Главная / Газета 10 Октября 2011 г. 00:00 / Общество

«Проблема России не в «понаехавших», а в собственных бюрократах»

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Редакция «НИ» продолжает дискуссию в рамках рубрики «Риски XXI века». Население России снижается, и президент Института Ближнего Востока Евгений САТАНОВСКИЙ в интервью «НИ» призывает поощрять переезд в нашу страну китайцев и ограничивать прием мигрантов из исламских государств, так как эти люди нередко имеют радикальные взгляды и не собираются интегрироваться с принявшим их обществом.

shadow
– На Ярославском политическом форуме вы сказали, что люди, которые едут в Европу из Азии и Африки, хотят жить здесь не с нами, а вместо нас. Приезжающие в Россию мигранты тоже хотят жить вместо нас?

– В Россию корабли с мигрантами из Сахары не идут. Жители гор и пустынь Пакистана и Афганистана тоже пока не движутся стройными рядами в нашу страну. А те, кто приехал, еще не сформировали общины, живущие в замкнутых гетто по своим правилам и не признающие правил аборигенов. Такие общины уже есть в Германии, Бельгии, Франции, Великобритании, во всех Скандинавских странах. А в Россию едут в основном выходцы из постсоветских республик. Из республик среднеазиатских в этом потоке к нам могут проникнуть радикальные исламисты: границы между Таджикистаном и Афганистаном не существует. Но в ничтожных количествах по сравнению, скажем, с эмиграцией пакистанцев в Англию. Миграция в Россию – трудовая. А в Европе мигрантам платят пособия вне зависимости от того, работают они или нет, соответственно, им и не нужно работать, учить язык и становиться европейцами. Им нужно лишь «вытащить» в Европу свою семью, и членам семьи тоже все дадут.

– Китайцы едут в другие страны работать, а не получать пособия. Наш Дальний Восток заселят и отберут?

– На Дальнем Востоке проблема в другом. Местное население сводит под корень все ресурсы: вырубает лес, разоряет заповедники и сдает в аренду любую чистую речку, чтобы ее загадили. Китайцы обустраивают Китай, а не Россию. Они строят города и автострады у себя, а не у нас. Поэтому не следует останавливать китайцев, которые хотели бы жить в России. Нам их надо миллионов 30–40. С китайцами нет проблем ни с работой, ни с религией. Среди китайцев нет религиозных фанатиков, как и среди всех дальневосточных народов. Надо будет – и в православие перейдут. И жизненные приоритеты у них правильные: семья, достаток, много вкусной еды и выпивки плюс азартные игры. Если китайцу дать земли – хоть шесть соток, хоть гектар с пониманием того, что его детям это перейдет, и разрешить держать собаку и кошку, которых в Китае не подержишь, так и получится новое лицо русского народа – работящее и вполне пристойное.

– Русского народа или китайского?

– Русского. Потому что американцы китайского происхождения – это американцы. Китайцы в Сингапуре – это Сингапур, а не Китай. А русский народ сформировали множество этнических групп, помимо славян. Если бы Россия не умела переваривать миллионы и десятки миллионов человек, она бы никогда не стала огромной империей. Потому и великий русский поэт Пушкин – это внук петровского арапа, а великий русский поэт Лермонтов – потомок шотландца Лермонта.

– Не получится с Дальним Востоком, как с Косово, где албанцы заселились, а потом отобрали территорию?

– Если бы Милошевич был умнее, Югославия бы не распалась. Тито ее держал. Начался демонстративный сербский национализм – вот другие народы и разбежались по своим квартирам. Нам надо русифицировать тех, кто сюда едет. Не важно, таджики это или афганцы, или китайцы. Они должны получать российское образование и ни в коем случае не жить в своем гетто. Наполеон, когда строил империю, говорил подданным: «Дома вы можете быть, кем хотите. Итальянцами, евреями, выходцами из французских колоний на Карибах. Но на улице вы будете французами». А теперь от Кодекса Наполеона Франция перешла к политике мультикультурализма. Мигрантам сказали: вам не надо учить язык, перенимать обычаи и культуру. Не важно, что тысячу лет здесь стояла церковь. Купили здание – перестраивайте в мечеть. Во Франции сейчас так. Это ловушка, в которую поймали себя европейцы. У датчан во время «карикатурного скандала» горели посольства во всем исламском мире, потому что датчане долгое время не обращали внимания на происходящее в мечети Копенгагена, где муфтием был радикал из Газы, спровоцировавший беспорядки. А теперь такие муфтии, подготовленные в Саудовской Аравии, в Иордании, в Египте, в Пакистане, занимают места в российских мечетях. У нас, когда был погром в Кондопоге, кто-нибудь задал вопрос, откуда в Петрозаводске палестинский муфтий, замешанный во многих скандалах? Именно такие муфтии принесут сюда то, что уже есть в Европе. Еще не поздно, еще можно наладить подготовку муфтиев в российских университетах и на российской университетской базе. Православных священников же не обучают в Риме или Нью-Йорке.

– Обучают в Греции и в Израиле.

– В Израиле они сидят в православных анклавах на Святой земле и не становятся евреями. Греческая православная церковь постарше русской, но греческая культура, в том числе церковная, сегодня для нас доминирующей не является. А религиозные центры, действующие на саудовские или катарские деньги, готовят радикалов, живущих по обычаям тех стран, где они обучаются. Это все равно, что в двадцатые или тридцатые годы прошлого века посылать студентов в СССР. Обратно они приезжали накачанные советской идеологией и были в своей стране пятой колонной. Не забывайте, что большинство жителей исламских стран считают Россию врагом со времен афганской и чеченской войн.

– Почему не другом со времен арабо-израильских войн?

– Если от нас нужны деньги, военная техника и специалисты, то мы – друг. До момента, когда надо будет отдавать долги за эту технику. Сейчас основное финансирование джихада идет не против нас и даже не против американцев, потому что иначе теракты типа 11 сентября там бы тиражировали, как пирожки. Сейчас усилия сосредоточены в Ираке и Афганистане, чтобы вытеснять американцев руками тех, кто иначе воевал бы за власть с режимами в самих монархиях Персидского залива. Но адепты «Аль-Каиды» есть и в Европе, и в Америке, и у нас. Пока главный фронт – это ликвидация светских режимов в арабском мире. Их уже нет в Тунисе, Египте, Ливии. Де-факто – в Ираке. Зачищается Сирия, и остался один Алжир. Еще лет десять–двадцать они будут это переваривать. А потом настанет наш черед. Посмотрите на демографию, на экономику. К середине века население России может упасть со 142 миллионов человек до 100–120 миллионов. Столько же будет в Йемене. В Афганистане будет около 80 миллионов. А в Пакистане будет под 300. К исламистам после разгрома Каддафи ушло его оружие, в том числе химическое. И его могут использовать не только против Израиля, но и против нас. Мегатеракт – пожалуйста. А у нас – как по Салтыкову-Щедрину. Самодержавие, потому что все само собой держится. У нас нет стратегии приема мигрантов, стратегии их русификации, противодействия ксенофобии. Все сводится к распилу бюджета, и мы не реализуем даже то, что знают и умеют специалисты нашей страны. Проблема России – не те, кто сюда понаехал, а наши собственные бюрократы.

– Какой должна быть стратегия приема мигрантов?

– Принимать нужно те группы населения, которые готовы интегрироваться, а не «заточены» под образование своих закрытых анклавов, еще и отделяющих от остального мира местные мусульманские сообщества. В Китае религиозные войны закончились еще до нашей эры. У евреев – в начале нашей эры. У европейцев – в XVII веке. А в исламском мире это идет сейчас. Это не значит, что арабы или пакистанцы плохие. Но проповедники, которые приезжают в Россию, – это не частные лица, которые несут слово Божье из Корана. Это часть большого проекта, который начался, когда мы вошли в Афганистан. Саудовская Аравия потратила на пропаганду ваххабизма в мире больше денег, чем СССР на пропаганду идей коммунизма. И не будучи идиотом, невозможно не видеть, к чему это привело в Европе за последние 30 лет. Там происходит четкая, координированная работа против государств, которые приняли этих людей. Известно, сколько сторонников «Хамас», «Хезболлы» или «Хизбут-Тахрир» живут в какой стране. Известны цифры перехода в ислам. Марсель уже на четверть стал мусульманским городом, а шведский Мальме – на треть. Эти люди не стали французами или шведами. Они выстраивают в Европе свое Марокко, свой Алжир или свое Сомали.

– В какой мере война на Северном Кавказе спровоцирована исламскими радикалами?

– Уровень их влияния со временем меняется. В первую и вторую чеченские войны оно было очень сильным. Был момент, когда оно резко ослабло. Но это как раковая опухоль – достаточно оставить одну метастазу, и рак вернется. Эмиссаров с Арабского Востока, которых на Кавказе было много, выбили. К ликвидации Басаева в Москве не оставалось ни одной «лежки» террористических группировок. Все зачистили очень серьезно. А потом – как всегда, все само собой. И вот вам теракты в «Домодедово», в метро и ухудшение ситуации на Северном Кавказе, особенно в Дагестане и Кабардино-Балкарии. В Чечне и Ингушетии дела несколько лучше, но это связано с разными по методам, но очень толковыми по результатам действиями Евкурова и Кадырова. А в районе Сочи ситуация будет накаляться к Олимпиаде. Ставку сделают на черкесский вариант.

– В Сочи нет черкесов.

– Зато они есть в Турции и в арабских странах. Достаточное количество людей, которые помнят, что их предки жили здесь.

– Пусть помнят.

– Вы так будете говорить, пока из какой-нибудь южной страны не приедет турист, не купит в ближайшем магазине ингредиенты и в номере отеля не соберет бомбу. Тема «оккупированного региона» среди ближневосточных черкесских общин сейчас раскручивается, а экономика в Египте, Тунисе, Ливии, Сирии после революций рухнула. Так что набрать волонтеров смогут легко.

– Вы говорили о закрытых сообществах мусульман в Европе. Но китайцы, которых вы предложили переселить в Россию, также образуют свои закрытые гетто. Даже в Москве китайская диаспора – самая закрытая из всех.

– Дальневосточные сообщества – японские, китайские, корейские, вьетнамские – консервативные и замкнутые на себя. Даже криминал там внутренний. Китайская мафия обкладывает данью китайцев, а не всех окружающих. Но террористическая угроза с их стороны отсутствует. Китайских, корейских, японских террористов нет! Исключение из правил – «Аум Синрике». Но сравните эту секту с «Аль-Каидой»... Китайская миграция не создает таких проблем, как требование убрать из школьного учебника сказку про трех поросят, потому что свинья – это нечестивое животное, перестать ставить в школе на Новый год елку, потому что это напоминает о Рождестве, или убрать с герба Георгия-Победоносца и крест. А завезенный к нам радикальный зарубежный ислам эти проблемы создает. Надо понимать, что люди разные, общины разные и культуры у них разные. У нас же идет политкорректный бред о том, что «не дай Бог кого-нибудь обидеть». Этническая преступность тоже разная. Для одних характерна торговля наркотиками, для других – живым товаром, для третьих – рэкет. А четвертые даже если занимаются первым, вторым и третьим, то только одно поколение. А второе – уже нет. Так в Америке исчезла еврейская мафия после того, как дети бандитов пошли в колледж, а внуки – в университет.

– Когда китайцев станет больше, чем местных, они не заставят остальных стать китайцами?

– С чего бы? Нигде не заставили. Надо фильтровать через образовательный и профессиональный ценз, а не просто брать толпу. Если вы из Шри-Ланки привезете боевиков «Тигров освобождения Тамил-Илама», они создадут только криминал, потому что ничего не умеют, кроме войны. Хотя я не представляю жителей тропических стран, которые зачем-то поедут на холодный российский Дальний Восток.

– В Европу едут.

– Европа – это пособия и мультикультурализм: денег приехавшим дают немерено, а чем они занимаются – все равно. А у нас даже программа по переселению соотечественников провалена.

– В отчетах Минрегионразвития провала не видно.

– Если все отчеты сложить, то у нас во всех сферах так хорошо...

Опубликовано в номере «НИ» от 10 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: