Главная / Газета 31 Мая 2011 г. 00:00 / Общество

Резонанс

12 апреля 2011 года в «Новых Известиях» был опубликован материал «Градус полета» ростовского корреспондента «НИ» Ирины Ароян

12 апреля 2011 года в «Новых Известиях» был опубликован материал «Градус полета» ростовского корреспондента «НИ» Ирины Ароян. Речь в публикации шла о совершенном 5 марта 2011 года авиакомпанией «Донавиа» рейсе под номером SU-673 Москва–Ростов-на-Дону. По целому ряду признаков группа пассажиров лайнера (в том числе и Ирина Ароян) заподозрила членов экипажа самолета в том, что во время полета они были пьяны, однако провести медосвидетельствование экипажа сразу же по прилету перевозчик наотрез отказался, после чего пассажиры инициировали расследование этой истории. Компания «Донавиа» прислала в редакцию свой ответ на нашу публикацию. В этом номере мы печатаем письмо авиаперевозчика с сокращениями тех пассажей, которые не имеют прямого отношения к делу:

«В связи с тем что содержание статьи напрямую затрагивает репутацию не только отдельных работников авиакомпании, но и компании в целом, мы вынуждены дать свои комментарии по ряду вопросов, затронутых в статье.

Основными претензиями госпожи Ароян являются:

1. При заходе на посадку самолет сильно бросало из стороны в сторону, в результате чего у госпожи Ароян возникли сомнения в трезвости экипажа.

2. После посадки командир воздушного судна и представитель авиакомпании отказались проводить медосмотр экипажа. Во время беседы от командира пахло алкоголем.

3. На коллективную жалобу госпожи Ароян и других пассажиров до настоящего времени не дан ответ.

4. Руководство авиакомпании отказало «Новым Известиям» в официальных комментариях.

Поясняем вам ситуацию.

1. Удивительно, что, будучи жительницей города Ростова-на-Дону, госпожа Ароян не заметила, что в определенные времена года (в том числе и весной) для Ростова характерны сильные ветры восточного направления. Эти ветры из-за орографических особенностей местности в районе аэродрома постоянно создают сильную болтанку в приземном слое. Во время посадки 5 марта погода была (выписка из официальной сводки):

погода факт.: РОВ за 05.03.11 2000 UTC (2300 местного времени): ветер 260* 13 порывы 18 м\с, видимость 9999 м, температура +2/ точка росы –2, облачность разорванная 600 м, разбросанная 3000 м, давление 749 мм р.с., временами ветер 250* 15 порывы 20 м\с.

погода факт.: РОВ за 05.03.11 1900 UTC (2200 местного времени), ветер 240* 13 порыв 18 м\с, видимость 10 000 м, температура +2/ точка росы –3, давление 749 мм р.с., временами ветер 250* 15 порыв 20 м\с.

Эти данные говорят о том, что посадка выполнялась в сложных погодных условиях и требовала определенного мастерства от командира самолета, которое он и продемонстрировал. Просим обратить внимание на то, что во время посадки самолета наблюдался сильный порывистый (до 20 метров в секунду) ветер, который не мог не сопровождаться сильной болтанкой.

2. Действительно, после посадки командир самолета отказался выполнить требование госпожи Ароян о прохождении экипажем медицинского освидетельствования. Он был прав в своем решении. Никакими регламентирующими документами такое освидетельствование не предусмотрено, как не предусмотрено, например, освидетельствование водителя автобуса по желанию одного из пассажиров.

Что касается запаха алкоголя, якобы исходившего от командира самолета, мы готовы сообщить следующее: заместителем генерального директора – директором по производственной деятельности предприятия было принято решение о проведении медицинского освидетельствования экипажа.

Поскольку медпункт аэропорта не имеет лицензии на освидетельствование, оно проводилось 6 марта с 00.12 , т.е. через два часа после посадки.

Результаты освидетельствования показали, что все члены экипажа, в том числе командир самолета и бортпроводник, который «выглядел не вполне трезвым», «признаков опьянения не имеют». Акты по результатам освидетельствования имеются в авиакомпании, они также переданы в прокуратуру.

3. Коллективной жалобы, на которую ссылается госпожа Ароян, на самом деле не было. Было заявление, написанное на стандартном бланке авиакомпании и подписанное госпожой Ароян и еще двумя пассажирами. В соответствии с действующим законодательством необходимость ответа на подобные документы в течение 30 дней не предусмотрена, тем более что подписавшие заявление этого в нем и не требовали, а требовали только разобраться в случившемся. Служебное расследование по данному случаю было проведено, однако никаких нарушений со стороны персонала авиакомпании выявлено не было.

Хотелось бы отметить, что на борту самолета в этот день находилось более 100 пассажиров, и никто из них, кроме госпожи Ароян, не предъявлял претензий к экипажу.

4. Сентенцию г-жи Ароян об оставленном без комментариев запросе нельзя принимать всерьез, так как ни ваша газета, ни журналист к руководству авиакомпании за официальными комментариями не обращались.



С уважением


заместитель генерального директора – директор по коммерческой работе


А.А. Удодов».



«Новые Известия» продолжат следить за развитием этой истории.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 мая 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: