Главная / Газета 15 Ноября 2010 г. 00:00 / Общество

Москва на растяжках

Борьба с засильем рекламы в столице может закончиться ничем

АННА СЕМЕНОВА, МАРИЯ МИХАЙЛОВА, ЛЮДМИЛА ПРИВИЗЕНЦЕВА, ОЛЬГА ВИНОГРАДОВА, ЕКАТЕРИНА ФОМИНА

В ближайшие недели на уровне московского правительства будет обсуждаться ряд постановлений, позволяющих упростить процедуру оформления документов на установку рекламы. Параллельно комитет рекламы инициировал сокращение площадей под «наружку», а также некоторые ее виды. Однако эксперты сомневаются в том, что столь благие начинания будут доведены до конца. Этому мешает высокая прибыльность бизнеса и нечетко прописанное законодательство. Несколько месяцев «НИ» следят за рекламным безобразием. А тем временем назойливая «наружка» продолжает портить архитектурный облик столицы, вредить здоровью и даже угрожать жизни.

Старинные здания все чаще используются как место для крепления баннеров.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Старинные здания все чаще используются как место для крепления баннеров.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Москва находится на девятом месте в мире по объему наружной рекламы. Но если в том же Нью-Йорке или Токио «наружку» устанавливают на непрезентабельных зданиях, да и то с оглядкой на общую эстетическую концепцию района, то в Москве фактически лепят на все подряд. При том, что в городском законодательстве ясно говорится о недопустимости ухудшения архитектурного облика города объектами наружной рекламы и информации. «Совершенно недопустимо, что у нас в панорамах исторического центра, даже в кремлевских, в качестве господствующих высотных точек вращаются рекламные логотипы разнообразных фирм, – рассказал «НИ» координатор общественной организации «Архнадзор» Константин Михайлов. – На здании «Дома на набережной», библиотеки им. Ленина – таких примеров множество. Жалко, что рекламными щитами окружен весь пустырь на месте снесенной гостиницы «Россия», это лишает москвичей совершенно потрясающих возвратившихся исторических видов на Кремль с Большого Устьинского моста и видов на Китай-город из-за реки от «Балчуга». На днях я заметил, что дом по 1-й Тверской-Ямской улице, 2 и соседний, так называемый «Дом Перова» на пересечении Тверской улицы и Садового кольца, также завесили рекламными щитами. Многовато рекламных щитов и постеров большого формата на всем Садовом кольце и на площади у Никитских ворот».

Разгул китча в городе можно видеть на каждом шагу, убежден историк архитектуры Алексей Клименко. «Как говорится в одной немецкой пословице, «по гнездышку люди судят, что за птичка там живет». Когда люди приезжают в Москву, то видят там сплошного Церетели и весь этот рекламный ужас везде, даже рядом с Кремлем и с Александровским садом, – поделился с «НИ» эксперт. – Особенно уродуют город растяжки, которые закрывают панорамы и виды, например, на храм Василия Блаженного». «Когда уличных растяжек становится слишком много, перестают «работать» детали фасадов, фронтоны, карнизы, колокольни, исторические пространственные архитектурные доминанты», – добавляет архитектор Михаил Хазанов.

Впрочем, участники рекламного бизнеса в своей работе далеко не всегда руководствуются эстетическими соображениями. «В Москве есть на что посмотреть, кроме гигантских рекламных щитов, – говорит «НИ» психолог Дмитрий Синарев. – Но у горожан просто нет выбора. Цель каждой рекламной кампании – сделать бренд опознаваемым, не так уж и важно, какие эмоции он при этом будет вызывать. И хотя человеческая психика, защищаясь от информационной перегрузки, «вырубает» сознательное восприятие рекламы, на подсознание она продолжает действовать». Психологи также отмечают, что у горожан может развиться боязнь рекламных щитов: люди опасаются, что конструкция свалится им на головы при сильном ветре. Научный руководитель центра психологической и социальной медицины, академик РАЕН Евгений Шапошников говорит, что наибольшее раздражение реклама вызывает у людей с тонкой психикой, сверхчувствительных к любой информации.

Рекламной сеткой завешивают даже те здания, которым настоящий ремонт не светит.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Из нашего окна площадь не видна

То, что плакаты и щиты становятся частью городского пейзажа, конечно, печально. Но еще грустнее, если из-за рекламы этого пейзажа не видно вовсе. В соответствии с постановлением правительства Москвы в пределах Садового кольца допускается установка и эксплуатация объектов наружной рекламы и информации только малого и среднего городского формата, то есть площадью не более 10 кв. метров. Исключение составляет реклама на сетке, которой обтягиваются строительные леса. При реконструкции здания, представляющего историческую и культурную ценность, реклама должна занимать не более 30% от общей площади сетки. Если же дом памятником архитектуры официально не признан, то ограничений по пропорциям коммерческой информации не существует. Жилое здание или административное, есть там люди внутри или нет, поддерживают ли они эту рекламу единогласно – закону, по сути, без разницы. Не удивительно, что «ремонт» зданий, расположенных на лакомых участках столицы, давно стал модным и очень прибыльным трендом среди рекламщиков.

В начале сентября «НИ» рассказали о судьбе жителей дома по Кутузовскому проспекту № 1. Они жаловались, что из окон ничего не видно: все загородили рекламные конструкции. Баннеры не сняли, зато через два месяца жителям дома сделали предложение, от которого они не смогли отказаться. «Теперь фирма, разместившая баннер, оплачивает нам коммунальные услуги и еще выделяет по 15 тысяч рублей в месяц на квартиру, – говорит «НИ» жительница дома Ревмира Вихрова. – А поскольку у нас в доме много стариков, которые живут на одну пенсию, то этим деньгам они рады и готовы терпеть рекламу, сколько понадобится. И ведь никто не хочет понять, что завешенные окна пагубно влияют на мое здоровье».

В похожей ситуации оказались жители сталинской многоэтажки на Земляном Валу. Весь фасад и часть боковых стен дома еще месяц назад покрывал огромный рекламный баннер. Летом здание штукатурили, в будущем заявлен капитальный ремонт, так что строительную сетку было решено не снимать, а модернизировать в коммерческом ключе. За это жители квартир, чьи окна загораживала реклама, получали по 28 тыс. рублей ежемесячно, плюс на каждый подъезд рекламодатель выдавал по 100 тыс. рублей. «За те полгода, что висела реклама, получается больше 500 тысяч на подъезд, за вычетом налога. Мы копим их, чтобы поменять окна в подъезде», – рассказала «НИ» преподаватель МГУ, жительница дома Раиса Ротова. Отстоять вид из окна удалось и жителям дома № 31 по Новому Арбату. «Сетку установили всюду, кроме одного подъезда, жители которого – уважаемые люди, ветераны – категорически возражали против рекламы и отказывались от компенсации», – рассказал «НИ» и.о. председателя комитета рекламы, информации и оформления Москвы Владимир Макаров.

Собственники дома имеют право получать от недвижимости выгоду, в том числе и от установки рекламы. Если две трети голосов во время собрания ТСЖ (или иного органа управления многоквартирным домом) отдаются «за», то другим жильцам остается только смириться. Как рассказал «НИ» член общественного совета ГУВД по городу Москве, член экспертного совета при комитете по транспорту Госдумы Илья Котов, «чаще всего подписи жильцов на договоре на размещение рекламы – поддельные. Иногда их ставит подкупленный председатель ТСЖ. На деле, если посмотреть статистику, выяснится, что один и тот же фасад ремонтируется годами».

Только в районе Пушкинской площади корреспондент «НИ» насчитал два здания, затянутых рекламной сеткой, но без малейшего признака деревянных настилов на лесах. Проблему долгостроя в рекламных целях в конце октября признали в Москомнаследии: «Зачастую строительные конструкции устанавливаются только лишь с целью размещения на них рекламы, без проведения каких-либо работ по фасадам». Однако призвать к ответу медлительных ремонтников комитет по рекламе не вправе, это контролирует Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) Москвы.

Неожиданный поворот

Рекламная сетка на домах хоть и причиняет существенные неудобства, но угрозы для жизни не представляет. В отличие от придорожных щитов или плакатов, имитирующих уличные указатели. По данным Ильи Котова, только в прошлом году в авариях, произошедших перед рекламными конструкциями, в Москве погибли 72 человека. «В Европе установка таких щитов на дорогах запрещена, – пояснил «НИ» эксперт. – Они закрывают светофоры, дорожные знаки, а значит, создают аварийную ситуацию на дороге, отвлекают водителя. Тем более что в России щиты устанавливаются в ключевых точках городов, на окраинах и маленьких улочках они не работают». Комитет рекламы утверждает, что каждый щит у дороги проходит согласование с ГИБДД, без чьей санкции украшать обочины никто не решится. «За прошлый год мы изменили дислокацию свыше 400 конструкций, находящихся в непосредственной близости от дорожного полотна, в 2008-м – передвинули около сотни щитов, чтобы можно было установить видеокамеры», – говорит Владимир Макаров. Однако, как сообщила «НИ» начальник отдела пропаганды столичного ГИБДД Марина Васильева, «ведомство установку рекламы у дороги не курирует и повлиять на нее не может, даже если рост числа ПДД на этом месте будет доказан».

Чаще всего реклама у дороги выполнена в виде стрелки поворота к определенному учреждению. Например, на улице Вавилова был замечен указатель к гипермаркету, на Большой Бронной – к ресторану, а на Сретенке – к вузу. «Все они, на мой взгляд, должны быть демонтированы как представляющие реальную опасность для автомобилистов», – говорит «НИ» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. Интересно, что в соответствии с постановлением столичной мэрии «установка и эксплуатация объектов наружной рекламы и информации на знаке дорожного движения, его опоре или любом ином приспособлении, предназначенном для регулирования дорожного движения, не допускается». Как пояснил «НИ» юрист Алексей Тихомиров, также есть ГОСТ, по которому «наружная реклама не должна иметь сходство с техническими средствами организации дорожного движения и специальными сигналами».

Претензии у экспертов есть и по отношению к растяжкам над дорогами. «Этот вид рекламы устанавливается только в странах третьего мира, да и то только на улицах, где нет архитектурных достопримечательностей, – рассказывает Илья Котов. – В столице они закрывают, например, красивую перспективу Нового Арбата, из-за чего автомобилисты чувствуют себя как в туннеле. Но не это самое страшное. Если пять лет в Москве была одна тысяча растяжек, то сейчас их больше в два раза. Каждая перетяжка висит на тросе в два сантиметра толщиной. Если произойдет авария и упадет столб, то движущийся транспорт, скажем автобус, будет просто разрезан этими тросами». Илья Котов считает, что «рекламная мозоль» на глазах автомобилистов – следствие массовой подделки документов. «Трудно заставить ГИБДД поставить печать на бумаге, разрешающей установку рекламы, которая закрывает светофор или дорожный знак, нарушает все возможные нормы, – говорит «НИ» эксперт. – Начинают разбираться с фирмой, которая эту конструкцию установила, вызывают ГИБДД, показывают ее разрешение на установку, а потом оказывается, что по реестру этого разрешения не проходило, печати и подписи на нем стоят поддельные».

Днем – с огнем

Совсем отказаться от рекламы эксперты, конечно, не призывают. Урбанистическая реклама и дизайн – мощный инструмент преобразования городской среды. Важно только, чтобы использовался он осмысленно и во благо. «В каждом мегаполисе есть своя изнанка, есть то, что приходится временно маскировать, чтобы не портить общее визуальное восприятие города, есть стройплощадки, временные стоянки, неблагополучные «территории реорганизации», – пояснил «НИ» Михаил Хазанов. – Нельзя забывать, что еще каких-то 30–35 лет назад Москва была городом на редкость скучным, депрессивным, пропитанным безысходностью. Рекламы не было, поскольку рекламировать было нечего, зато было очень много монументальной пропаганды, а по праздникам «серый» обшарпанный город на время «краснел» от знамен, лозунгов, плакатов, транспарантов. Удручало зрелище ночного безлюдного центра Москвы, освещенного тусклыми фонарями, без витрин, с тощей неоновой рекламой редких магазинов. И тогда москвичи с грустью или ностальгией разглядывали старинные фотографии оживленных дореволюционных улиц – Арбата, Мясницкой, Пятницкой, Тверской, пестревших разномастными вывесками. Когда кому-то удавалось вырваться в Европу, в Штаты, в Японию, он шалел от праздника, который являл собой ночью каждый столичный город».

Однако стремление «догнать и перегнать Америку» сыграло с городом злую шутку. За последние десять лет объем наружной рекламы, как ни крути, вырос. По абсолютным показателям, учитывая временные конструкции, – с 242,9 до 766,6 тыс. кв. метров. Уследить за тем, вовремя ли убран каждый щит и что на нем, собственно изображено, практически невозможно. Только с начала 2010 года выявилось более трех тысяч незаконно установленных объектов наружной рекламы, из них примерно половина – на ограждениях в центре города. Чиновники рассчитывают убрать солидную часть рекламных конструкций после того, как истекут сроки договоров на их установку, – в 2011–2013 годах. Однако из-за несовершенств в законодательстве, а также невероятной прибыльности бизнеса вряд ли все эта сказка станет былью, опасаются эксперты. Остается разве что уповать на нового мэра и ту решительность, с которой он взялся разгребать завалы столичных проблем.


В ГЕРМАНИИ РЕКЛАМА МОЖЕТ ВИСЕТЬ ТОЛЬКО НА СТРОЯЩИХСЯ ЗДАНИЯХ
В Германии проблемы засилья уличной рекламы, обезображивающей облик городов и мешающей автомобилистам, практически не существует. Закон о рекламе не допускает размещения рекламных щитов и билбордов вдоль скоростных автострад, ведь отвлекающие водителей рекламные щиты, установленные вдоль дорог, могли бы мешать безопасности движения. И не важно, является дорога тихой автомагистралью или скоростным автобаном. Исключений не делается ни за какие деньги. Разрешение на установку большого рекламного щита приравнивается к разрешению на строительство. И согласно закону никакое строительство невозможно ближе чем на расстоянии 40 метров от скоростной автострады и ближе чем на 20 метров от обычной. Но, как правило, установка рекламных щитов на таком почтительном расстоянии не вдохновляет рекламодателей, и встретить рекламные щиты вдоль дорог практически невозможно. На самовольное размещение рекламы вдоль дорог в Германии мог бы решиться только сумасшедший.
Внешний вид городов, как маленьких, так и крупных, от бесцеремонного вторжения уличной рекламы тоже совсем не страдает. Реклама загнана в резервации. В ее распоряжении лишь вокзалы, метро, автобусные и трамвайные остановки. Гигантские полотнища, рекламирующие продукцию, к примеру, известных автомобильных концернов, иногда размещаются на стенах терминалов аэропортов, как, скажем, на огромном фасаде нового терминала аэропорта Мюнхена. Но того, чтобы в крупных городах она висела посреди улицы или на каком-то здании, вы здесь не увидите. Строящиеся или реставрирующиеся здания, как правило, прикрывают неприглядность своей стройплощадки «саморекламой». То есть на укутывающем стройку полотнище зачастую написано название строительной фирмы и телефон, по которому в эту компанию могут обращаться заказчики.
В центре Берлина и других крупных городов гигантские покрывала с рекламой всемирно известных фирм одежды и парфюмерии иногда красуются на фасадах строящихся зданий. Такая реклама стоит баснословных денег и вносит приличный вклад в бюджет города. К тому же, выполненная с большим вкусом, она не обезображивает облик городов, а, напротив, добавляет даже определенного шарма и изящества.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен – Берлин

В ТБИЛИСИ ПОПУЛЯРНЫ БИЛБОРДЫ И РЕКЛАМНЫЕ ПЕРЕТЯЖКИ ВДОЛЬ МОСТОВ
Наружная крупноформатная реклама в Тбилиси размещается, как правило, на специальных баннерах. Установлены они в основном вдоль городских магистралей, причем таким образом, чтобы не мешать дорожному движению и не заслонять собой панораму столицы. Рекламные щиты не загораживают светофоры. Кстати, в нынешнем году большинство тбилисских светофоров, преимущественно в центре города, обновили. Помимо них на транспортных развязках смонтировали электронные таймеры. Рядом установлены и камеры видеонаблюдения, что еще больше дисциплинировало водителей и пешеходов.
Громоздкими металлическими конструкциями, на которых крепится реклама, владеют частные компании. Львиная доля рекламных щитов в столице (около 500) принадлежит самой крупной в этой сфере компании «Outdoor.ge». Кстати, недавно независимый депутат Тбилисского городского собрания, один из лидеров оппозиционной Республиканской партии Тина Хидашели потребовала от городских властей объяснений по поводу предоставления этой рекламной компании фактически эксклюзивных, монопольных прав на размещение наружной рекламы.
Большинство тбилисских рекламных щитов сейчас заняты, нехватки в заказчиках нет. Хотя еще недавно, в январе 2009 года, эта сфера переживала пик кризиса: после августовской войны 2008 года доходы грузинских компаний наружной рекламы снизились наполовину. Масштабная реклама в Тбилиси помимо билбордов размещается также на глухой части офисных зданий, вдоль пешеходных мостов через городские магистрали, которые в нынешнем году массово были смонтированы в городе, а также вдоль некоторых мостов через реку Куру. Реклама «ездит» и на городском пассажирском транспорте. Но нельзя сказать, что и в этом случае она раздражает или мешает движению.
Размещение той или иной рекламы контролирует «Закон о рекламе». Кстати, власти смягчили правила в отношении наружной рекламы крепких спиртных напитков. Было получено разрешение на их рекламирование на улицах города сроком до 1 января 2015 года. Ранее закон вводил запрет на наружную рекламу крепких спиртных напитков с 1 января 2011 года.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 15 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: