Главная / Газета 26 Сентября 2011 г. 00:00 / Общество

Быстрее скорости света

Репортер «НИ» стала свидетелем эпохального открытия

АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО, Женева

В минувшую пятницу физики Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН) обнародовали ошеломляющий результат научного эксперимента. Группа ученых, работающих на ЦЕРН и в итальянской лаборатории Гран-Сассо (OPERA), 16 тыс. раз зафиксировали факт, переворачивающий основы современной физики. Исследователи пришли к выводу, что скорость частицы нейтрино, «отправляемой» из расположенного в ЦЕРНе суперсинхротрона на расстояние 732 км в подземную лабораторию Гран-Сассо в итальянском районе Абруццо, на 60 наносекунд выше скорости света. Корреспонденту «НИ» посчастливилось в момент эксперимента находиться в самом швейцарском ЦЕРНе и даже присутствовать на научном семинаре. Не менее тысячи крупнейших физиков мира обсуждали на нем pro и contra этого эпохального события.

Выражение «яблоку некуда упасть» в амфитеатре конференц-зала ЦЕРНа можно было воспринимать буквально. Столько светил мировой научной мысли определенно не собирались в этот день больше нигде в мире. Ученые из разных стран, работающие в ЦЕРНе, сидели на ступеньках, стояли в проходах и в дверях и жадно ловили каждое слово Дарио Аутьеро – одного из главных исследователей лаборатории OPERA, под чьим руководством проходил этот эксперимент, имеющий, похоже, эпохальное значение.

«Мы не можем объяснить имеющимися на данный момент знаниями те данные, которые нами были получены», – сразу предупредил докладчик. А потом долго и подробно, водя по схемам и диаграммам лазерной указкой, рассказывал о неожиданных результатах многократно повторенных «запусков» частиц нейтрино, которые, проходя через земную кору, проникали в подземный детектор с сумасшедшей скоростью, не укладывающейся даже в эйнштейновские, казавшиеся незыблемыми каноны.

И хотя большинство ученых мира по-прежнему склонны объяснять сенсационные результаты погрешностью, все же и в звучавших из зала вопросах если и чувствовался скепсис, то весьма осторожный, неагрессивный.

Тон задал первый, кто взял слово после полуторачасового выступления г-на Аутьеро, нобелевский лауреат Сэмюэль Тинг. Он поздравил коллег с успехом и призвал ученых всего мира к дальнейшим совместным исследованиям в поиске истины, дорога к которой, безусловно, начата. Вопросы, звучавшие с разных уровней амфитеатра, иногда мне, дилетанту, казались наивными. Но людьми, посвященными в тайны ядерного микромира, они воспринимались со всей серьезностью. Например, такой вот вопрос: «А учитывалось ли вами влияние Луны?» Удивительно, что и здесь ответ был не односложный, а вполне себе обоснованный, проиллюстрированный все теми же кривыми на схемах. Когда семинар закончился, ученые еще долго не расходились: они окружили докладчика и дальше пытали его вопросами.

А я нашла своего знакомого физика Петра Левченко, вот уже два десятилетия работающего в ЦЕРНе, и попросила его прокомментировать эту невероятную научную сенсацию. «В этой области каждое слово должно очень аккуратно произноситься, – поведал Петр Левченко. – Потому что всегда найдутся люди, которые будут возражать. Итак, вчера наши ученые только договорились, что событие, зарегистрированное в Гранд-Сассо, достойно внимания. Там, в Италии, находится подземная лаборатория, где стоит огромный жидкостный детектор, который фиксирует прилетающие нейтрино. Тут важна иерархическая последовательность всех ускорителей. Все начинается с линейного ускорителя, потом кольцевой, потом следующий кольцевой и пошло, и пошло... Чем эксперимент этот выигрышный по сравнению с другими? В Америке на подобном ускорителе спад пучка происходит за секунду. А здесь, в ЦЕРНе, край очень острый. Вы можете с точностью до наносекунды определить старт. И вот что коллеги выявили. Они, зная это расстояние и зная, что скорость света 300 тысяч километров в секунду, обнаружили, что время пролета быстрее этой скорости. Но в то же время скептики говорят: это неточность измерения в принципе».

По словам моего собеседника, если скептики не правы и речь не идет о погрешности, то это даст людям возможность перемещаться в космическом пространстве чуть ли не с помощью телепортации. «Но, конечно, трудно представить, что мы с нашей массой можем перемещаться со скоростью света, – отмечает Петр Левченко. – Мы, скорее всего, расплющимся. Однако если нейтрино, фактически такая безмассовая частица, в состоянии лететь быстрее скорости света, то, может, описанные в теории частицы тахионы, которые имеют скорость выше скорости света, существуют. Мировая константа – скорость света – нарушается. Световой барьер скорости может быть взят точно так же, как был преодолен звуковой барьер».

Но мы, похоже, очень углубились в область научной фантастики... Пока еще фантастики. Но ничто не стоит на месте. Так, в прошлом веке профессор физики Колумбийского университета Джеральд Фейнберг выдвинул теорию о том, что за световым барьером существует мир, состоящий из частиц, называемых «тахионы». Они, по его словам, способны двигаться быстрее света. Похоже, что переход от теории к практике уже состоялся...

Опубликовано в номере «НИ» от 26 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: