Главная / Газета 8 Декабря 2010 г. 00:00 / Общество

«Надеюсь, что живу не в Сомали»

Игорь РОТАРЬ
shadow
В 2001 году я уехал на восемь лет английским корреспондентом в Центральную Азию, а мой отец – один из самых известных ученых мира в области теории вероятности, профессор математики и директор Лаборатории риска института ЦЭМИ РАН, гражданин России Владимир Ротарь получил длительный контракт на работу в США. Этим обстоятельством и воспользовались наши соседи Эмирсултановы, которые попросту захватили часть улицы, являющейся единственным проходом к нашей даче. Этот проход был закреплен за нами еще решением суда от 1959 года, и все эти годы мы беспрепятственно проходили по нему к нашей даче. Формально мы продолжали обладать дачей и после закрытия прохода, но попасть на нее могли без преувеличения лишь на вертолете. По сути, наше положение напоминает ситуацию человека, у которого хулиганы врезали новый замок в двери, а милиция лишь разводит руками.

В принципе по закону мы могли снести забор сами, но мой чрезмерно осторожный отец решил положиться на «справедливый» суд. Только через три года утомительных тяжб, в апреле 2008 года, судья Ногинского городского суда Московской области Ольга Малыгина вынесла решение в нашу пользу. Руководствуясь статьями 194–198 Гражданского кодекса РФ, суд обязал ответчиков «не чинить препятствия истцу в пользовании земельным участком» и взыскать с Эмирсултановых 6500 рублей в нашу пользу.

Казалось, справедливость восторжествовала! Но не тут-то было. Попытки судебных приставов заставить Эмирсултановых выполнить решение суда неизменно заканчиваются провалом. Наши соседи пытаются всячески затянуть процесс с помощью бюрократических проволочек. Мои попытки убрать забор самому приводят к постоянным стычкам. Меня и мою жену регулярно оскорбляют, а один раз Эмирсултановы и вовсе набросились на меня с кулаками. Я засвидетельствовал побои в медпункте подмосковного города Электроугли и под диктовку милиционеров написал заявление о том, что Эмирсултановы порвали на мне майку и поцарапали тело. Увы, вскоре я получил ответ из суда города Электроугли, что письмо составлено не по форме.

«Вы попали в очень типичную ситуацию, – говорит мне член московской коллегии адвокатов «ТИАН» Валерий Ангелов. – В советское время вашу проблему решили бы за пять минут, но сегодня наступило другое время. Теперь любой человек может потерять свою собственность, если не входит в мир сильных, защищать вас обязаны судебные приставы, милиция и прокуратура, но все стараются переложить работу на других». Как утверждает юрист, сегодня не чистые на руку люди нашли великолепный бизнес – отбирать у москвичей земли, дачи и квартиры. В Америке, Европе это просто невозможно: злоумышленник сразу же сядет в тюрьму на долгие годы. А у нас судебные проволочки, бездействие силовых структур, перекладывание ответственности с одного ведомства на другое делают этот бизнес очень выгодным. «Рейдерам теперь не нужно убивать. Достаточно просто затянуть дело. Так, можно, например, «уговорить» приставов «забросить дело на дальнюю полку». Слабо разбирающимся в юридических тонкостях гражданам очень трудно прорвать искусные юридические проволочки, которые бюрократы плетут вокруг них. Я думаю, эта тенденция будет продолжаться. Так что, москвичи, готовьтесь дарить свои земли, дачи и квартиры приезжим», – полушутя пугает жителей столицы Валерий Ангелов.

В справедливости этих слов я убедился достаточно быстро. Из прокуратуры Ногинского района мне прислали обычную отписку, а в электроуглинской милиции гордо заявили: «Мы заборами не занимаемся!» Судебные приставы вроде бы требуют от Эмирсултановых сноса забора, но дело это тянется уже два с половиной года.

Администрация микрорайона Вишняковские Дачи города Электроугли не только не помогает мне, но откровенно поддерживает Эмирсултановых. Просто поразителен был мой разговор с заместителем главы администрации Натальей Зиновьевой. Я не могу утверждать, что эта женщина подкуплена, но во всяком случае она и не скрывает своей симпатии к Эмирсултановым. «Ну почему вы такие упрямые, попытайтесь договориться о проходе с другими соседями!» – в сердцах заявила мне чиновница. На мой резонный ответ, что, во-первых, никого не устроит, чтобы через их участок постоянно ходили чужие люди, а во-вторых, муниципальные власти через суд еще 60 лет назад выделили мне проезд к моей даче, чиновница неожиданно раздражилась: «Ну пишите статью про нас. Ее прочтут и забудут».

Порывшись в Интернете, я выяснил, что далеко не одинок в своей проблеме. Охотники за столичной недвижимостью меняют тактику. Убийства и похищения законных владельцев квартир уступили место наглому самозахвату. Хозяев попросту выселяют без суда и следствия. Чтобы добиться справедливости, собственники квартир вынуждены обивать пороги многочисленных инстанций, пока оккупанты уверенно меняют замки, баррикадируются в комнатах и пользуются чужим имуществом.

Подобный случай произошел в апреле этого года с отставным полковником Александром Кураповым. После приватизации трехкомнатной квартиры Минобороны в Южном Бутово он неожиданно узнал, что собственником квартиры является совершенно другой человек. Полгода полковник и его беременная жена вынуждены были делить жилье с многочисленными квартирантами из Дагестана. Нелегалы выселились только после того, как история офицера попала в СМИ, а делом заинтересовался Следственный комитет. Другой жертве черных риелторов повезло меньше – житель Перово Дмитрий Кочеров лишился однокомнатной квартиры на улице Алексея Дикого. 26 марта 2006 года Кочеров вернулся домой и не смог открыть дверь в собственную квартиру. Пока мужчина был на работе, в его квартиру вселилась семья из Воронежской области и оперативно сменила замок. Суды встали на сторону «оккупантов».

«Истории, которые вы привели, – лишь капли в море. Таких примеров просто сотни. Люди, приобретающие недвижимость на территории РФ, недооценивают степень риска данного капиталовложения, ошибочно полагая, что государство может и готово защитить право собственности на приобретенный ими объект недвижимости, – объясняет мне Татьяна Волкова, юрист члена экспертного Совета по правам человека в Российской Федерации Евгения Борщева. – В России защита права собственности осуществляется аналогично защите собственности в других феодальных странах – Афганистане, Сомали и т.д., – констатирует

Татьяна Волкова. – По сути, любой человек без связей может стать бомжем».

После тяжбы с Эмирсултановыми мой отец откровенно сдал. Еще несколько лет назад он собирался возвращаться в Россию. Но сейчас считает, что об этом не может идти и речи. «Я так любил писать статьи среди природы на даче. Теперь я этого лишен. Но кто знает, рейдеры могут добраться и до моей московской квартиры. Я тоскую по России, но мне просто страшно жить в откровенно мафиозной стране, где попираются самые элементарные законы! Самое же обидное, что народ, увы, безмолвствует!» – признается мне отец, американец поневоле.

Я же благодаря относительной молодости все же не теряю оптимизма. Я надеюсь, что живу не в Сомали и смогу отстоять свои права и без банды вооруженных головорезов. Прошу рассматривать этот текст как официальное обращение к Ногинскому районному отделу судебных приставов управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области, ГОВД города Электроугли Ногинского района Подмосковья и в прокуратуру Ногинского района Московской области.

Автор – специальный корреспондент «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: