Главная / Газета 24 Ноября 2010 г. 00:00 / Общество

Полный прилет

Москвичи и гости столицы все чаще сталкиваются с очередями, хамством и поборами у воздушных ворот мегаполиса

ЕЛЕНА БЕЛОВА, СВЕТЛАНА БАШАРОВА, ЛЮБОВЬ МАВРИНА

Для любого иностранца город начинается с въезда в него – то есть с аэропортов и вокзалов. Именно сюда в начале ступает и нога инвестора, которого так активно зазывает Россия, продвигая то же «Сколково». Но гостей столицы да и самих москвичей уже с первых шагов в аэропортах встречают очереди к неприветливым пограничникам, поборы на парковках и мрачные милиционеры. Встреча с такой Россией, мягко говоря, не радует.

С кого начинается родина.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
С кого начинается родина.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Москвичка, работник турфирмы Людмила Мамонтова в рамках акции «НИ» «Если бы мэром Москвы был я» недавно писала в редакцию. «Уже лет пятнадцать длится какой-то непрекращающийся ремонт в наших аэропортах, какие-то вечно перегороженные тоннели, но толку от этого чуть. Как отсутствовали движущиеся ленты-эскалаторы, так их и нет. Пока в «Шереметьево» или «Внуково» дойдешь с сумкой до аэроэкспресса – отшагаешь несколько километров, так что даже здоровый мужик обливается потом. О женщинах и пожилых людях и говорить нечего. А тут еще очереди на маршрутки, зашкаливающие цены поджидающих стервятников-таксистов».

Прилетающие в столицу нередко проходят досмотр дважды, что отнимает уйму времени. Это вызывает недовольство не только пассажиров, но и членов экипажа. Как рассказал «НИ» на условиях анонимности пилот-инструктор, летающий на международных рейсах аэропорта «Шереметьево», «милицейский» досмотр осуществляется сотрудниками линейного управления внутренних дел (ЛУВД) и проходит после таможенного досмотра, фактически дублируя его. «Почему не совместить два этих досмотра? – недоумевает наш собеседник. – Зачем тратить время членов экипажа и пассажиров после 10-часового перелета на повторение одних и тех же действий?» По его словам, милицейский досмотр проходит «в коридоре, а не в комнате для досмотра».

Замначальника ЛУВД в аэропорту «Шереметьево» Виктор Карманов разъяснил, что предполетный досмотр проходят 100% граждан, а при послеполетном досмотре граждане проверяются выборочно. Послеполетный досмотр с участием сотрудников ЛУВД есть в большинстве аэропортов Москвы. В «Шереметьево» – во всех терминалах, кроме F («Шереметьево-2»), так как это старый и маленький терминал, там не хватает места для этой процедуры. «Дополнительный досмотр сотрудниками ЛУВД был введен на основании федерального закона №20 от 21 марта 2005 года, – сказал он «НИ». – Таможенники и сотрудники ЛУВД проверяют разные вещи. Таможенники следят, чтобы не было экономических преступлений. Мы обращаем внимание на оружие, наркотики и так далее».

Однако, по словам пилота, милиция превышает свои полномочия. Таможенники часто закрывают глаза на небольшие нарушения, если, например, вместо разрешенных для ввоза трех литров вина окажется 3,3 литра. А вот милиционеры как раз «придираются», и тогда за привезенную лишнюю жидкость человека заставят оплатить пять долларов на кассе и потерять два часа на оформление разных бумаг.

«Летчики и бортпроводники часто покупают для себя и своих близких товары в странах, где они продаются дешевле, – рассказывает нам пилот. – Скажем, в Гонконге мобильники в два раза дешевле, чем в России. В Гонконг я летаю довольно редко, поэтому могу купить там сразу несколько мобильников. И когда у меня спрашивают, зачем я купил четыре мобильника, для кого они, я считаю, что это издевательство. Я не превышаю сумму, на которую можно ввозить товары, – 1500 евро. Я сам могу распоряжаться своими средствами и покупками и не считаю, что должен отчитываться в них перед милицией. Для этого достаточно и таможни».

Получить ответ на вопрос об этих досмотрах в УВД на транспорте нам так и не удалось. Но мы не теряем надежды получить разъяснения уже от МВД РФ, на каком основании сотрудники милиции досматривают прилетающие уставшие экипажи вместо того, чтобы бороться с хищениями багажа и другими реальными правонарушениями.

Трату времени при прохождении таможни отмечают и пассажиры. «Если сравнивать наши аэропорты с другими, то кроме очевидных – чистоты и порядка, есть и другие претензии, – сказала «НИ» пассажирка Елена Дерябина. – К примеру, при возращении на родину, когда приземляется несколько самолетов одновременно, работает всего две или три стойки для прохождения паспортного контроля, поэтому процесс может занять два-три часа».

В аэропорту «Шереметьево» проблему понимают, но отмечают, что всего лишь выполняют норму закона. Гендиректор «Шереметьево» Михаил Василенко в июле в своем блоге писал, что обратился с просьбой к председателю правительства РФ об упрощении пограничных и таможенных процедур. «Для «Шереметьево» эта проблема актуальна, как ни для одного другого российского аэропорта: 80% регулярных международных самолетов прилетают в наш аэропорт, – писал он. – Именно на этих рейсах в отличие от чартерных (на них летают в основном россияне) прохождение границы и таможни отбирает у пассажиров непозволительно много времени. Меня поддержали другие участники совещания. Путин обещал разобраться».

Комфорт нам только снится.
Фото: AP
shadow Еще одна проблема аэропортов – парковки. В сентябре Московская прокуратура по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте возбудила административные дела в отношении владельцев платных парковок в аэропортах «Внуково» и «Шереметьево». Претензия состояла в том, что перед получением талона на парковку потребителю не предоставлялась полная информация об услугах. Люди сначала заезжали на парковку, получив талон из автоматического шлагбаума, а только потом могли прочитать правила предоставления парковочных услуг и были вынуждены в любом случае платить за услугу.

В аэропорту «Домодедово» утверждают, что проблему устранили. «Во-первых, все эти правила есть на сайте, – сказала «НИ» пресс-секретарь аэропорта Елена Галанова. – Во-вторых, сейчас везде информация повешена».

Проверку прокуратуры спровоцировали факты разграбления машин на платных стоянках столичных аэропортов. Люди, возвращаясь из отпуска, обнаруживали автомобиль без колес. В начале августа в Интернете автовладельцы жаловались, что их машины на платных стоянках «обувают» и взламывают. «Паркинги к нам имеют малое отношение, – сказала «НИ» пресс-секретарь аэропорта «Внуково» Елена Крылова. – У них есть видеонаблюдение, жалоб на предмет разорения машин у нас нет». «Наши парковки не охраняемы, и мы никогда это не скрывали от пассажиров, – объяснила г-жа Галанова. – У нас везде висит предупреждение, что мы не несем ответственность за сохранность машин». По ее словам, для того чтобы парковки были охраняемыми и люди могли предъявлять претензии, каждый раз при въезде машин нужно было бы заключать договор ответственного хранения, составлять акт осмотра автомобиля с фотофиксацией имущества. «Естественно, у нас 20 миллионов пассажиров в год и немало машин, заключать такие договоры невозможно, это отнимает много времени, будут безумные очереди, – сказала г-жа Галанова. – Поэтому, как и везде в мире, наши парковки не являются охраняемыми. Но на них стоят камеры видеонаблюдения, сидят операторы, которые постоянно мониторят ситуацию и при необходимости вызывают оперативную группу».

В свою очередь, защитники прав потребителей считают, что парковщики несут ответственность даже в том случае, если на стоянке охраны нет. Это не первый скандал с операторами парковок. В 2008 году владельцев стоянок в некоторых аэропортах ФАС оштрафовала за высокие тарифы и отсутствие бесплатной альтернативы в шаговой доступности. Автолюбители нередко продолжают жаловаться на высокие цены и отсутствие бесплатных парковок, но зачастую многие об их наличии просто не знают.

Возмущены ростом цен на парковку и члены экипажей, которые вынуждены оставлять свои авто на время полета в том же «Шереметьево», а после возвращения из рейса должны платить по нескольку сот рублей. Для пилотов пока сохранены так называемые льготные расценки 30 рублей в сутки, а с бортпроводников требуют по 150. Лишь для двухсот стюардов из более чем двух тысяч сохранены эти «пилотские льготы».

Есть жалобы и иного рода. «Имел радость в четыре утра провожать свою маму в «Шереметьево-2», – жалуется клиент в блоге Михаил Василенко. – Автомат по сбору денег выдал мне за 42 минуты стоянки прайс 500 рублей. Было бы не обидно с ними распрощаться, но у меня с собой было сторублевыми купюрами четыре бумажки и остальные пятитысячные купюры. Аппарат отказался их принимать. Нажал кнопку «вызов оператора», посетовал на ситуацию, оператор сказал пешком возвращаться в аэропорт для размена денег, ибо по встречке возвращаться на машине – явное нарушение ПДД. В темноте и холоде, закрыв авто, я пошел в аэропорт пешком. Пришел, а счет уже 1000 рублей. Как итог я заболел, переплатил 500 рублей и потратил личное время».

«У меня был негативный опыт по перемещению из терминала с аэроэкспрессом в терминал Б, – жалуется женщина в блоге. – Оказывается, чтобы попасть на «промежуточный» автобус, нужно 30 минут отстоять в очереди на досмотр. В общем, когда я все прошла, поняла, что на свой рейс уже никак не успеваю, и побежала ловить такси между терминалами. Таксисты говорят, это совершенно привычная ситуация. Поэтому и цены на такси (а это шесть, если не ошибаюсь, километров) от 500 до 700 рублей. Заплатила 500».

Цены завышают не только таксисты. По мнению председателя правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, ценами спекулируют и аэроэкспрессы. «Из-за километровых пробок альтернативы железнодорожному транспорту уже практически нет, – сказал он «НИ». – И соответственно тарифы на эти поезда, с нашей точки зрения, завышены в два раза. 300 рублей за проезд в течение получаса – это чрезвычайно дорого. К сожалению, компании не идут на то, чтобы эти тарифы сделать более обоснованными». Минус состоит и в информировании потребителей об их правах. «В европейских аэропортах оборудованы специальные стенды, памятки о том, что делать в случае задержки рейса, – пояснил он. – Пассажир берет эту брошюру и получает полную информацию о том, через какое время его должны накормить, напоить, предоставить гостиницу и как идет возмещение в случае отмены рейса. В России есть правила о заботе над пассажирами, но информация об этом на стендах и в брошюрах отсутствует».

Российские власти призывают сделать нашу страну привлекательной для бизнеса и для работы ученых. Мы пытаемся привлечь иностранные инвестиции, строим инновационный центр «Сколково», но при этом как-то забываем о том, что практически для любого иностранца, чем бы он ни занимался, Россия и Москва, в частности, начинаются с аэропорта. И пока эти своего рода въездные ворота выглядят, мягко говоря, не лучшим образом и уж явно не способствуют созданию привлекательного образа нашей страны.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: