Главная / Газета 14 Октября 2010 г. 00:00 / Общество

За кем последнее слово

Лексикографы подчиняются модным веяниям в литературе и кинематографе

АННА СЕМЕНОВА

В 2011 году будет изменено толкование ряда слов, в том числе понятие «толерантность». Об этом вчера сообщил доктор филологических наук Сергей Кузнецов, занимавшийся подготовкой новой редакции Большого толкового словаря русского языка. Эксперты отмечают, что многие слова не только нуждаются в уточнении, но и в создании совершенно новых определений для них. Особое внимание лексикографам следует обратить на иностранные слова, а также терминологию политиков, телевизионщиков и компьютерщиков.

Значение слова «толерантность» в новой версии Большого толкового словаря русского языка будет дополнено. Как сообщил «НИ» один из редакторов издания, директор центра по изучению экстремизма СПбГУ Сергей Кузнецов, если раньше понятие трактовалось как «терпимость к чужому мнению, поведению», то теперь к нему будет добавлена идея о снисходительности к слабостям и недостаткам других людей. Изменения также коснутся ряда других слов, которые за последние несколько лет успели приобрести новые смысловые нюансы. Например, слово «перезагрузка» перестало использоваться только в компьютерной лексике и получило политизированный оттенок. «Формат», употребляемый сейчас к месту и не к месту, также часто далек от своего первоначального значения. «Интересно, что слово «пиво» в XII веке обозначало вообще любой напиток, хоть молоко, хоть квас, – рассказал «НИ» председатель правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам Михаил Горбаневский. – В начале 1990-х годов тогда еще председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов ввел в массовый обиход слово «озвучить» в значении «прочитать, доложить». Слово до этого использовалось только в телевизионной терминологии в значении «наложить звуковую дорожку на видеоряд». Иные смыслы теперь у слов «зачистка», «наезд» – типичных представителей, как я это называю, нового новояза».

Язык – живой организм, он не статичен и имеет собственные законы развития, не устают повторять лингвисты. Неологизмы, появляющиеся ежедневно, фиксируются лексикографами. Но для того чтобы попасть хотя бы в электронные словари, однократного употребления их недостаточно. У экспертов есть свои «первоочередные наследники». К примеру, профессор кафедры русского языка и стилистики Литературного института им. А.М. Горького Лев Скворцов считает, что в словари необходимо внести лексемы, связанные с религиозными верованиями, поскольку в советские времена объяснением их лингвистика практически не занималась. Эксперты полагают, что в словари «версии 2.0» также попадут многие заимствования. Например, прочно обосновались в русском языке слова «спонтанный», «имидж», «гламур», «креативность», «блоггер» и «зафрендить» (т.е. добавить кого-то в друзья в Интернете). Директор Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Максим Кронгауз приводит в качестве примера слово «новелизация», пока не имеющее четких правил правописания. Слово стало закономерным следствием моды: если не так давно текст появлялся раньше экранизации или адаптации его для театра, то теперь все чаще книга появляется уже после выхода фильма или компьютерной игры.

Русский язык не только копит новые слова, но и избавляется от старых. В некоторых случаях это происходит потому, что на их место приходят более емкие новые, например «брифинг» вместо «короткой встречи». Известен пример, когда «новомодное» слово «галоши» пытались заменить на ретроградское «мокроступы», однако прижился именно первый вариант. Впрочем, и от галош в новых версиях словарей может мало что остаться. Нередко слова исчезают, потому что уходят обозначаемые ими объекты. Так, по мнению экспертов, в будущем будет сложно объяснить, какой цвет считается чернильным – потому как чернилами сейчас практически никто не пользуется. Та же участь может ждать слова «промокашка» и «пресс-папье».

Как бы то ни было, процесс трансформации русского языка за последнее время серьезно ускорился из-за развития компьютерных технологий, говорят эксперты. Интернет стер географические и социальные границы, а кроме того, упростил и ускорил работу лексикографов, которым теперь не надо мучиться с миллионами карточек. «Но надо понимать, что лингвисты не диктуют толкования определенных слов, а лишь фиксируют изменения языка, – пояснил «НИ» Михаил Горбаневский. – А это, в свою очередь, зависит от того, как меняется среда, общество».

Опубликовано в номере «НИ» от 14 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: