Главная / Газета 12 Октября 2010 г. 00:00 / Общество

«Генерал СКП давно был на службе у воров»

Депутат Госдумы Борис Резник

АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВ

Прошло почти три года после того как депутат Госдумы Борис Резник заявил на всю страну, выступая в печатной прессе, по радио, на телевидении и даже в парламенте страны, что руководитель Хабаровского Следственного управлении следственного комитета России генерал Геннадий Фатеев и его заместитель Константин Лысенко находятся в услужении у местных лидеров преступных группировок, обвинив их в совершении уголовных преступлений. Тогда за этим ровно ничего не последовало – ни опровержений руководителей следственного комитета, ни подтверждений правоты депутата. И вот на днях руководитель СК России Александр Бастрыкин уволил обоих своих подчиненных с жесткой формулировкой «за нарушение прокурорской присяги» и, выступая в минувшую субботу по одному из московских радиоканалов, не исключил, что в отношении их «будут приняты процессуальные решения» – попросту говоря, возбуждены уголовные дела. О подробностях увольнения руководителей Хабаровского следственного управления «НИ» рассказал депутат Госдумы Борис РЕЗНИК.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Борис Львович, что произошло? Это после трех лет молчания?..

– На самом деле больше года назад, на другой день после моего обращения к генеральному прокурору Юрию Чайке, в Хабаровск вылетела представительная бригада во главе с начальником одного из управлений Генпрокуратуры Сергеем Ивановым. После фронтальной проверки мне сообщили, что сведения о правонарушениях Фатеева, его заместителей Лысенко и Коновода, которые я сообщал в прессе и в письме генпрокурору, полностью подтвердились. По результатам проверки генпрокуроровской бригадой были вынесены два постановления о направлении материалов в следственный комитет для решения вопроса «Об уголовной ответственности Фатеева, Лысенко и Коновода в связи с наличием в их действиях признаков составов преступлений, предусмотренных ч.2 ст.286 УК РФ». Статья суровая, по ней грозит до семи лет лишения свободы. Генеральный прокурор Чайка собственноручно начертал резолюцию Бастрыкину – тогда еще своему первому заму: «Прошу дать принципиальную уголовно-правовую оценку действиям Фатеева, Лысенко, Коновода. Решите вопрос о дальнейшем нахождении их на службе с учетом допущенных нарушений прокурорской присяги». Это указание тогда в следственном комитете не выполнили ни через месяц, отпущенный для исполнения поручений генерального, ни даже через год.

– И уголовные дела не возбудили?

– Нет. Это было похоже на игру в пинг-понг: сотрудники СК проводили доследственные проверки и отказывали по их результатам в возбуждении уголовных дел против своих сотоварищей, Генпрокуратура отменяла постановления как незаконные.

– А как вы оказались в эпицентре этих событий?

– В Хабаровске, откуда я уже три созыва подряд избираюсь депутатом Госдумы, судили лихую банду – трех воров в законе и еще восьмерых некоронованных, но весьма крутых преступных авторитетов. Им инкриминировали убийства, грабежи, похищения людей, кражи, разбойные нападения, создание преступного сообщества... Расследовать столь масштабное дело и предъявить обвинение смогли только благодаря тому, что следователям удалось использовать непримиримый конфликт внутри криминального мира, сопряженный с уничтожением бандитами друг друга. Некоторые из них, чтобы избежать кровавых разборок, пошли на сотрудничество со следствием, решили стать свидетелями обвинения, тем самым подпадая под программу защиты свидетелей. Было это еще до создания Следственного комитета. И вот, когда дело начал рассматривать суд присяжных, стало вдруг твориться странное: Фатеев и Лысенко, уже занявшие свои новые должности в СУ, повели массированную атаку на свидетелей обвинения. Практически против их всех возобновлялись производством старые приостановленные или возбуждались новые уголовные дела. Свидетели все разбежались – кто за границу, кто в другие регионы страны. Одновременно к защите главаря бандитского сообщества вора в законе Эдуарда Сахнова по кличке Сахно активно подключился депутат Госдумы, бывший начальник Главного следственного управления Генеральной прокуратуры СССР Виктор Илюхин. Он вместе со своими соратниками по коммунистической фракции в Госдуме направил около полусотни депутатских запросов в Генпрокуратуру, в Верховный суд, в суды и прокуратуры разных уровней, в которых откровенная наглая ложь о туфтовых добродетелях криминального хозяина востока России чередовалась со столь же лживыми нападками на тех, кто изобличал преступников. В тот момент, когда дело воров в законе благодаря этим усилиям, можно сказать, рассыпалось в суде, повторю, разбежались все свидетели обвинения, некого было допрашивать, прокурор края Виталий Каплунов попросил меня убедить самого важного из свидетелей бывшего «смотрящего» за Хабаровском Масленникова по кличке Краб, который скрывался в Подмосковье, приехать в Хабаровск и дать показания. Вместе с тогдашним и.о. директора Департамента по борьбе с оргпреступностью генерал-лейтенантом Юрием Коковым и его сотрудниками мы уговорили Масленникова выступить в суде. Вслед за ним дали показания и другие свидетели обвинения.

– На чем основывались ваши обвинения генерала Фатеева и его ближайших сотрудников в связях с преступниками?

– Я долго не мог понять, как высокий прокурорский чин, подписавший обвинительное заключение в деле воров в законе, может столь старательно и целенаправленно разваливать это дело? Потом узнал: Фатеев подписал этот документ, можно сказать, по принуждению. К расследованию дела он никакого отношения не имел, его только назначили заместителем прокурора края по следствию, когда дело уже передавали в суд. Он по должности должен был утвердить обвинительное заключение, но всячески от этого увиливал. Прокурор края настоял. Потом Фатеев запишет это себе в заслугу: как, мол, я мог разваливать уголовное дело, когда сам утвердил обвинительное? Вот так и мог. Я пытался осмыслить мотивы тогда для меня непонятных поступков Фатеева. Один мой давний товарищ – сыщик сказал: «Чего ты маешься?» Он давно уже на содержании у воров. В дальневосточном Главке МВД есть материалы прослушки его разговора с дважды судимым Валерием Шардаковым по кличке Чердак – тогдашним хранителем хабаровской кассы «общака». Перепроверил через свои старые надежные связи – правда! Разговор бандита с прокурором не просто шокирует – вводит в ступор. Он прямо и откровенно требует, чтобы менты «съехали с темы» – прекратили проверку законности строительства его, шардаковского, ночного клуба, еще более настойчиво давит на Фатеева, чтобы он отпустил арестованного «корефана», которого обвиняли в причастности к исчезновению одиноких стариков и присвоении их квартир.

– И что было с этой прослушкой?

– А ничего. Сначала ее наличие скрывали милицейские генералы, видно для того, чтобы держать главного следователя края «на крючке». Потом, когда я поднял шум в прессе, Бастрыкин направил в Хабаровск для проверки ответственного сотрудника управления собственной безопасности Михаила Фиськова. Тому пленку якобы не дали милицейские чины, а вообще-то он ничего криминального в этом разговоре не нашел, о чем сообщил в докладной записке – мне ее показали – своему начальству. Между тем Фатеев истово оберегал Шардакова от «неприятностей». Когда тот изнасиловал в своей машине жену капитана уголовного розыска, взявшись ее подвести, Фатеев, несмотря на свою высокую должность, лично спускал дело на тормозах, не позволил практически провести никаких следственных действий. Как только было написано постановление о прекращении уголовного дела, сам, что отражено в акте, принял участие в уничтожении улик – сжег стекла с материалами анализа и, извините, порванные трусы. А Шардаков не давал ему соскучиться. Совсем недавно, когда я уже сообщил об их более чем странной неразрывной «дружбе» всей стране, он вышел из своего особняка и стал палить из карабина во все стороны. Наповал убил человека. Фатеевские следователи, естественно, квалифицировали это, как убийство по неосторожности. Заплатил Чердак жене погибшего чуть больше миллиона рублей, и дело закрыли «за примирением сторон».

– А за какие деяния Генеральный прокурор требовал возбудить против Фатеева уголовные дела?

– Во-первых, Фатеев с помощью своих заместителей Лысенко и Коновода по совершенно воровской схеме, подделывая документы, за 2700 тысяч рублей казенных денег купили фатеевскому сыну квартиру в центре города. Второе дело связано с ДТП. Однажды ночью Фатеев, по свидетельству очевидцев, будучи пьяным и в таком состоянии управляя собственной машиной, на перекрестке врезался в другой автомобиль. Серьезно покалечил женщину, сидевшую рядом с водителем. Ехать на медосвидетельствование он, естественно, отказался, а утром начал заметать следы. Вызвал в служебный кабинет водителя пострадавшей машины. Тот как на грех в то время проходил обвиняемым по уголовному делу, и Фатеев должен был утвердить обвинительное заключение. Геннадий Петрович весьма доходчиво объяснил человеку, что если тот не возьмет на себя вину за ДТП, то будет сидеть в тюрьме. Куда деваться – взял. Дальше, как всегда в случаях с Фатеевым, начались подлоги, фальсификации...

– Недавно пресса сообщила о новых скандалах в Следственном управлении Хабаровского края.

– Это естественное продолжение служения криминалу и собственной преступной деятельности Фатеева и его сослуживцев. Непосредственный подчиненный Константина Лысенко – его зам по отделу расследования особо важных дел Александр Чулков и следователь-важняк Сергей Бабак «надули» директора фирмы «МИП Дальний Восток», убеждая его, что именно они обеспечили ему победу в конкурсе на право заключения Госконтракта на строительство участка автодороги Чита – Хабаровск. Потребовали «откат» – полтора миллиона долларов. Задержали их, когда те получили часть суммы – 15 миллионов рублей. Можно предположить, зная нравы в Следственном управлении края, что случай этот не единичный и что в этом порочном круге принято подобными доходами делиться с начальниками, дабы себя обезопасить.

– Как сегодня себя чувствуют другие покровители воров в законе, скажем, находящиеся в Госдуме?

– Теперь, когда приговор бандитам вступил в законную силу, рассекречены оперативные материалы по этому делу. Стали известны, например, «технологические» подробности контактов воров в законе с Илюхиным и некоторыми другими депутатами. Их осуществляла некая гражданка Хауа Кулова – уроженка Кабардино-Балкарии. За два с небольшим года она свыше пятисот (!) раз посещала Государственную Думу и летала в Комсомольск-на-Амуре, так сказать, в базовый город, где жила вся бандитская элита и откуда руководила всем криминалом Дальнего Востока. Только депутат Илюхин лично выписывал Куловой 174 пропуска на посещение Думы. Когда я начал очень мешать Илюхину и иже с ним защищать воров в законе своими публикациями, выступлениями на телевидении, они подвергли меня массированной травле через газету «Правда», через свои сайты. Схема нехитрая – сам такой. Я в судах доказал – не такой! На сегодняшний день уже выиграл семь судов. Два – у газеты «Правда». По первому решению суд обязал это издание выплатить мне 450 тыс. рублей, которые пойдут в благотворительный фонд. От второго суда «Правда» отказалась, обязавшись и без него опубликовать опровержение своей клеветнической статьи в полном объеме. Еще на 300 тысяч рублей своей ложью Илюхин наказал один из дальневосточных сайтов, публиковавших его статью. Так и живем. Борясь и, слава Богу, побеждая.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: