Главная / Газета 21 Апреля 2011 г. 00:00 / Общество

Врачебное замешательство

Уральский политик умер на пороге одной из лучших российских больниц, так и не получив медпомощи

МАРИЯ МОРОЗОВА

Вчера Следственный комитет РФ приступил к доследственной проверке обстоятельств смерти члена партии «Справедливая Россия» Максима Головизнина. 14 апреля мужчина скончался у ворот Института хирургии им. А. В. Вишневского в Москве. По словам его коллег, политика отказались принимать в больнице, когда он почувствовал себя плохо и потерял сознание. Причиной отказа стало то, что его доставили на частной машине, а не в карете «скорой помощи». В госпитале заявили, что смерть Головизнина наступила еще до того, как его привезли к ним, то есть к ним доставили труп. Эксперты уверены, что руководство больницы следует привлекать к уголовной ответственности по статьям «оставление в опасности» и «неоказание помощи больному». Гибель Максима Головизнина – яркая иллюстрация тех бед российского здравоохранения, о которых совсем недавно публично заявил директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

Вчера сотрудники Следственного комитета РФ приступили к допросу очевидцев события, произошедшего у ворот Института хирургии им. А. В. Вишневского 14 апреля. В тот день члены свердловского отделения партии «Справедливая Россия» доставили своего 40-летнего коллегу Максима Головизнина в больницу. Когда мужчина почувствовал себя плохо, друзья ехали на машине по Большой Серпуховской улице, где располагается госпиталь. «Я понял, что «скорая» к нам по пробкам добраться не успеет, и мы решили довезти Макса до НИИ им. Вишневского, – рассказывает «НИ» коллега погибшего Константин Комиссовский. – Через ворота нас не пустили, сказали, что проезд только по пропускам. У них якобы есть предписание от прокуратуры в связи терактами». На предложение донести политика до приемного покоя на руках последовал отказ. «Мы стучались, пытались добиться, чтобы кто-то из врачей к нам вышел, все бесполезно», – говорит г-н Комиссовский.

В НИИ им. Вишневского утверждают, что существует предписание прокурора от 24 марта 2011, по которому несанкционированный пропуск в институт запрещен, и сотрудники охраны вызвали дежурного хирурга для мужчины. По данным медиков, в это время выходивший с работы врач («канд.мед.наук Блатун Л.А.») хотел оказать помощь, но при осмотре констатировал смерть человека.

«Через две-три минуты прибыл вызванный сотрудниками охраны дежурный хирург, который также констатировал смерть», – говорится в официальном сообщении главы Института хирургии Валерия Кубышкина. «Это какой-то бред, – возмущается Константин Комиссовский. – Неужели двое вменяемых трезвых людей будут продолжать делать искусственное дыхание человеку, если им сказали, что он умер. А «скорую» мы ждали только из доверия к ее профессионализму?».

Член Лиги защитников пациентов Алексей Старченко не видит связи между оказанием помощи и способом доставки пациентов. «Это учреждение федеральное, существует на наши налоги, обязано принимать всех. В предписание прокуратуры не верится, вряд ли она возьмет на себя ответственность запретить лечить экстренного больного, – удивляется в беседе с «НИ» эксперт. – А проходная не место оказания помощи. Пациент должен был поступить в приемный покой». Глава эсэров Николай Левичев сообщил журналистам, что, по его данным, руководство госпиталя даже поблагодарило охрану за то, что она не пропустила умирающего человека. «Представляете, что было бы, если бы он умер на нашей территории», – повторил слова своего источника депутат.

Подтвердить версию пострадавшей стороны могут множество очевидцев, в том числе и полицейские. «Нам единственного врача из института вывел сотрудник ГИБДД. Патруль приехали за нами к воротам госпиталя, поскольку мы гнали по встречке. Благодаря удостоверению полицейский смог попасть на территорию больницы и буквально за руку привел медика», – продолжает свой рассказ г-н Комиссовский. Согласно заключению, причиной смерти Максима Головинзина стала острая сердечная недостаточность. У него остались пожилые родители, жена и 17-летний сын. «Он никогда не жаловался на сердце. Его жена Вика готова предоставить все его медицинские документы, ни одна кардиограмма не показывала сердечные проблемы», – уверяет Константин Комиссовский. Главврач НИИ Валерий Кубышкин указывает, что ему известно о тяжелейшем атеросклеротическом поражении сосудов сердца умершего.

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский убежден, что действия врачей госпиталя можно квалифицировать как преступление по статьям 125 «оставление в опасности» и 124 «неоказание помощи больному» УК РФ. Ответственность может лечь на медиков, которые имели право оказать помощь: дежурный врач, завотделением или должностное лицо НИИ. Пока коллеги умершего и его родные ждут результатов судебно-медицинского исследования. В рамках проверки следователи обещают дать правовую оценку действий сотрудников и врачей НИИ. В самом институте идет служебное расследование.

Эксперты сразу же заговорили о том, что инцидент стал очередным камнем в «огород» министра здравоохранения и социального развития РФ Татьяны Голиковой. Раскритикованные директором Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и президентом Национальной медицинской палаты Леонидом Рошалем сотрудники министерства написали письмо премьер-министру с просьбой защитить их честь. «Когда нет единых правил по приему и обслуживанию пациентов, мы получаем такие ситуации. А чтобы создать такой документ, не надо быть семи пядей во лбу, так что слова Леонида Рошаля о непрофессионализме чиновников – в точку», – отмечает Алексей Старченко.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 апреля 2011 г.


Актуально


Смотрите также

Смерть по цепочке

СК проводит проверку по факту гибели троих мужчин в колодце под Анапой

«У некоторых людей есть призвание – приносить другим людям боль»

Алена Притула раскрыла содержание последнего разговора с погибшим гражданским мужем Павлом Шереметом

Скрепить брачные узы за решеткой

Никита Белых планирует расписаться с возлюблоенной в СИЗО

Остался в статусе свидетеля

Уголовное дело в отношении Бельянинова или других сотрудников ФТС не заводили

Взятки не сладки

Замглавы СКР Александру Ламонову предъявлено обвинение в незаконном получении денег

Пятерочка для «мажоров»

Следственный комитет завершил расследование дела в отношении «гонщиков» на Gelandewagen

Главный таможенник России оказался миллионером

В доме Андрея Бельянинова были обнаружены 10 миллионов рублей и 700 000 долларов и евро

Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: