральной музыкальной школы при Московской Государственной консерватории имени Чайковского Анатолия Рябова, которого обвиняют в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетней ученицы. А Сухобузимский районный суд в Красноярском крае за надругательство над детьми в детском лагере «Таежный» приговорил к 15 годам колонии строгого режима жителя села Атаманово Сергея Пашкова.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 января 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: