Главная / Газета 1 Августа 2011 г. 00:00 / Общество

Погорели на строительстве

Пострадавшие от огня жители центра и юга России чинят недавно возведенные дома и боятся новых пожаров

МАРИЯ МОРОЗОВА, МАНЗУРА КАХОРОВА

Лесные пожары в разных регионах России продолжают бушевать с разной степенью интенсивности. Чиновники и независимые эксперты надеются, что до прошлогодних трагедий дело не дойдет. «НИ» съездили в село Криуша Рязанской области, где горячим летом 2010-го выгорела четверть поселения и где мы побывали год назад, почти сразу после случившегося. Погорельцы, пережившие прошлое лето, продолжают осваиваться в новых домах, построенных за счет федеральных средств. Крыше над головой люди рады, но претензий к качеству строительства много. Среди наиболее часто упоминаемых жителями недостатков новых домов вода в подполе, маленький метраж, проблемы с коммуникациями. Но больше всего селян заставляет переживать неубранный горелый лес рядом с жильем. Местные власти считают, что делают все, что в их силах, чтобы не допустить новых пожаров.

Некоторые дома в Криуше только внешне выглядят презентабельно.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Некоторые дома в Криуше только внешне выглядят презентабельно.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
В прошлом году от лесных пожаров пострадали более трех тыс. человек по всей России. Всего за несколько месяцев на федеральные деньги были построены дома для всех, чье жилье уничтожил огонь. Уже 1 декабря 2010 года глава Минрегиона Виктор Басаргин отчитался на заседании правительства РФ, что все дома для погорельцев и пострадавших от пожаров приняли спецкомиссии. Всего власти построили 2145 домов для 2200 семей. За возведением строений в режиме реального времени в Интернете могла наблюдать вся страна. Но после первой же зимы из 19 регионов, где обитали погорельцы, посыпались жалобы на новые дома.

С весны пострадавшие от пожаров в Волгоградской области направляют письма депутатам регионального парламента о плохих условиях проживания. Жители Руднянского района рассказывают, что в новых коттеджах падают потолочные плинтусы, не по размеру выструганы дверные и оконные блоки, отсутствует питьевая вода и уличное освещение. Кроме того, в отстроенном поселке нет магазина. Своими силами селяне исправить недоделки не могут. Районная власть, по словам заявителей, не отвечает на запросы, а до губернатора не дозвониться. Если в Волгоградской области были «косметические дефекты» у новых домов, то погорельцы села Галевки Тульской области были вынуждены мерзнуть всю зиму. Дома отсырели, обои отошли от стен, и на них появилась плесень. Справиться с проблемой должно помочь газовое отопление, но его пока в поселке нет. Жителям Нижегородской области удалось достучаться до правоохранительных органов. Региональное управление Следственного комитета проводит проверку по сообщениям о разрушении домов в селе Ватагино Балахнинского района области. Люди жалуются, что их новые жилища начали разваливаться. Крыши текут, водопровод вышел из строя, а стены сделаны из пенопласта. Следователи не исключают, что могут возбудить уголовное дело по статье 238 УК РФ «выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности».

В поселке Криуша Рязанской области претензии к домам жители высказывают соседям, журналистам и местной администрации. Все 65 строений расположились на улице Есенина, которая тянется почти через весь населенный пункт. К каждому дому подведены желтые «газовые» трубы, появились люки канализации. В апреле в Криушу приезжали чиновники из правительства, которые интересовались, как повели себя дома зимой. К отоплению претензий не было, и министры уехали обратно в Рязань. Коррективы внесла летняя жара. В домах, где не была проведена вентиляция, стало нечем дышать. «Дом химический, дышать тяжело. Днем в доме 28–30 градусов, а ночью – до 24–26», – жалуется «НИ» местная жительница Мария Романова.

Пенсионерка Валентина Максина встречает журналистов у забора. Во дворе бригада гастарбайтеров готовит площадку под новые здания: гараж, мастерскую, баню, дровник. «Это уже все на наши деньги. Нам дом сделали на 70 квадратных метров и сарай. У нас же было 119», – говорит «НИ» Валентина Андреевна. Потерянные метры не дают пенсионерке покоя.

Сомнения в справедливости властей до сих пор терзают жителей Криуши, которые имели хорошее хозяйство. Кому-то оставалось сделать ванную, кому-то – провести газ, так что удобствами их не удивили. У многих были постройки, за счет которых расширялись дома. «Нам же обещали сделать такие же дома, как были, или лучше», – сетует Валентина Андреевна. Чиновники оперируют исключительно данными из Бюро технической инспекции (БТИ): если постройку не зарегистрировали, значит, ее не было. В целом дом Валентину Максину устраивает, строительство она контролировала. Без пристального внимания судьба дома могла быть хуже. «Вот у соседки Зои дом за одну ночь возвели, как показательный для Путина. Какое там качество может быть?» – удивляется Валентина Андреевна.

В новом доме Зоя Гурова отметила свой 75-летний юбилей. «Построили сначала дом на 36 квадратных метров, а мой был на 53. Я оказалась без кухни. Потом все-таки достроили еще 17 квадратов», – рассказывает «НИ» женщина, листая альбом с фотографиями фундамента дома. Как и большинство получивших дома пенсионеров, в СНиПах она не разбирается, недоделки просит исправить подрядчиков. «Вот доски отходят», – показывает пенсионерка корреспондентам «НИ» на свисающую с крыши пластиковую планку. Жители рассказывают, что сильным ветром облицовочный материал часто срывает.

В доме соседки Анны в подполе вода держится на уровне 30–40 см даже в жару. У большинства соседей она появлялась весной на короткое время, но несколько зданий находятся чуть ниже основной улицы, и с сыростью владельцы борются сами в любой сезон. «Говорят, виноваты грунтовые воды. Мы просили песок дать, чтобы засыпать подпол, а нам сказали: покупайте сами», – рассказывает молодая женщина.

По словам главы поселения Натальи Клепиковой, по договору в течение пяти лет действует гарантия на дома. «Если возникают проблемы, жители звонят строителям и те их устраняют. Жалобы на недостатки, конечно, есть, но они исправляются», – говорит «НИ» глава поселения. В администрации Рязанской области претензий к качеству домов не получали. «За ходом строительных работ наблюдала специально созданная комиссия, которая в свою очередь учитывала все пожелания пострадавших. За стройкой следили и сами жители», – отрапортовали в комитете по делам печати и информации Рязанской области. И напомнили, что в поселении восстановили ряд социальных объектов, линии электроснабжения, автодороги, провели коммуникации.

К сфере ЖКХ у местных жителей есть серьезные нарекания. Вода из водопровода пахнет сероводородом. Почему, никто не знает, но предполагают, что все из-за новой водонапорной башни. В итоге такой водой только смывают туалет и стирают. В пищу употребляют колодезную. Рекламой о бурении скважин увешаны все доски объявлений. Жители, имевшие колодец на своем участке, стараются побыстрее его очистить. Чиновники причины проблем с водой «НИ» объяснить не смогли. «Может, мы придираемся. Дали нам крышу над головой и на том спасибо. Но ведь по телевизору власти обещают одно, а по факту получается все по-другому», – рассуждает Анна.

Сомнения терзают жителей Криуши и относительно восстановления сельского хозяйства и скота. У многих животные погорели во время пожара, а на огороде – слой строительного песка. В прошлом году губернатор области Олег Ковалев обещал провести «активную деятельность по благоустройству территорий». По его словам, людям должны были убрать строительный мусор, подготовить почву, помочь с посадкой деревьев и обеспечить домашним скотом и птицей. «Мы вот несколько раз ходили, спрашивали у Натальи Клепиковой, дадут курей или нет. Говорят, денег на это нет», – сетует Анна. На участках пенсионеров пробиться к земле сквозь песок до сих пор сложно. Двор засажен в основном у больших семей, где часть компенсаций ушла на покупку грунта.

Сильнее всего жителей Криуши волнует не сомнительное качество строительных работ или забытые обещания властей, а неубранный лес. Выгоревшие столбы сосен до сих пор стоят на незначительном расстоянии от домов. Люди боятся нового воспламенения. Пожар в условиях жары повториться может, соглашается руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко. «По техрегламенту лес должен находиться в 10–15 метрах от домов. По новым поправкам расстояние будет составлять 30 метров. Но и это не дает ничего, кроме самоуспокоения, – говорит «НИ» эксперт. – Сгоревший лес надо убрать метров на 100». На вопросы жителей, когда уберут паленую древесину, в администрации Криуши отвечают: денег на работы нет. Хотя «НИ» Наталья Клепикова сообщила, что расчистка идет, а всю территорию сразу охватить нельзя: «В черте населенного пункта придется выпиливать более тысячи кубометров, на 75% он пришел в негодность». На случай возникновения пожара на территории поселения вырыли два новых пруда.

Алексей Ярошенко замечает, что ситуацию осложняют бюрократические процедуры. «В субъектах уборку контролируют министерства лесного хозяйства. Согласно данным Рослесхоза, в Рязанской области один из самых низких показателей использования денег для охраны, защиты и воспроизводства леса. Деньги, которые пришли в мае, до сих пор не потрачены на тот же самый валежник», – замечает «НИ» г-н Ярошенко. По его словам, для того, чтобы справиться с расчисткой территорий, есть два способа. «Чиновники могут заключить контракты по охране, защите и воспроизводству леса. Тогда компания должна будет убирать сгоревшие деревья. Либо проходят аукционы на покупку этого леса, приличные остатки древесины компания использует под свои нужды», – поясняет эксперт.

Из-за бюрократии процесс обычно затягивается на полгода. В итоге сгоревший в июле–августе лес после проведенного аукциона можно убрать только зимой. «Но тогда тяжело его разбирать. В итоге сгоревший лес доживает до весны, а в теплое время начинает гнить. Такая древесина пойдет только на дрова», – замечает г-н Ярошенко. Не найдя коммерсантов, готовых работать на таких условиях, пострадавшие регионы все-таки приходят к тому, что лес будет убираться за бюджетные деньги. По прогнозам экологов, на это уйдет не меньше трех-четырех лет. Пока же основной метод борьбы с пожарами на рязанской земле – пропаганда и агитация. По обочинам дорог часто мелькают таблички с просьбой беречь лес.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 августа 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: