Главная / Газета 11 Марта 2011 г. 00:00 / Общество

Никакого бизнеса, только личное

Зачем московские энтузиасты открывают частные музеи

Светлана КРАХОТИНА, Анастасия МАЛЬЦЕВА, Алена АРТАШЕВА, Анна СЕМЕНОВА

В начале марта в столице открылся частный музей науки. Случай для нас беспрецедентный: негосударственные музеи крайне распространены за рубежом, в России же такие учреждения душатся в зародыше. Музейная сфера никогда не отличалась прибыльностью, а отечественные чиновники лишь усугубляют ситуацию, постоянно вставляя палки в колеса коллекционерам.

Фото: WWW.LOMAKOVKA.RU
Фото: WWW.LOMAKOVKA.RU
shadow
Несколько десятков первооткрывателей, самому старшему из которых не больше 14 лет, врываются в помещение музея. Юные варвары набрасываются на экспонаты, начинают приводить в движение маятники, разбирают скелеты на мельчайшие косточки и строят замки из металлических опилок. Это не кошмар, приснившийся смотрителю галереи, а новый музей «Экспериментаниум», который открылся в начале марта на севере Москвы.

Примерно два года назад четыре семьи, у которых «в среднем по два ребенка на нос», решили сделать своим и чужим детям подарок – открыть частный музей. «На это нас подвигло наличие собственных детей и тараканы в голове», – смеется директор музея Дарья Потапова. Часть экспонатов пришлось заказывать в США, но около 80% было сделано своими руками прямо в помещении музея. «Все экспонаты испытаны сначала на себе и своих детях, – делится с «НИ» жена одного из создателей Елена Самарец. – Мой ребенок, например, на предварительном открытии сломал челюсть скелету, экспонат пришлось убирать». Травмы могут грозить и самим маленьким посетителям, поэтому в музее дежурят несколько студентов-смотрителей, прошедших специальную подготовку.

Вход в музей платный, сумма сопоставима со скромным походом в кино с ребенком. Создатели музея подчеркивают, что интерактивность обходится им недешево: экспонаты, с которыми постоянно экспериментируют дети, ломаются и требуют периодической замены. По словам создателей, чтобы вернуть деньги, потраченные на музей, потребуется около пяти лет, и только после этого дело начнет приносить прибыль.

Автоматная очередь

Оптимизм авторов «Экспериментаниума» не разделяет директор Музея советских игровых автоматов Александр Стаханов. «Содержать музей в наше время – совершенно не прибыльное занятие, – говорит он. – Но в нашем музее, в отличие от многих других, материал настолько «живой» и востребованный, что деньги за билеты покрывают, по крайней мере, аренду помещения».

Музей действительно отличается от многих других. Вместо привычной тишины – шум и гам, звуки стрельбы и грохот. Музей переносит прямиком в атмосферу 70– 80-х годов. Старенькие, но исправно работающие «Морской бой», «Городки», «Авторалли» и многие другие электронные динозавры далекой эпохи. Атмосферу удачно дополняет аппарат с «той самой» газировкой, пусть теперь и за 30 рублей. По словам создателей объекта, именно желание «впасть в советское детство» положило начало музею. Сначала был найден неработающий автомат «Морской бой», который с большим трудом удалось отремонтировать. Тут-то авторы идеи поняли, что, если не спасти остальную технику, современные дети так и не узнают, чем жили их родители. Коллекция была размещена по гаражам и квартирам, после – переехала в «выклянченное помещение института, бывшее бомбоубежище здания МАМИ», а ныне 40 автоматов располагаются на Малой Ордынке. «За деньги, которые мы платим за аренду, можно было бы снять огромное помещение в Бирюлево, но кому мы там нужны?» – философски замечают создатели.

Вот такая Петрушка

Музей уникальных кукол тоже начался с малого – однажды театральная художница Юлия Вишневская нашла в прабабушкином сундуке старую фарфоровую куклу. Затем она «начала искать кукле подружек» – так и составилась коллекция, ныне насчитывающая около 300 экспонатов. В кукольном царстве все не «как настоящее», а настоящее – кукольная посуда, сделанная на обычных фарфоровых заводах, и маленькие швейные машинки, произведенные фирмой Zinger, железные утюжки, кукольные будуары, зонтики, сумки и все, что составляло тогда быт человека. Сами куклы довольно капризные – «тот же шелк, использующийся в одежде, от старости начинает сыпаться, а материалы, особенно воск, со временем теряют форму и цвет», – отмечает Юлия.

Музей уникален не только своими раритетами, но и тем, что вход туда совершенно бесплатный – денег просят только за фотосъемку и проведение экскурсий. Единственное, чем город помог объекту, – поспособствовал получению здания на Покровке.

Фото: СВЕТЛАНА КРАХОТИНА
shadow Палки в колеса

А вот создатель Ломаковского музея старинных автомобилей и мотоциклов Дмитрий Ломаков не увидел от города и этого. «Музей на основе коллекции, которую много лет собирала моя семья, я начал создавать в 1987 году, – рассказал «НИ» г-н Ломаков. – Чиновники меня сразу же огорошили ответом: «Раз есть проблемы с хранением коллекции, сдайте ее в металлолом – и проблема с хранением исчезнет». Получить под музей какое-нибудь здание в Москве не удалось. Тогда я подумал, что, может, выйдет хотя бы земельный участок получить, а здание я построю сам, на свои деньги. Тем более что пустующих участков земли, как и свободных зданий, в Москве тогда было полно. И 13 лет я фактически отсидел ни за что в чиновничьих приемных».

Примерно в 1995 году Юрий Лужков прилетел в США, и второй вопрос, который тогдашнему мэру задали журналисты, был о том, как обстоят дела с коллекцией Ломаковых. На одном из заседаний столичного правительства нынешний префект Юго-Восточного административного округа Владимир Зотов предложил предоставить потомственному коллекционеру землю под музей. «Еще пять лет я потратил на прохождение сотен кругов бюрократического ада вместо того, чтобы спасать технику по деревням, водить экскурсии или заниматься с детским клубом, – продолжает г-н Ломаков. – В 1999 году музей был официально зарегистрирован, акт на государственную землю я получил в 2000 году. Земля была – сплошные овраги и мусорная помойка, только одного грунта я туда завез 600 «КамАЗов». Там не то что с нуля – с минусовых отметок начинать пришлось. Начал строить новый зал, где очень плотно удалось разместить 50 автомобилей и мотоциклов – всего лишь треть от тогдашней коллекции».

В 2005 году как раз была сдана первая очередь объекта, как все музеи лишились льгот по уплате земельного налога. Сумма налога, кстати, неподъемна даже для госучреждений: «Сравнима с шестью бюджетами музея», – говорит Дмитрий Ломаков. «Эта чудовищная глупость была исправлена только прошлой весной и только на уровне Москвы, – продолжает коллекционер. – Но и на этом злоключения не закончились. Сейчас, согласно Федеральному закону № 137, все организации, у которых земля находится в бессрочном постоянном пользовании, обязаны перейти либо на аренду, либо выкупить участок. Из 13 лет «отсидки» по приемным восемь у меня ушло на объяснения чиновникам, что музеи на 49 лет не строятся. Аренда – при общей выручке музея около миллиона рублей – составляет 2,2 миллиона. А даже льготный выкуп земли – 80 миллионов рублей».

Без культа наличности

Необходимость поддержки коллег-коллекционеров осознают только такие же фанаты-бессребреники, полагают эксперты. «Чем быстрее общество развивается, тем быстрее идет процесс музеизации культуры, – считает заведующий отделением культурологии ГУ-ВШЭ Виталий Куренной. – Сфера частных коллекций на сегодняшний день совершенно не изучена, хотя можно с уверенностью сказать, что количество «странных» собраний быстро растет. Музеев на их основе в России крайне мало в отличие, например, от Германии, где в любом маленьком городке можно найти музей с личными коллекциями уважаемых бюргеров. Потребность в частных музеях в нашем обществе есть, но официальной поддержки коллекционерам ждать не стоит. У государства нет денег на финансирование своих фондов, что уж говорить о частных». Требовать рентабельности от музеев невозможно, убежден Дмитрий Ломаков. «Вокруг них создается туристическая инфраструктура, которая многократно «отбивает» эти деньги в муниципальные и федеральные бюджеты, – говорит коллекционер. – Тем более если речь идет о негосударственных музеях: они фактически освобождают бюджет от неэффективных расходов, которые несут госструктуры. Это понимают во всех зарубежных странах, в России же власти постоянно режут курицу, которая могла бы нести золотые яйца».

Опубликовано в номере «НИ» от 11 марта 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: