Главная / Газета 14 Ноября 2011 г. 00:00 / Общество

Посадка подсевших

Введение уголовной ответственности за употребление наркотиков, по мнению большинства экспертов, приведет лишь к усилению наркотизации граждан

ДМИТРИЙ АЛЯЕВ

Главный нарколог Минздравсоцразвития РФ Евгений Брюн в минувшую пятницу в очередной раз выступил с критикой идеи введения в нашей стране уголовной ответственности за употребление наркотиков. Вместе с тем Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) уже готовит соответствующие изменения в Уголовный кодекс. Но большинство врачей-наркологов и правозащитников согласны с г-ном Брюном. Критики ужесточения УК приводят множество аргументов – от того, что инициатива знаменует собой возврат к тоталитаризму, тогда как принудительно наркомана вылечить невозможно, до мысли о том, что российские места лишения свободы сегодня наркотизированы настолько, что могут лишь укрепить наркозависимого человека в его привязанности.

И врачи, и правозащитники выступают за лечение наркоманов.<br>Фото: THINKSTOCK/FOTOBANK
И врачи, и правозащитники выступают за лечение наркоманов.
Фото: THINKSTOCK/FOTOBANK
shadow
Так уж совпало, что острая дискуссия о возможном возврате уголовной ответственности за употребление наркотиков разгорается как раз в дни 20-й годовщины ее отмены в нашей стране. Сегодня в России за употребление наркотических и психотропных веществ предусмотрен штраф на сумму от 500 до одной тыс. рублей или административный арест на срок до 15 суток (статья 6.9 Кодекса об административных правонарушениях – КоАП). При этом если нарушитель добровольно обратился к медикам и согласился лечиться от наркомании, от штрафа он освобождается. Уголовно наказуемыми считаются лишь приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотиков, склонение к их употреблению, организация и содержание притонов, культивирование растений, содержащих наркотические средства (статьи 228–233 УК РФ). Однако ситуация может поменяться уже в ближайшее время.

Руководитель Следственного департамента (СД) ФСКН России генерал-лейтенант полиции Сергей Яковлев поясняет, что ведомство предлагает не рассматривать уголовное наказание за употребление наркотиков как самоцель, а лишь как дополнительный правовой механизм, побуждающий к отказу от пагубной зависимости. «Нормы 1998 года о наркотических средствах и психотропных веществах предусматривают принудительное лечение лиц, страдающих от наркотической зависимости. Эти нормы в свое время были направлены для международной экспертизы в правовые организации и ООН, – говорит г-н Яковлев. – Поэтому сейчас перед нами стоит дилемма. С одной стороны, закон устанавливает такой критерий, как принудительное лечение, но в то же время в других правовых документах, которые регламентируют деятельность органов здравоохранения, у нас потребление наркотиков не криминализировано и нет принудительного лечения».

По мнению Сергея Яковлева, существующая сегодня административная ответственность не в состоянии стать сдерживающим фактором: «Так, порядка 160 тысяч человек привлекались к административной ответственности в прошлом году как нами, так и органами внутренних дел за потребление наркотиков и появление в общественных местах в состоянии наркотического опьянения. Мы проводили анализ – порядка 10 тысяч человек в течение последнего года совершали эти деяния повторно. И это с учетом латентности этого явления только маленькая часть айсберга, которую мы наблюдаем».

shadow Рецидивистов – в тюрьму

Исходя из этих данных, Сергей Яковлев предлагает «вернуться к подходу УК РСФСР». Иными словами, уголовная ответственность за употребление наркотиков будет грозить тем, кто ранее уже привлекался за это к ответственности административной.

Однако «местом заключения» для таких людей, по мнению главы Следственного департамента Госнаркоконтроля, может быть не обязательно колония, но и медицинское учреждение, то есть замена тюремного срока принудительным лечением возможна.

Правозащитники с такой постановкой вопроса не согласны. «С госпитализацией людей, употребляющих наркотики, еще с оговорками как-то можно согласиться, – прокомментировал возможные нововведения «НИ» исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев. – Но в нашей репрессивной стране и это тоже чревато. Что же касается уголовной ответственности, то фактически с таким предложением мы возвращаемся к практике тоталитарного государства, в частности в области борьбы с наркоманией». Наш собеседник считает, что с таким же успехом можно привлекать к уголовной ответственности за распитие спиртных напитков или курение в общественных местах.

«ФСКН должна начинать с другого – борьбы с коррупцией в своих собственных рядах, – убежден Лев Пономарев. – А такими предложениями, какие они выдвигают, они просто упрощают себе работу. Ведь проще осудить потребителя, чем выслеживать всю цепочку наркодилеров. Надо бороться с распространителями больших партий наркотиков».

За разъяснением того, как будет применяться по отношению к наркоманам ужесточенное наказание, «НИ» обратились в Верховный суд РФ. Однако комментировать предложения ФСКН нам отказались, сославшись на то, что «никаких документов по этому поводу пока не поступало». Один из сотрудников ВС на условиях анонимности выразил «НИ» надежду на то, что идея реализована не будет. «И с человеческой, и с юридической точки зрения это сложный вопрос. Все-таки наркоманы – больные люди, а не преступники», – заявил источник.

«Быть здоровым никто не обязан»

Эксперт Института прав человека, глава фонда «Новая наркополитика» Лев Левинсон допускает, что и болезнь может стать в скором времени видом преступления. «В конце октября 2011 года Госдума приняла во втором чтении проект федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», долженствующего заменить старые основы, – пишет правозащитник в своем блоге. – В статье 27 проекта, посвященной обязанностям граждан в сфере охраны здоровья, названа первая из них: «Граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья». Советское отношение к человеку, его телу как собственности государства возвращается. Достаточно сказать «обязанность», как будет введена и «ответственность». Действительно, получается, что всякий человек, не заботящийся о своем здоровье, а наркоман уж точно является таковым, – преступник.

Г-н Левинсон напоминает, что еще 25 октября 1990 года Комитет конституционного надзора СССР (предшественник Конституционного суда РФ) признал не соответствующим советской Конституции административное и уголовное наказания за употребление наркотиков, а также любое принуждение к лечению алкоголизма и наркомании. В заключение Комитета говорится, что положение, согласно которому «граждане должны бережно относиться к своему здоровью», неконституционно. По утверждению Льва Левинсона, «обязанность быть здоровым» «не предусмотрена международными актами о правах человека и не может обеспечиваться мерами принудительного характера». Не прописана эта обязанность и в действующей сегодня Конституции.

Когда труд не облагораживает человека

«У этой идеи (Госнаркоконтроля, об уголовной ответственности для наркоманов. – «НИ») сложная история, – рассказывает «НИ» член Общественной палаты РФ, руководитель медицинских программ фонда «Нет наркомании и алкоголизму» Сергей Полятыкин. – Наш фонд давно продвигал идею «лечение вместо наказания», которая предусматривала лечение под надзором. При этом должна быть создана реабилитационная программа, по которой наркоман выполняет все предписания. Если он их не выполняет, то его можно наказать общественными работами, если он и после этого не выполняет, то тогда уже дело может дойти и до реального уголовного срока».

По словам г-на Полятыкина, «от химической зависимости от вещества никакая угроза человека не остановит. Это я знаю по собственному опыту общения с наркоманами, в том числе и с теми наркоманами, которые уже отбывали сроки. Заключение только усугубляет проблему, оно формирует у любого человека криминальный тип мышления. Сама обстановка на зоне способствует наркотизации людей. Также наивно думать, что под угрозой уголовного наказания наркоманы будут сами добровольно обращаться за помощью». В беседе с «НИ» Сергей Полятыкин замечает, что сегодня в нашей стране и так «подготовлен огромный список профессий, запрещенных наркоманам, то есть они уже достаточно поражены в правах».

Член Общественной палаты РФ, врач-нарколог Олег Зыков напоминает «НИ», что у нас уже был опыт существования в СССР лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), которые мало чем отличались от тюрем, где пытались лечить наркоманов и алкоголиков, но ничего из этого не получилось. «Наркоман должен иметь желание лечиться, – констатирует г-н Зыков. – Только тогда его лечение пойдет впрок. Если же создавать для них какие-то новые спецтюрьмы, то эта идея совершенно идиотская».

Заниматься решением проблем наркоманов должны, по мнению г-на Зыкова, профессионалы. «Тут можно, например, говорить о некоем специализированном суде, – продолжает собеседник «НИ». – Во многих странах есть так называемые наркологические суды, где этими делами занимаются специально подготовленные судьи и адвокаты».

У главного нарколога Минздравсоцразвития РФ Евгения Брюна неоднозначный взгляд на возможное введение уголовной ответственности для наркоманов. «С одной стороны, у нас была такая норма до ноября 1991 года. Когда же ее отменили, то произошло лавинообразное увеличение количества наркоманов, – констатирует Евгений Брюн в интервью «НИ». – С другой – официально зарегистрированных наркоманов в стране 550 тысяч. Реально же эта цифра должна составлять 1,5 миллиона человек. И что теперь их всех сажать, что ли?» По мнению г-на Брюна, сегодня нужно активнее применять принудительное лечение, а уголовное преследование только отпугнет тех, кто готов к сотрудничеству с наркологами.

Решительно против возможного ужесточения законодательства и доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник Московского научно-практического центра наркологии Владимир Нужный. По его словам, «страх никогда не был действенным запретительным методом, и любое преследование усложнит выявление наркоманов. Потребление наркотиков уйдет в глухое подполье, лишение анонимности приведет к тому, что будет больше случаев передозировки и летальных исходов».

Полиция же, как считает г-н Нужный, будет заводить дела на людей, употребляющих легкие наркотики. «Если говорить о легких наркотиках, то у нас это прежде всего каннабис. Сегодня еще бытует множество мифов о нем, – разъясняет Владимир Нужный «НИ». – Каннабис, если его рассматривать как наркотик, находится в последнем ряду после сигарет. То есть табак – это больший наркотик, нежели каннабис».

Наркологи убеждены: если рука так и тянется к смертельному зелью, никакая угроза человека не остановит.
Фото: THINKSTOCK/FOTOBANK
shadow В колонию, к наркотикам

Валентин Рокетов (фамилия изменена) потребляет легкие наркотики уже давно. В свое время он отбывал недолгий срок в местах лишения свободы и, похоже, знает то, о чем говорит, не понаслышке. По его мнению, предложенная ФСКН мера не приведет ни к чему, кроме как к еще большей наркотизации населения, но уже «тяжелыми» наркотиками. «160 тысяч человек были, допустим, оштрафованы за наркоту, – говорит Рокетов «НИ». – Повторно попались 10 тысяч. Это всего-то 6%! Мизер! Допустим, всех их посадили на зону. С зоны подростки, которые попались на курении травки, уже будут выходить героиновыми наркоманами. Тюрьмы в России никогда никого не исправляли».

Соглашается с этим и москвичка Лейла Азизова, у которой погиб брат-наркоман. Даже несмотря на это, она категорически против отправки наркоманов за решетку. «Только не в тюрьму, – решительно говорит «НИ» женщина. – Мой брат сидел неоднократно, и я знаю, о чем говорю. Это только хуже: тюрьма их губит. Кроме того, что в заключении они еще более привязываются к наркотикам, так как передать их туда не так сложно, они еще и другие болезни подхватывают, например туберкулез или различные виды гепатита».

Лейла Азизова убеждена, что куда более действенной может оказаться, например, широкомасштабная антинаркотическая пропаганда в СМИ. «По ТВ говорится о вреде употребления наркотиков, но говорится не так и, в общем, не о том, – рассуждает г-жа Азизова. – Надо молодежи показывать, что происходит с наркоманами, как они мучаются и умирают. Тогда будет толк».

В запросах, направленных «НИ» на имя руководителей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и Федеральной службы исполнения наказаний, мы, в частности, просили эти ведомства оценить, каковы реальные масштабы наркотизации мест лишения свободы в нашей стране. На момент выхода в свет этой публикации редакция официальных ответов не получила, но мы тем не менее надеемся, что обе федеральные службы ответят нам и разъяснят, что делается для предотвращения попадания наркотиков в зоны. От Госнаркоконтроля мы также ждем ответа на вопрос, что именно инициировало идею ужесточить антинаркотические статьи УК.


В ЯПОНИИ «ПРАКТИКУЮЩИЙ» НАРКОМАН РИСКУЕТ ПОЛУЧИТЬ 10-ЛЕТНИЙ СРОК
В Японии с наркотиками очень строго. Их запретили еще более полувека назад, предусмотрев строгие наказания не только за их распространение и хранение, но и за употребление. Правда, японские представления о том, что считать наркотиками, нередко отличаются от общемировых. Так, до 2002 года в Японии в свободной продаже были галлюциногенные грибы. Сегодня же любые наркосодержащие вещества под абсолютным запретом. История вопроса такова. Японцы любят курить. Столетиями не только курение табака, но и опиума не считалось в стране чем-то предосудительным. Все изменилось после Второй мировой войны, когда употребление наркотиков стало повсеместным из-за повальной депрессии среди населения – прежде всего, ветеранов боевых действий, не умеющих адаптироваться к мирной жизни. Наркотики буквально подкашивали здоровье нации. В этих условиях 30 июня 1951 года правительство приняло закон об их запрете. Наказание за хранение и распространение наркотических веществ сегодня крайне тяжелое – от трех лет до пожизненного заключения. Даже употребление наркотиков карается сроком до 10 лет лишения свободы. За «косяк» марихуаны могут запросто посадить лет на пять. Исключения, и то относительные, делают разве что для иностранных знаменитостей. Например, в 2008 году известные всей Японии борцы сумо, уроженцы Северной Осетии братья Батраз и Сослан Бараздовы, были обвинены в курении марихуаны. Известных спортсменов тогда лишь «попросили» из страны.
Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио

АМЕРИКАНСКИЙ ЗАКОН ГЛАСИТ: РАЗ ЧЕЛОВЕК УПОТРЕБЛЯЕТ НАРКОТИКИ, ЗНАЧИТ, ОН ИХ НЕЗАКОННО ПРИОБРЕЛ
24-летняя голливудская актриса Линдсей Лохан была приговорена к 30-дневному тюремному заключению за употребление кокаина, а после отбытия этого срока на основании того же судебного приговора – принудительно сослана на 22 дня в специализированное медучреждение, где проходят лечение люди, подозреваемые в пагубном пристрастии к наркотикам.
В США нет специального закона, карающего за употребление наркотиков. Однако закон, запрещающий производство, хранение, торговлю наркотиками любого сорта, а также их распространение, существует уже давно. Термин «пользование» в этом законе распространяется на множество способов применения наркотиков, включая и «способы персонального пользования наркотиками». Американские законодатели исходят из того, что даже для личного потребления наркотиков человеку нужно сначала их нелегально приобрести.
Наказания для потребителей наркотиков бывают разные. Многое зависит от сорта наркотика, его количества, криминальности обстоятельств его приобретения. Одно дело – случаи употребления марихуаны и ее хранение в небольшом количестве для личных нужд. За это человек может быть приговорен не более чем на год тюремного заключения, либо же суд обяжет его выплатить штраф в размере двух тыс. долларов, либо в приговоре будет указано и то, и другое наказание. Потребление и хранение у себя тяжелых наркотиков – совсем другое дело. За это могут дать до 10 лет лишения свободы или назначить штраф до пяти тыс. долларов. Линдсей Лохан, например, никогда раньше не употреблявшая такой опасный для здоровья наркотик, как кокаин, осуждена очень нестрого.
Очень часто, когда человек арестован за употребление наркотиков, его на основании судебного решения отправляют на принудительное лечение в специальные учреждения, как это и случилось, в частности, с Линдсей Лохан. Такие центры подчиняются руководству судов и охраняются наподобие тюрем. В этих учреждениях, которые существуют на дотации бюджетов штатов, проводится курс лечения, способствующий хотя бы временному, а в некоторых случаях и окончательному избавлению людей от наркомании. По сведениям федерального департамента здравоохранения, в среднем за год 72% людей, отправленных на принудительное лечение, хотя бы на короткий срок избавляются от пагубной привычки. Недаром эти центры реабилитации прозваны их обитателями «тюрьмами свободы». Лечение пациентов этих центров оплачивается за счет их медицинских страховок либо за счет государственной программы «Медикейт».
Борис ВИНОКУР, Чикаго

РАСПРОСТРАНИТЕЛЕЙ НАРКОТИКОВ В ИЗРАИЛЕ ПРОВЕРЯЮТ НА ТЕРРОРИЗМ
В еврейском государстве действует закон, запрещающий употребление и хранение любого количества наркотиков, даже для того, чтобы принимать их самому. Под запретом также выращивание, производство наркотиков и хранение инструментов для их приготовления и употребления. Максимальное наказание за преступления, связанные с наркотиками, составляло 20 лет тюремного заключения, пока в 1989 году кнессет (парламент Израиля) не принял поправку в закон, согласно которой вовлечение несовершеннолетних в пользование наркотиками стало караться лишением свободы на срок до 25 лет. Это самое суровое наказание в стране после пожизненного заключения. Употребление же наркотиков или их хранение с целью употребления предусматривает наказание до трех лет тюрьмы.
Местные наркоманы отбывают наказание в пенитенциарных учреждениях особого типа, в которых проходят принудительное лечение. В израильских тюрьмах «Хермон» и «Цальпин», расположенных на севере страны, давно существуют специальные боксы для наркоманов. Недавно они были оборудованы и в тюремном комплексе «Аялон» в Лоде, на юге страны. В боксах такого же типа в женской тюрьме «Неве-Тирца» содержатся и проходят лечение осужденные представительницы слабого пола.
В стране существуют Центры оказания помощи наркоманам (ЦОПН). Эти учреждения, получающие государственные дотации, оказывают наркоманам медпомощь и предоставляют им ночлег. При ЦОПН действует также общественная организация «Анонимные наркоманы», в которой бывшие наркоманы помогают тем, кто пока от зависимости не избавился. Там же тяжелые наркоманы получают заменители наркотиков, обычно метадон. Ряд общественных организаций и видных наркологов выступают против раздачи метадоновых препаратов, но сторонники идеи убеждены, что в определенной степени такой заменитель может рассматриваться как средство профилактики СПИДа. Любопытно, что определенное количество марихуаны выращивается и используется в Израиле в лечебных целях.
Адвокат Хаим Куприянов разъяснил «НИ» различия в наказаниях, которые могут ожидать тех, кто потребляет, хранит или продает наркосодержащие препараты. Если кто-то принес наркотики на вечеринку и «угостил» ими своих друзей, то все, кто хотя бы разок побаловался «дурью», будут привлечены к суду по статье «Личное потребление». Тот, кто предлагал «угощение», пойдет еще и по статье «Хранение». А если этот «искуситель» наркотик не дарил, а продавал, то речь зайдет о распространении, и это особенно тяжкая антинаркотическая статья. Полиция часто закрывает дела против тех, кто попадается на легких наркотиках в первый раз. Но в то же время нарушение закона о наркотиках, совершенное израильтянином за границей, подлежит уголовному преследованию так же, как если бы оно было совершено внутри страны. Суровость же по отношению к организаторам наркотрафика объясняется тем, что такие преступления связаны в Израиле не только с криминалом, но и с терроризмом. Наркотики сегодня поступают в страну из Ливана и Египта, и трафик находится под контролем террористических группировок.
Считается, что «моду» на потребление наркотиков «завезла» в Израиль в 1970-е годы молодежь из Северной Америки и Европы, желавшая поработать в кибуцах (сельхозпредприятиях коммунарского типа) и мошавах (сельхозпредприятиях капиталистического типа) и остававшаяся в стране от двух-трех месяцев до нескольких лет.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

В ГЕРМАНИИ ДЕЙСТВУЕТ ПРИНЦИП: ХОЧЕШЬ ПОБЕДИТЬ НАРКОТРАФИК – ПОЗАБОТЬСЯ О НАРКОМАНЕВ ГЕРМАНИИ ДЕЙСТВУЕТ ПРИНЦИП: ХОЧЕШЬ ПОБЕДИТЬ НАРКОТРАФИК – ПОЗАБОТЬСЯ О НАРКОМАНЕ
В Германии, равно как и в Италии, Австрии и Дании, употребление наркотиков – не уголовное преступление. С этой напастью немцы борются, во-первых, ужесточая борьбу с распространением, а во-вторых, как это ни странно, проявляя максимум заботы о наркоманах. К примеру, во многих городах страны наркоманам выделяются так называемые социальные квартиры, где страдающие зависимостью люди находятся под постоянной опекой медицинских работников объединения «Срочная амбулаторная помощь» – SIDA. Сотрудники SIDA убеждены: для наркомана собственные четыре стены – это первая ступень ресоциализации.
Метадоновая программа, призванная сократить число смертельных случаев среди наркоманов от передозировки героином, начала применяться в Ганновере уже 40 лет назад. В начале 1970-х она вызвала резкую критику и даже была на время приостановлена. Но в 1980-х годах, после появления опасности ВИЧ- инфицирования, было решено к ней вернуться, так как она позволяла снижать риск заражения СПИДом при использовании нестерильных шприцев. Сегодня в том же Ганновере более тысячи человек принимают участие в метадоновой программе, ежедневно получая заменитель героина. Городская администрация Ганновера совместно с германским фондом пенсионного страхования стала инициатором проекта, цель которого – помочь участникам этой программы в поисках работы. И надо сказать, что 70% удается трудоустроиться. Те же наркоманы, кто не готов расстаться с героином, хотя бы имеют возможность бесплатно получать в специальных медицинских пунктах стерильные шприцы. В результате заметно уменьшилось число новых случаев ВИЧ-инфекции. Вместе с тем многим наркоманам кажется, что общественные организации передадут в полицию или другие ведомства информацию о том, где они получают наркотики.
Тяжелые наркотики, такие как героин и кокаин, находятся под абсолютным запретом. А вот несколько граммов марихуаны или гашиша для личного употребления уголовное преследование на человека не навлекут. Власти считают, что слишком жесткие ограничения сделают преступниками тех, кто попробовал наркотики случайно. Да и в параграфе 31 федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» говорится о некой допустимой норме, предназначенной для личного потребления. Парадокс же заключается в том, что разрешенные нормы в каждой федеральной земле разные, и законодательные разночтения создают проблемы в борьбе со злоупотреблениями наркотиками.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 14 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: