Главная / Газета 16 Сентября 2011 г. 00:00 / Общество

Ярмарка тщеславия

Зачем москвичам дворянский титул или звание купца

Валентина РАССКАЗОВА, Елена АЛЕКСАНДРОВА, Мария МОРОЗОВА, Елена СМИРНОВА

Недавний визит датской королевы Маргрете II в Россию вызвал всплеск интереса к жизни зарубежной аристократии, став за последнее время вторым по общественному резонансу событием после свадьбы британского принца Уильяма и Кейт Мидлтон. Между тем и нам есть чем похвастаться. К примеру, в сегодняшней Москве спокойно живут тысячи дворян и купцов. Впрочем, эти звания и титулы, кроме морального удовлетворения, ничего не приносят. Но современные представители высшего света не теряют надежды возродить дореволюционные порядки.

shadow
Почувствовать, что такое купеческий дух, в столице можно в особняке на Электрозаводской улице, в доме 37. Здесь каждый день встречаются члены Московского купеческого общества (МКО). В 1995 году несколько человек вложили собственные деньги и помогли открыть организацию в старом, заброшенном доме среди бесконечных офисов. Дом восстановили и отремонтировали своими силами. Обстановка в комнатах напоминает дореволюционный быт, но точно уклад жизни купцов не воспроизводит: сундуки, деревянные стулья, столы явно собирались по знакомым. Запах нафталина окутывает гостей сразу же. У входной двери висит объявление, предлагающее записаться на уроки создания гербария и икебаны. В одной из комнат стоит рояль, здесь раз в месяц проходят салоны (собрания общества с музыкальными номерами и чаепитием), в другой устроено что-то вроде столовой.

Изначально в планах МКО было объединить потомков русских купцов во всем мире, поддерживать между ними связи, регулярно проводить встречи, возрождать традиции, объясняет «НИ» ответственный секретарь организации Ольга Бимман. Но 73-летняя пенсионерка сетует, что «нынешние предприниматели не хотят ассоциировать себя с купцами, и мало кого можно назвать преемником их традиций». Общество держится в основном на энтузиазме нескольких сотрудников и с трудом справляется с оплатой аренды, иногда получая взносы от членов МКО. Сегодня в общество входят около тысячи «новых купцов».

Председатель общества Александр Коншин старается возродить традиции честного предпринимательства. Главной он считает практическую сторону собраний в МКО – помощь молодым бизнесменам. «Мы помогли уже с пятью стартапами. Молодые ребята смогли открыть галерею, выпустить коллекцию одежды, сделать бизнес-игру. С октября она появится в магазинах и составит конкуренцию «Монополии», – делится с «НИ» г-н Коншин. Открыли купцы и специальные курсы, где начинающих предпринимателей учат уму-разуму маститые коллеги. Стоимость занятий составляет 3 тыс. рублей в год, проводятся они раз в неделю. «Мы регулярно устраиваем «круглые столы», куда приглашаем потенциальных инвесторов, помогаем воплотить бизнес-идеи или хотя бы обзавестись деловыми связями», – говорит Александр Коншин.

Но все же основная нагрузка на членах общества – творческая. По словам председателя комиссии по собственности Эммы Морозовой, сотрудники стараются сохранить историю. Удалось выпустить уже три книги, посвященные купеческому сословию в Москве. По словам Ольги Бимман, одна из них высоко оценена антикварами и продается за немалые деньги. В своих салонах потомки купцов делятся проблемами поиска предков, составления генеалогического древа, рассказывают о насущных проблемах. Александр Коншин демонстрирует свою династию на листе бумаги высотой больше человеческого роста. Говорить о предках в МКО любят. Почти все участники хорошо знают историю и топографию города. С легкостью могут назвать дома и целые улицы, когда-то принадлежавшие известным фамилиям купцов и промышленников.

Ольга Бимман мечтает достичь былого величия хотя бы отчасти. Если вернуть принадлежавшие до 1917 года владения не удалось, то возможность проявить коммерческий талант у 73-летней пенсионерки еще есть. Г-жа Бимман хочет открыть традиционные народные чайные, которые были популярны у купцов в начале ХХ века. «Это будет альтернатива кофейным сетям, с демократичными ценами и здоровой пищей. В них не будет алкоголя, чтобы люди могли прийти с семьей», – говорит Бимман. Правда, пока ее светлая мечта воплощается лишь в послесалонных чаепитиях во дворе.

Сейчас в Московское купеческое общество может вступить любой желающий, кому «близки идеи честного бизнеса и культурного просвещения». Но председатель общества хочет ужесточить правила приема в современные купцы – брать только потомственных предпринимателей и честных бизнесменов.

И стать столбовой дворянкой получится не у каждой россиянки. Вместе с добрыми словами приветствия на сайте Российского дворянского собрания (РДС) висит предупреждение о том, что документальные подтверждения благородного происхождения добыть будет сложно. Слову чести без бумаг из загса и архивов в высшем обществе не верят. К тому же следует заплатить вступительный взнос. Размер взноса предводитель Московского отделения РДС Олег Щербачев называть «НИ» категорически отказался. «Взносы идут на канцелярские товары или букеты цветов к юбилеям», – пояснил дворянин.

Пока в России активисты РДС насчитывают 12 тыс. дворян (с учетом детей). По сравнению с дореволюционными данными такой показатель очень мал. «Тогда дворянство составляло 1% населения, около полутора миллионов человек», – сетует Олег Щербачев. По его словам, вступлением в РДС люди стараются почтить память предков. Никакой практической пользы от пребывания в РДС нет. «Вы просто получаете документы, свидетельствующие о вступлении в дворянское собрание. Они котируются за рубежом», – объясняет Олег Щербачев.

Тема безденежья, похоже, современным аристократам хорошо знакома. Собрание располагается в одном из кабинетов офисного здания недалеко от метро «Первомайская». По словам г-на Щербачева, место предоставляют обществу «некие благожелатели». В основном члены собрания посвящают себя культурно-просветительской деятельности. «Под нашей эгидой издательство «Центр-Полиграф» осуществляет выпуск серии книг «Забытое и неизвестное», посвященных истории России, и в частности Белого движения, – рассказывает Олег Щербачев «НИ». – Мы не извращаем историю и стараемся избавиться от советских штампов». На реальные дела у некоммерческой организации денег пока нет. «Мы можем лишь обращать общественное внимание на проблемы, например необходимость восстанавливать храмы», – объясняет г-н Щербачев.

По словам заместителя декана исторического факультета МГУ Алексея Власова, тенденция в создании закрытых клубов появилась в России еще в начале 1990-х годов. «Так, например, был создан своеобразный клуб нуворишей. С социологической точки зрения это не так интересно, потому что единственный ценз тут – денежный, – пояснил «НИ» эксперт. – Намного любопытнее клубы, где критерием выступает знатность. Люди, вступив в такой клуб, чувствовали свою уникальность. Это было важно для осознания статуса, правда, внутреннего, а не внешнего – остальным-то на титул человека плевать. Какое-то реальное значение родословная имеет разве что в Центральной Азии, где люди, знающие предков до седьмого колена, пользуются уважением. Наша историческая память изменена в 1917 году, поэтому и пиетета перед длинными родословными нет».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: