Главная / Газета 10 Июня 2011 г. 00:00 / Общество

Кабинет психолога

Семейные войны

Михаил КОНДРАТЬЕВ, декан факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета
shadow
Сколько бы ни говорили о том, что ребенка воспитывает общество, школа или улица, именно семья является первопричиной и успеха, и неудачи в деле личностного становления подрастающего человека. Стратегическая цель практически всех родителей одинакова – ребенок должен быть счастлив, здоров, одет, обут, накормлен, а также должен получить достойное образование, позволяющее во взрослой жизни безбедно жить и содержать свою семью. Цель одна, а вот тактики ее реализации подчас оказываются противоположными.

При господствующем в семье диктате старших ребенок лишается главного двигателя своего социального развития – возможности самостоятельно принимать адекватные его возрасту решения. Запрет обосновывают интеллектуальной и социальной недееспособностью младшего в логике «мал еще» или «глуп совсем». Давление на ребенка приводит к деформациям в личностном развитии, к снижению самооценки, уровня притязаний и настроя на любую сколько-нибудь творческую активность. Нередко дети и подростки, подвергшиеся внутрисемейному диктату, начинают «бунтовать», но эти «бунты» либо жестко подавляются, либо ребенок (а чаще подросток) одерживает пиррову победу в этой родственной войне и выходит из повиновения, выпадая из семьи и становясь «отрезанным ломтем».

На первый взгляд альтернативой диктату во внутрисемейных отношениях выступает тактика опеки, основанная на желании родителей, а также бабушек и дедушек грудью встать на пути тех опасностей, которые надвигаются (по их мнению) на «беззащитного» ребенка, даже если этот ребенок уже не ребенок, а вполне зрелая личность. Но в действительности различна лишь мотивировка, с помощью которой взрослые оправдывают свое психологическое давление: при диктате «надо пресечь тягу ко всему дурному», при опеке – «избежать ситуаций, при которых слабый ребенок должен сам противостоять злобному окружающему миру». Воспитательный же эффект обеих тактик идентичен – ущербная личность, ущемленная в своих социальных потенциях и чувстве собственного достоинства.

Особенно популярна сейчас тактика невмешательства. Аргументация родителей такова: «он уже достаточно взрослый, я в его возрасте…», а далее следуют не столько правдивые воспоминания о своем детстве, сколько оправдания того, почему детство их ребенка должно протекать без вмешательства взрослых, без их защиты и поддержки. Может показаться, что отношения в таких семьях строятся по принципу равноправного партнерства. На самом деле за этим скрывается уход взрослых от ответственности не только за будущее ребенка, но и за его настоящее. Результатом же является широко обсуждаемое сегодня явление безнадзорности, беспризорности, бродяжничества и социального сиротства.

Реальной же альтернативой всем неверным тактикам является подлинное сотрудничество, когда ребенок полноценно и ответственно участвует в семейной жизни. Понятно, что и закрепленные функции, и ответственность за успех или неудачу должны быть адекватны возрасту и социальному опыту. «Взрослые безоговорочно уверены в том, что мир существует для детей, а дети не сомневаются по поводу того, что мир существует для взрослых». Такова формула внутрисемейного консенсуса. Но далеко не всегда даже при понимании она приобретает для членов семьи реальный личностный смысл. Поэтому во многих странах наряду с личным адвокатом и домашним врачом стал привычной фигурой и семейный психолог.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: