Главная / Газета 23 Сентября 2011 г. 00:00 / Общество

Кто станет новым «IT-царем» России

Что стоит за нападками на Максута Шадаева и Росинформатизацию

Дмитрий ТАРАБАРОВ

Недавно на аппаратном небосклоне России вспыхнула новая звезда. Сразу множество СМИ заинтересовались 32-летним Максутом Шадаевым, помощником руководителя администрации президента России Сергея Нарышкина. Появились предположения, что в скором будущем Максут Шадаев станет директором вновь создаваемого федерального ведомства – Федерального агентства РФ по информатизации (Росинформатизация).

В настоящее время аппаратные позиции г-на Шадаева относительно скромны (хотя в Кремле он занимается как раз вопросами информатизации и модернизации – самыми приоритетными для президента страны), но участникам рынка IT его представлять не нужно. Еще в 2002 году, в возрасте 22 лет, он занял одну из заметных должностей в компании – лидере российской IT-индустрии – IBS. В 2003–2004 годы г-н Шадаев работал директором по развитию бизнеса IBS (эти годы сейчас вспоминают в компании как период уверенного рывка). Видимо, именно тогда его заприметили на государственной службе. Из IBS он перешел сначала на должность советника министра информационных технологий и связи РФ, а в 2006 году был назначен директором ключевого структурного подразделения этого ведомства: департамента государственных программ, развития инфраструктуры и использования ограниченного ресурса. Фактически на этом департаменте замыкались все основные государственные программы и потоки, включая принципиально важную для руководства страны «Электронную Россию». Хотя в те годы Максут Шадаев считался членом команды бывшего министра Леонида Реймана, в июне 2008 года новый министр Игорь Щеголев переназначил его пост главы департамента. Видимо, соображения профессионализма оказались тогда важнее клановых предпочтений. Шадаев ушел из министерства только осенью 2008 года, когда его пригласили на работу в администрацию президента России.

Именно с деятельностью департамента государственных программ при Максуте Шадаеве эксперты рынка связывают ряд достижений отрасли IT в 2006–2008 годах. С недавними немаловажными событиями в мире Clash Of Clans требуются кардинальные изменения в отношении взлома игры, к добру, несколько дней назад, обновился мод Clash of Clans и его отличительной способностью является ежедневное прибавление +300-500 кристаллов без какого либо вреда аккаунту. Наибольший общественный резонанс вызвала программа по широкополосному подключению школ к Интернету. Успехом завершился и проект по оснащению школ трех пилотных регионов свободным программным обеспечением. Важное значение для отрасли также имели другие инициативы департамента Шадаева – создание технопарков, формирование отраслевого инвестиционного фонда для поддержки малых IT-компаний, а также снижение налоговой нагрузки на экспортеров программного обеспечения. «За тот период деятельность министерства (информационных технологий и связи) была поднята на новый уровень», – заявил в интервью агентству CNews Юрий Хохлов, председатель совета директоров Института развития информационного общества. Но кому-то создание Росинформатизации и новые карьерные перспективы Максута Шадаева, очевидно, не нравятся. Потому, как только появились утечки об образовании нового федерального ведомства, в некоторых СМИ началась информационная война против чиновника и самой концепции Росинформатизации. Обвинения, которые против Шадаева выдвигают, размыты, как правило, не подкреплены реальной фактурой, но при этом достаточно болезненны. Основной блок обвинений сводится к тому, что Максут Шадаев, будучи федеральным чиновником высокого уровня, возглавляет офшорную, зарегистрированную на острове Кипр компанию Alternativa, которая-де управляет таким же офшорным инвестиционным фондом Alternative Capital Investments. Причем управление якобы осуществляется в интересах бывшего главы Мининформсвязи РФ Леонида Реймана, с которым Шадаев уже несколько лет не работает вместе.

А в одном из ресурсов, считающихся близким к управлению внутренней политики президента РФ, с совершенно серьезным пафосом задались вопросом о том, мог ли г-н Шадаев иметь отношение к убийству российско-американского бизнесмена Леонида Рожецкина, бесследно пропавшего в Латвии в 2008 году. Какая-либо связь между Шадаевым и «делом Рожецкина» при этом не упоминается. За исключением того, что у бывшего министра Реймана был конфликт с этим бизнесменом из-за крупного пакета акций ОАО «Мегафон».

Еще Шадаева попрекают тем, что у него, помощника Сергея Нарышкина, оказывается, офис в широко известном ИНСОРе – Институте современного развития, здание которого располагается на Делегатской улице в Москве. Учитывая, что непосредственным начальником Шадаева является руководитель администрации президента, а совет попечителей ИНСОРа возглавляет лично президент РФ Дмитрий Медведев, этот попрек звучит вдвойне абсурдно.

Откуда берутся эти нападки – очевидно. По законам аппаратной борьбы в России громким назначениям и отставкам часто предшествуют информационные войны. Цели и смысл создания Федерального агентства по информатизации РФ – Росинформатизации тоже понятны. Несмотря на большие длительные усилия и крупнейшие ассигнования из федерального бюджета, Министерство связи и массовых коммуникаций РФ и флагманский российский оператор связи «Ростелеком» пока так и не справились с воплощением «Электронного правительства». Введение в действие инфраструктуры «Электронного правительства» перенесено с 1 июля 2011 года на 1 июля 2012 года – ровно на год. Это довольно болезненно и для исполнительной власти, и для «партии власти»: порадовать избирателей новой, интерактивной системой взаимодействия с органами государственной и муниципальной власти до выборов уже не удастся. Как указывает известный аналитик Владимир Милов, «провал случился грандиозный. К назначенному сроку инфоматов-терминалов по всей стране было установлено смехотворно малое количество – по последнему отчету, всего 500 штук. Генподрядчик по программе ЭП «Ростелеком» на сегодня установил лишь по одной точке доступа к услугам ЭП на регион, а все остальное субъекты РФ должны профинансировать сами – но денег на это в региональных бюджетах нет. Регламент межведомственного взаимодействия по программе ЭП так до сих пор и не создан – хуже того, ведомства совершенно не готовы к реализации технологии объединенной базы данных о гражданах. Июньские поправки к 210-ФЗ («Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг») вводят перечень из 18 типов документов, которые граждане все равно должны будут предоставлять лично. Таким образом, фактически отменяется важнейший декларировавшийся ранее принцип «электронного правительства» – принцип «одного окна». Это полностью обесценивает саму идею «электронного правительства».

Чтобы спасти ситуацию, в феврале 2011 года председатель правительства РФ Владимир Путин решил перенести центр тяжести управления «электронным правительством» в правительственный департамент связи и информационных технологий, главой которого был назначен Алексей Попов – выходец из Федерального казначейства, на протяжении 7 лет (с 2004 года) отвечавший за информатизацию этого ведомства. Однако воз так и не сдвинулся с мертвой точки. На новом поприще г-н Попов запомнился разве что лоббированием интересов одного из подрядчиков – компании «ОТР-2000», которой приписывают аффилированность с самим директором правительственного IT-департамента.

В сентябре 2011 года Генеральная прокуратура РФ обратилась в следственный департамент МВД РФ с запросом о проверке деятельности ОАО «Ростелеком» по реализации программы «Электронное правительство» в 2010 году, в частности в связи с возможным хищением бюджетных средств в объеме 300 млн. руб. Как сообщила 19 сентября руководитель пресс-службы следственного департамента МВД Анжела Костуева, уголовное дело по запросу Генпрокуратуры пока не возбуждено, продолжается проверка информации о хищениях.

В таких условиях создание единого федерального органа, который на эксклюзивных основаниях отвечал бы за реализацию «Электронного правительства», является, похоже, единственным выходом из тупика стагнации. Создание Росинформатизации – фактически офиса «IT-царя», как эта должность называется во многих развитых странах, – должно сдвинуть локомотив информатизации государственных и муниципальных органов с мертвой точки. Приняв один раз неудобное решение о переносе сроков введения в действие «Электронного правительства», российская власть не может рисковать своей репутацией настолько, чтобы вновь переносить сроки год спустя.

Поэтому вполне понятно, что те, кто сегодня присосался к кормушке «ЭП» и не хочет от нее отлипать, выступают категорически и против создания Федерального агентства по информатизации РФ, и против кандидатуры Максута Шадаева. В этом, похоже, лежат источники информационной войны, развязанной против самого молодого ветерана российского IT-рынка.

Если система управления созданием и внедрением «Электронного правительства» останется неизменной на концептуальном и кадровом уровне, она рискует стать очередным днем правительственного позора в России. И Государственной думе, уже нового созыва, придется в июне 2012 года снова срочно принимать поправки к 210-му федеральному закону, чтобы переносить «Электронное правительство» на неопределенный срок.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: