Главная / Газета 11 Февраля 2011 г. 00:00 / Общество

Их собачье дело

Московские власти обещают увеличить численность четвероногих полицейских

Алена АРТАШЕВА

В рамках борьбы с терроризмом столичный мэр Сергей Собянин предложил увеличить число кинологов с собаками в метро более чем в 10 раз. Президент России Дмитрий Медведев согласился с градоначальником, сказав, что это станет «серьезным психологическим фактором». Чтобы разобраться, насколько реально воплотить эти распоряжения в жизнь, корреспондент «Новых Известий» посетила центр кинологической службы столичной милиции.

Столице остро не хватает псов-саперов.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Столице остро не хватает псов-саперов.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
История Зонального центра кинологической службы Москвы, затерянного в промзоне Балашихи, начинается в XIX веке. Его отцом-основателем считается сыщик Владимир Дмитриев, который со своим легендарным псом Трефом искал на берегах Финского залива подозреваемого в шпионаже Владимира Ульянова-Ленина. Этот случай, кстати, стал единственной неудачей в карьере Трефа: вождя пролетариата пес так и не нашел...

Расцвет центра пришелся на 1990-е годы: специалистов, которых выпускали тогда, кинологи до сих пор вспоминают с восхищением. Сейчас в двухэтажных деревянных вольерах, отдаленно напоминающих таунхаусы, живут 150 собак. «Наши выпускники выезжают на расследования тяжких и особо тяжких преступлений, а также на различные массовые мероприятия: спортивные, культурные. Мы проверяем школы города перед началом учебного года и выпускными», – рассказывает «НИ» начальник центра Николай Зотов. Ситуаций, в которых могут понадобиться специалисты-кинологи, так много, что рассказ затягивается на десять минут. «Для школьников наш приезд – бесплатный цирк. На уроки в этот день приходят все «болеющие» и даже заядлые прогульщики», – смеясь, добавляет один из специалистов центра Илья Фирсов.

Центр представляет собой административные помещения, вольеры, кухни, гаражи – словом, это большая территория, примыкающая одной стороной к лесу. Туда после построения бойцы ведут собак на прогулку. На построение выходят недавно набранные кинологи с молодыми собаками: «партнеры» еще не привыкли друг к другу. На это требуется не меньше полугода: собака должна почувствовать в человеке хозяина, потому что работает она именно для него, а не за лакомство. Но чтобы действительно сработаться, понять характер друг друга, паре нужно около двух лет. Длительная «притирка» – один из факторов, которые могут помешать воплощению планов столичных властей. Кроме того, есть проблема с подготовкой кадров. Специализированных школ, обучающих новобранцев премудростям «собаковедения», в Москве нет.

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow Сегодня в столичном метро работают 50 четвероногих стража порядка, специализирующихся на обнаружении взрывчатых веществ. Набрать еще полтысячи собак, равно как и их хозяев – не проблема, с этим согласно и руководство, и рядовые кинологи. Проблема с местом: чтобы в центре подготовки поместились все хвостатые новички, территорию необходимо увеличить вдвое. И процесс обучения, естественно, будет либо быстрым, либо качественным. «Года два назад тоже собирались увеличить штат, но так все и осталось», – делится с «НИ» специалист, несколько лет проработавший с собакой. Судя по его словам московские власти просто в очередной раз успокаивают народ».

Насколько серьезно настроены власти в этот раз, отследить будет легко – на каждой станции метро через полгода-год должны появиться кинологи с собаками.

В подготовке собаки к работе в подземке есть своя специфика. Сложности начинаются уже при входе в метро: зимой перед дверьми коммунальщики посыпают плитку солью, которая, по словам кинологов, разъедает нежные подушечки лап их подопечных. Серьезную опасность для здоровья четвероногих блюстителей порядка представляет эскалатор. Собаки часто повреждают лапы при сходе с движущейся лестницы. Пострадавший боец выходит из строя месяца на два. Нелегко приучить лохматого сапера не бояться шума поездов, хотя настоящие асы ухом не поведут даже при звуке выстрела.

Профессионализм четвероного бойца в таких ситуациях корреспондентам «НИ» демонстрируют кинолог Николай и его пес Чик. Сначала поджарый «немец» находит из восьми стоящих в ряд сумок именно ту, в которой находится взрывчатка. Потом все заходят в гараж. Пока беседуют, дружелюбный Чик вертится вокруг, Николай не дает ему никаких команд. Внезапно пес принимает стойку: рядом с одной из машин «случайно» забытый оранжевый пакет со взрывчатым веществом. Николай хвалит собаку, дает угощение. Он называет Чика как родного человека: «Сына, иди сюда». Пес кладет передние лапы на согнутый локоть хозяина, оказываясь одного с ним роста, и лижет ему лицо. Такие отношения не редкость, скорее правило. Кинологи не увольняются иногда только потому, что не могут бросить собаку. Остаться без хозяина даже на месяц для собаки – психологическая травма. Сотрудники центра не могут приходить со своей собакой или забирать питомца с собой насовсем. Собак разрешается забирать лишь на время: на выходные, в отпуск, на прогулку. Здесь чувства, которые так важны в работе кинолога, уступают место строгим правилам.

Уже по окончании экскурсии корреспондент «НИ» спрашивает сотрудников центра, правда ли, что собак, которые работают «по наркотикам», на них подсаживают. «Нет, – опровергает Илья распространенный слух, – здесь действует такая же система, как и всегда: в зависимости от характера собаку учат или игровым методом, или с помощью съедобного поощрения». Более показательно объясняет один из кинологов: «Если собаке дать хотя бы мизер любого наркотика, она умрет».

Опубликовано в номере «НИ» от 11 февраля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: