Главная / Газета 12 Апреля 2011 г. 00:00 / Общество

Через звезды к терниям

Почему за 50 лет профессия космонавта потеряла былую славу и романтику

Сегодня Россия и мир отмечают полувековую годовщину со дня первого полета человека (советского космонавта Юрия Гагарина) в космос. 12 апреля 1961 года Советский Союз вывел на орбиту Земли космический корабль-спутник «Восток». Корабль сделал один виток вокруг Земли и совершил посадку в Саратовской области. Длительность полета составила 108 минут. Не будет преувеличением сказать, что в 1960–1970-е годы повторить подвиг Юрия Гагарина мечтал каждый мальчишка.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
На карте СССР трудно было найти город, где не существовало бы улицы, названной в честь первого космонавта. Сегодня же, несмотря на то что эта профессия до сих пор связана с огромными нагрузками и риском, престиж ее, увы, неуклонно падает. Былые привилегии космонавтов тоже ушли в далекое прошлое, а новые условия работы могут привлечь только истинных романтиков. Как за полвека в нашей стране поменялось отношение к людям этой героической профессии, выясняли «Новые Известия».

В 1960–1970-е годы космонавты были героями и всеобщими любимцами. По популярности они запросто могли поспорить со звездами кино и эстрады. И еще неизвестно, кто бы в этом споре победил. Сегодня же они могут совершенно спокойно ходить по улице – никто их не узнает в лицо. Многие сейчас смогут назвать фамилии космонавтов, которые работают на борту Международной космической станции? Сами космонавты такую ситуацию объясняют постепенным эффектом привыкания и как следствие обыденностью полетов. «Это своего рода этап развития профессии, – поясняет «НИ» депутат Госдумы, летчик-космонавт, Герой России Елена Кондакова. – Космонавтов можно сравнить с летчиками, которые были героями в 20–30-е годы. Затем профессия стала более массовой, то же самое произошло и с космонавтами».

Социолог «Левада-Центра» Леонид Седов замечает, что постепенно из профессии ушла романтика первооткрывательства. «Тогда любой полет выглядел как прорыв. Затем все превратилось в рутинную деятельность, более техническую. Исчезли надежды на быстрые результаты», – говорит «НИ» эксперт. Его коллега Алексей Гражданкин соглашается, что фигура космонавта больше не имеет символического значения, о тех, кто сегодня летает, россияне ничего не знают. «К тому же пропал спортивный азарт – наша страна уже не претендует на лидерство в звездном пространстве, да и космические открытия перестали быть интересными и понятными для широких масс», – подчеркивает социолог.

К современным детям применить воспитательный метод «будешь плохо себя вести, не возьмут в космонавты» уже не получится. «Любопытство, которое отчасти испытывали первые космонавты, сегодня в значительной степени удовлетворено. Каждый ребенок знает, например, как выглядит наша Земля из космоса. Выбирая профессию, молодежь ориентируется на то, что работа – это средство заработка, а не способ осуществить мечту», – рассуждает г-н Седов. Социальный психолог Наталья Варская отмечает, что в романтизации профессии космонавта серьезную роль играли и СМИ. «Сегодня информационная политика такова, что мальчики хотят стать олигархами или депутатами. Их взоры в космос повернуть будет крайне сложно, дети знают, что на Земле карьеру построить проще», – говорит «НИ» психолог. Герой России летчик-космонавт Максим Сураев соглашается, что престиж любой профессии определяется в первую очередь уровнем заработной платы. «А все моральные и прочие составляющие уходят на второй план, уступая первенство материальному», – говорит «НИ» космонавт.

Кадровый голод

Елена Кондакова отмечает, что привлечь в пилотируемую космонавтику новые кадры с каждым годом все сложнее. «Зачем молодому человеку тратить пять-шесть лет на вузовскую подготовку, потом постоянно учиться и трудиться, если он знает, что получать будет в несколько раз меньше какого-нибудь менеджера?» – сетует летчик-космонавт. В 1959 году при отборе в первый отряд космонавтов комиссии пришлось «просеять» почти 3,5 тыс. личных дел в авиационных частях, чтобы отобрать для собеседования 350 человек. На медицинское обследование в московский госпиталь отправили 200 кандидатов, а в отряд зачислили всего 20 человек.

В 2005–2006 годах, когда проводился очередной набор в отряд космонавтов Ракетно-космическая корпорация «Энергия» впервые столкнулась с проблемой нехватки претендентов. Может показаться невероятным, но это факт – оказалось очень мало желающих идти в космонавты. Выездной агитационной комиссии «Энергии» пришлось побывать в некоторых московских вузах – МАИ, МВТУ и МИФИ. И там их ждало разочарование. Выяснилось, что большинство студентов не только не хотят быть космонавтами, но даже не собираются идти работать в «Энергию», зная, какая там невысокая заработная плата.

Однако действующие руководители отрасли не считают, что все складывается совсем пессимистично. Начальник отдела подготовки космонавтов Федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина» Андрей Маликов рассказывает «НИ», что пожаловаться на недостаток желающих не может. «Отбор будущих космонавтов – процесс длительный: сначала рассматриваются заявки и документы кандидатов, потом самый серьезный отсев происходит на медкомиссии. Последнее решение принимает коллегия Роскосмоса, – объясняет г-н Маликов. – Штат пополняется примерно один раз в четыре года». В последний раз на обучение центр взял семь человек. Всего числится 30 активных космонавтов.

Многолетний экзамен

Сегодня среди космонавтов есть не только военные летчики, как было на заре развития пилотируемой космонавтики, но и гражданские специалисты: инженеры, врачи, биологи. Требования, предъявляемые к будущим космонавтам, если и стали мягче, то ненамного. Например, давно кануло в Лету обязательное когда-то условие – членство в партии или комсомоле. Нет строгих ограничений по росту и по возрасту. Но здоровье должно быть железным, а образование – соответствующим.

Нагрузки же, которые ложатся на их плечи в процессе подготовки к космическому полету, по-прежнему огромные. Только за время прохождения общекосмической подготовки, которая длится полтора-два года и является начальным этапом всего процесса подготовки, нужно сдать более полутора сотен экзаменов и зачетов. Космонавта можно назвать вечным студентом, он постоянно учится и совершенствуется, независимо от того, слетал он уже в космос или еще нет. Лекции, занятия, зачеты, экзамены, тренировки, прыжки с парашютом, выживание в различных климатогеографических зонах, полеты за штурвалом самолета и многое-многое другое – вот то, что составляло и по сей день составляет его жизнь.

Летчик-космонавт РФ, Герой России Федор Юрчихин отмечает, что сегодня одним образованием довольствоваться не приходится. «Время в космосе дорогое, от него должна быть отдача. За длительный полет один космонавт выполняет более 40 научных экспериментов, – говорит «НИ» г-н Юрчихин. – От космонавтики требуют приносить прибыль, а деньги должна давать не сама наука, а результаты ее открытий». По его мнению, государство так и не научилось пользоваться этими открытиями. «На Западе тефлон нашел свое применение в обыденной жизни, а у нас – нет», – приводит пример космонавт.

И все же самым трудным в профессии считаются не столько учеба и испытания, сколько ожидание самого полета. На заре пилотируемой космонавтики «новички» проходили путь от зачисления в отряд до первого полета часто за три-четыре года, сейчас же своей «путевки на орбиту» космонавтам приходится ждать по 8, 10 и даже 13 (!) лет. И все это время нужно постоянно учиться и тренироваться, поддерживать себя в хорошей форме, в том числе и спортивной.

С каждым годом все меньше молодых людей, живо интересующихся космонавтикой.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow Герои без званий

Сегодня государство не дает космонавтам существенных социальных преимуществ, в отличие от их знаменитых предшественников. Они считаются государственными служащими, поэтому получают заработную плату в соответствии с утвержденными ставками. Плюс ведомственные надбавки и премии. На время полетов с каждым космонавтом заключается контракт, в котором четко прописаны его обязанности на борту и сумма денежного вознаграждения за успешно выполненную работу. Цифры космонавты не разглашают. Но все же в прессу периодически просачивается информация. В прошлом году руководитель полетом российского сегмента МКС Владимир Соловьев озвучил следующие цифры: «За полгода своей работы на МКС российский космонавт зарабатывает примерно от 130 до 150 тысяч долларов в рублевом эквиваленте».

После возвращения из полета первым космонавтам на Земле выдавались квартиры, машины, хорошие премиальные. А в конце 1990-х – первой половине 2000-х годов многие молодые космонавты с семьями жили в комнатах в общежитии. Герой России, летчик-космонавт Роман Романенко (сын дважды Героя Советского Союза, летчика-космонавта Юрия Романенко) рассказывал, что во времена его детства в Звездном городке был специализированный магазин, где исключительно семьям космонавтов продавали дефицитные по тем временам товары: джинсы, кроссовки-«ботасы», кока-колу, коньяк, сигареты «Мальборо»... А после каждого полета отцов их снимали с уроков и везли на Кубу. Потом все завидовали, когда в декабре-январе ребята возвращались загорелыми.

Сейчас на Кубу они, конечно, не летают. После полета космонавты вместе с семьями едут на реабилитацию в какой-нибудь российский санаторий, например в Сочи или в Кавказские Минеральные Воды. Да и отовариваются они в самых обычных магазинах, нет и спецпайков. Космонавт Максим Сураев сомневается, что имеющимися привилегиями можно заманить в эту отрасль молодежь. «Космонавт на сегодняшний день – это человек, который полжизни идет к своей заветной цели, все это время непрерывно учится, готовится, во многом ограничивает себя и все это ради того, чтобы полететь в космос, где ему опять же придется выполнять сложнейшую работу, испытывать колоссальные нагрузки, подвергать свою жизнь опасности, а после возвращения продолжать жить с семьей в двухкомнатной служебной квартире, как это делаю сейчас я, получая заработную плату, сравнимую с водителем трамвая или менеджера средней руки, имея при этом три высших образования», – говорит г-н Сураев «НИ».

Показательной в плане того, как сегодня наше общество относится к космонавтам, стала и ситуация с присвоением Максиму Сураеву звания Героя России. Из Минобороны дважды приходил отказ с мотивировкой «недостаточно оснований». В СМИ и Интернете по этому поводу развернулась жаркая дискуссия на тему того, нужно ли присваивать космонавтам звание Героя России или не нужно. Максиму Сураеву звание все-таки было присуждено 30 октября 2010 года.

Кроме того, что звание Героя России является высшей государственной наградой и несет в себе почет и уважение (моральная составляющая), оно дает космонавтам многие льготы (при оплате ЖКХ и проезде на транспорте, освобождает от уплаты налогов и пошлин). Кроме того, Героям положена единая денежная выплата, которая с 1 апреля этого года составляет 42 тыс. 654 рубля 32 копейки.

shadow По стопам отцов

Несмотря на то что профессия космонавта сравнительно молодая и к ее представителям предъявляются настолько жесткие требования, в нашей стране уже существуют космические династии. Сыновья есть у многих космонавтов, но по стопам отцов пошли всего несколько человек. Это Сергей Волков, Роман Романенко и Александр Скворцов. Они уже совершили по одному космическому полету.

К юбилею первого полета в космос власть активно заговорила о возврате престижа профессии и необходимости поддерживать отрасль. Попытку популяризировать космос и космонавтов Роскосмос предпринял еще в прошлом году. Во время своего полета Максим Сураев начал вести блог, что резко подстегнуло интерес к космосу. Космонавт рассказывал обо всем: о выходе в открытый космос, о еде в условиях невесомости, об экспериментах, о встрече нового экипажа... Среди откликов на сообщения чаще всего встречались фразы, что «читая этот блог, ощущаешь себя какой-то частью команды МКС».

Космонавт-испытатель Сергей Кричевский считает, что такого «косметического» ремонта отрасли недостаточно, а следует вернуться к изначальной цели полетов. «Сергей Королев определял эту цель как стратегическую попытку расселиться на других планетах. Если изменить подход и сосредоточиться на такой перспективе, то можно добиться существенного прорыва и вернуть престиж и значимость профессии, – говорит «НИ» эксперт. – Конечно, полеты на околоземной орбите дали людям важные знания и навыки. Мы научились жить в закрытом пространстве, устроили хорошее обеспечение, но пора ставить новые сверхзадачи». Видимо, именно этому будут посвящены следующие 50 лет покорения космического пространства.



ЗА ПОЛВЕКА НАГРУЗКИ НА КОСМОНАВТОВ ПОЧТИ НЕ СНИЗИЛИСЬ
Когда в 1959–1960 годах проводился набор в первый отряд космонавтов, конкурс был огромный. Требования к кандидатам сформулировал сам Сергей Королев: «Безупречное состояние здоровья при высокой психической устойчивости и общей выносливости организма; высокая летная успеваемость при выраженных задатках воли, трудолюбия и любознательности; активное желание освоить полеты на ракетных летательных аппаратах; антропометрические параметры: рост – не более 170 см, вес – 70–72 кг, возраст – не старше 30 лет».
Сначала медики внимательно изучали специфику профессий летчиков, альпинистов, подводников, полярников, чтобы определить, кто же из них лучше всего подходит для подготовки к орбитальному полету. И пришли к выводу, что нужны летчики-истребители. Критерии медицинского отбора основывались, прежде всего, на опыте авиационной медицины как наиболее передовой части военной медицины. Интересно, что решение об отборе было принято примерно в одно время и у нас, и у американцев. И американцы тоже за основу критериев взяли опыт медицинского обследования летчиков истребительной авиации. В то время никто не знал, что точно может ждать будущих космонавтов во время полета, поэтому готовили к самым суровым испытаниям. Их вращали на центрифуге с 12-кратными перегрузками, устраивали в барокамере «подъемы» на высоту 14–15 км с одной лишь кислородной маской на лице... Дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Алексей Леонов вспоминал, что происходящее иногда было за гранью возможного, а многое из того, что делали, было не нужно.
Сегодня требования, предъявляемые к будущим космонавтам (а среди них не только военные летчики, но и гражданские специалисты) если и стали мягче, то лишь на самую малость. Нагрузки по-прежнему огромные. Например, за период одной тренировки в гидролаборатории, которая длится пять-шесть часов, космонавт теряет в весе до трех (!) кг. Или испытания в сурдокамере, когда в течение 64 часов тебе предстоит не только не спать, но и продолжать при этом выполнять программу запланированных работ (это называется режим непрерывной деятельности) и постоянно контролировать свое состояние. Приходится будущим покорителям космоса и с парашютом прыгать, и при этом вести репортаж (наговаривать текст на диктофон) или решать математические или логические задачки. Наряду с этим они учатся выживать в зимнем лесу, на море и в пустыне, пилотировать самолеты, быть фотографом и психологом, занимаются физкультурой и изучают английский язык... Кроме того, нужно знать, что называется, назубок все системы корабля и станции.

АДАПТАЦИЯ ПОСЛЕ ПОЛЕТА В КОСМОС МОЖЕТ ЗАНЯТЬ ДО ПОЛУГОДА
Насколько тяжело проходит адаптация космонавтов после полета, могут, наверное, ответить только они сами. До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, сколько она должна длиться по времени и что в себя включать. Медики говорят, что это зависит от многих факторов – от индивидуальных особенностей организма, от того, насколько эффективно человек использовал бортовые средства профилактики, позволяло ли ему время заниматься этим. Если космонавт во время полета выполнял все рекомендации врачей и использовал все средства профилактики, то, как правило, этап острой адаптации составляет не больше пяти дней.
Один из пришедших на работу врачей Центра подготовки космонавтов, имея за плечами большой опыт работы в клиниках, рассказывал, что, когда он участвовал в первой реабилитации и впервые столкнулся с оценкой состояния здоровья человека после полета в космос, посмотрел его результаты анализов, то реакция была такой: «Это же больной человек! Его нужно срочно госпитализировать! Почему мы тянем?!» Но более опытные коллеги объяснили, что это специфические изменения, характерные для космонавта после полета, – изменения кровеносной системы, системы белкового обмена.
Обычно через три недели можно отменять медицинское наблюдение и направлять космонавта на санаторный этап реабилитации. А в среднем через полгода после космического полета в состоянии здоровья космонавтов уже не отмечается никаких изменений. Затем проводится медицинское обследование космонавта и дается заключение о его годности к подготовке к очередному космическому полету.
Юлия АНДРЕЕВА

50-ЛЕТИЕ ПОЛЕТОВ В КОСМОС В ЦИФРАХ
С 1961 года в орбитальных космических полетах участвовало 522 космонавтов из 37 стран мира. Космос посетили 110 космонавта из России и бывшего СССР и в три раза больше американцев – 335 человек. Гендерная статистика тоже, к сожалению, не в нашу пользу: из 55 женщин-космонавтов россиянок всего три, в то время как американок – 46. Среди космических туристов наших соотечественников нет вообще. Возможно, потому, что плата за восьмидневное путешествие составляет около 40 млн. долларов на человека. Зато русские могут похвастаться самой большой стойкостью: советский космонавт Сергей Крикалев занимает первое место по продолжительности пребывания в космосе (суммарное время – около 2,5 года). Кстати, первые 19 мест в этом рейтинге занимают российские и советские космонавты, на почетном 20 месте – американка Пегги Уитсон.
Подготовила Алена АРТАШЕВА

Является ли в наше время профессия космонавта престижной?
Борис ГРАЧЕВСКИЙ, режиссер, сценарист:
– Нет, конечно, сейчас все изменилось, времена уже не те. Сейчас куда важнее хоккеисты, рок-звезды. Я хорошо помню, с каким восторгом и уважением люди относились к космонавтам в 60-е, и то, что есть сейчас, ни в какое сравнение не идет.

Андрей СОКОЛОВ, актер:
– Раньше освоение космического пространства было национальной идеей, люди стремились стать одними из первых, кто увидел бы Землю со стороны. Разумеется, времена изменились, сейчас профессия космонавта уже не кажется настолько экзотической, таких специалистов в мире уже нельзя сосчитать по пальцам. Тем не менее эта профессия все же актуальна. Земля переживает серьезные трудности, и у того, кто первым освоит космос, соответственно есть будущее.

Антон КОМОЛОВ, телеведущий:
– Мне кажется, здесь ответ очевиден: космонавтика больше не считается престижным и желанным занятием. Со временем люди привыкают даже к самым необычным профессиям, они становятся обыденными. И, как мне кажется, самым обидным тут является то, что людям, действительно рискующим своей жизнью на орбите, перестали выдавать ордена и платят такие смехотворные деньги.

Марина ХЛЕБНИКОВА, певица:
– Космонавтика – перспективное направление. Как только будет изобретено новое топливо, произойдет рывок всей индустрии вперед. Так что хоть эта профессия и не так популярна, как в советские времена, но она все еще остается достаточно актуальной.
Опрос провела Елена БЫКОВСКАЯ

Опубликовано в номере «НИ» от 12 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: