Главная / Газета 1 Апреля 2011 г. 00:00 / Общество

Кабинет психолога

В детдомах должно быть некомфортно

shadow
К детдомовцам относятся, стараясь хоть каким-то образом загладить переживаемую нами порой неосознанную вину перед детьми и подростками, которые оказались лишены заботы и попечения своих родных взрослых. Мы заваливаем их подарками, гуманитарной помощью, предоставляем социальные льготы практически наравне с инвалидами. Но вспоминаю, как еще в 1990-е годы мы приехали на автобусе к одному из московских детских домов и привезли с собой популярный тогда вокально-инструментальный ансамбль, который должен был дать шефский концерт для воспитанников. Как только автобус подъехал к детскому дому, навстречу нам высыпали все от мала до велика, но, увидев, что ни дармовых кроссовок, ни джинсов мы не привезли, воспитанники ушли обратно. Остались лишь педагоги, смущенно извинявшиеся за поведение своих подопечных.

Звучит странно и даже цинично, но детям в интернатном учреждении должно быть некомфортно. Пока же факты таковы: наиболее высокостатусные выпускники детских домов и интернатов безболезненно и практически без усилий адаптируются в колониях для несовершеннолетних правонарушителей и в тех армейских подразделениях, где господствует «дедовщина».

Вспоминается случай, когда я участвовал в операции «Забота», целью которой было отслеживать дальнейшую судьбу бывших детдомовцев. Наша комиссия приехала в гости к выпускнику одного из московских детских домов, уже полгода жившему в предоставленной ему однокомнатной квартире. Парень предложил по чашке чая, и мы с изумлением наблюдали, как он его готовит: в большой, а не в заварочный чайник, он высыпал заварку, налил воды, положил сахар и поставил чайник на плиту с тем, чтобы тот вскипел. Ведь именно в таких чайниках в детском доме в столовой подавали уже готовый чай. Как он тогда не знал, как готовится чай, так он не знал об этом и теперь, хотя прожил значительное время вне детского дома. Понятно, что чай – не главное. Важнее, что и остальные правила и нормы жизни в закрытой группе препятствуют успешной адаптации в открытом обществе.

Детские дома и школы-интернаты – самый распространенный в России тип закрытых учебно-воспитательных учреждений. Становление личности происходит там при искажении социального развития. Конечно, существуют отдельные интернатные учреждения, которые могут гордиться своими воспитанниками, достигшими существенных социальных успехов. Но их – лишь единицы. Все, что в них достигнуто, достигнуто вопреки системе «закрытости».

«Закрытость» группы обедняет вариативность развития ее членов, примитивизирует и огрубляет систему значимых для них межличностных связей. Например, структура практически всех закрытых групп (особенно подростковых – детские дома, интернаты для одаренных детей, спортивные школы-интернаты, суворовские и нахимовские училища) предусматривает неизменный статусный «расклад» во всех сферах жизнедеятельности, причем низкий статус всегда закреплен за одними и теми же членами. Жесткая структура и «поляризация» статусов создается самими условиями существования закрытых сообществ: большинство проблем они вынуждены решать своими силами, а возможность «сбросить» вовне накапливаемый негативный эмоциональный заряд отсутствует.

Однако каждому человеку свойственно подчеркнуть свою индивидуальность. А в закрытой группе можно предъявлять только те формы активности и грани индивидуальности, которые группа готова признать как ценное и важное для себя. В противном случае группа будет жестко санкционировать человека, принуждая его вернуться к самому началу своей внутригрупповой «карьеры» и по-новому пройти испытания, позволяющие считаться «таким, как все».

Автор – Михаил КОНДРАТЬЕВ, декан факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университетаБ.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: