Главная / Газета 28 Декабря 2011 г. 00:00 / Общество

«Мы делаем работу за Бога»

Профессор Николай Зимин

Адель КАЛИНИЧЕНКО, Женева

В конце уходящего года физики, работающие на Большом адронном коллайдере (БАК) в Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН), сделали сенсационное заявление: в самом ближайшем будущем может быть окончательно подтверждено существование бозона Хиггса. Доселе неуловимая частица, которую одни называют «частицей Бога», а другие – «проклятой частицей», бозон Хиггса представляет собой последний недостающий элемент современной теории элементарных частиц (так называемой Стандартной модели). О значении, возможно, главного открытия года, а также о том, что заставляет ученых верить в высший разум и как они относятся к предсказанию майя о грядущем конце света, корреспонденту «НИ» рассказал один из ведущих участников «охоты» на бозон Хиггса российский физик профессор Николай ЗИМИН, работающий в ЦЕРНе вот уже более 20 лет.

shadow
Первый вопрос корреспондента НИ «Как там Хиггс?» прозвучал явно двусмысленно, потому что собеседник стал говорить о Хиггсе- человеке, что, может быть, и было более справедливо.

– Хиггс был в ЦЕРНе два года назад. До этого мы посещали его, приехав на конференцию в его родной Эдинбург, и даже выпили за его тезку – бозона – по стаканчику шотландского виски. Питер Хиггс уже очень пожилой человек. Но он мечтает дождаться результатов нашего поиска, как каждая мать ждет появления на свет своего дитя, которое наука с его подачи начала вынашивать сорок лет назад.

– Но уже ведь вот-вот? Судя по всему, человечество совсем скоро услышит крик «новорожденного»?

– Да, кажется, уже скоро. Потому что Большой адронный коллайдер в уходящем году работал превосходно. Если говорить образно, то мы планировали насобирать в этом году «один стакан» событий, а ускоритель подарил нам «пять стаканов». Под событиями я подразумеваю столкновения протона с протоном и вследствие этого рождение частиц, которые мы имели возможность регистрировать и изучать. В принципе чем больше мы наберем событий, тем реальнее шанс, что мы найдем бозон Хиггса. На семинаре в ЦЕРНе, заключительном перед рождественскими каникулами, вниманию научного сообщества были предоставлены данные, которые позволяют надеяться на получение ответа на вопрос о существовании бозона Хиггса уже в следующем году.

– А когда найдете его, что будете делать дальше?

– Начнем изучать, будем проводить дополнительные измерения.

– ЦЕРН можно назвать коллективным гением?

– В каком-то смысле, да. И просто гении, и коллективный гений время от времени делают великие открытия. В этом отношении коллайдер – большое подспорье. Ведь это следующий уровень инструментария, который нам доступен, чтобы получить новые знания. Например, не так давно, во время работы предыдущего церновского коллайдера ЛЭП, мы открыли, что существует три поколения частиц. Кстати, и я был одним из полутора тысяч соавторов этого открытия. Мы очень часто знаем факты, но не знаем причины их существования. И отвечать на вопрос «почему» очень интересно. Тогда и происходит скачок в науке. Иногда ЦЕРНу удаются такие скачки, это и есть результат работы если и не коллективного гения, то уж точно коллективного разума.

– А случаются в этом «коллективном разуме» противоречия или конфликты?

– Недопонимания возникают, но в ЦЕРНе, как в лучшем «научном месте» на земле, и народ подобрался не самый плохой. Здесь люди хотят находить и находят общий язык. И еще тут, как нигде, очевидно, что современная наука все больше становится наднациональной.

shadow – А здесь вы как «безродный космополит» или чувствуете свою принадлежность к государству?

– К государству – нет, национальную принадлежность – да. У меня за плечами детство в Усть-Каменогорске, институт в Томске, родной Объединенный институт ядерных исследований в Дубне, сотрудником которого я являюсь и сейчас. Государство же как инструмент принуждения увлеченному своим делом человеку, как правило, мешает, отвлекая на всякие глупости и вводя ненужные ограничения.

– ЦЕРН хоть как-то причастен к военным делам или держится от всего этого на расстоянии?

– Уставом ЦЕРНа запрещено заниматься военными разработками. Все научные работы публикуются, ко всем из них есть доступ, никакой секретности – по определению. Мы занимаемся тем, что пытаемся сделать человечество умнее, обогатить его знаниями. В этом смысле мы делаем работу за Бога, а не за дьявола, как самокритично писал о создателях атомной бомбы Роберт Оппенгеймер.

– К слову, научные сотрудники ЦЕРНа верующие или атеисты?

– Большинство физиков знают и верят в то, что какой-то высший разум возможен.

– Как в ЦЕРНе относятся к концу света, который по календарю индейцев майя случится в декабре 2012 года?

– Как к очередной глупости. Глобальная катастрофа, конечно, может случиться, но виной ей будет само человечество.

– Бытует мнение, что коллайдер – это пустая трата колоссальных средств и даже времени человечества…

– Наука отличается от производства тем, что никогда нельзя предсказать результат, сказать, где это пригодится. К примеру, то, что придумали в ЦЕРНе www-интернет технологию, уже полностью перевернуло мир с точки зрения доступа человечества к информации и оправдало все затраты, которые были сделаны на строительство Большого адронного коллайдера. Ведь не будь их, не было бы и Интернета в его современном понимании. Открытия в науке очень трудно прогнозировать, они могут прийти с самых неожиданных сторон. А уж практический результат от достижений фундаментальной науки тем паче непредсказуем...


Справка
Впервые о хите последних научных публикаций – бозоне Хиггса – узнали еще в 1964 году. Незадолго до этого физика Питера Хиггса во время горной прогулки в районе Эдинбурга посетило озарение. Он так и сказал, придя в свою лабораторию: «У меня – грандиозная идея...» Сторонники «грандиозной идеи», коих на сегодняшний день среди физиков абсолютное большинство, предполагают, что бозон Хиггса сыграл основную роль в механизме, посредством которого некоторые частицы во время Большого взрыва приобрели массу, а другие остались «бестелесными», как фотоны. Если «хиггс» все же обнаружат, то заполнится прямо-таки зияющий провал в основании Стандартной модели и подтвердится правильность сегодняшнего понимания материи Вселенной. Но вот если будет доказано, что никакого бозона Хиггса нет, то это расширит путь для целого ряда альтернативных «безхиггсовских» теорий – вплоть до научно-фантастических с «параллельными вселенными» или «высшими измерениями».

Опубликовано в номере «НИ» от 28 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: