Главная / Газета 17 Сентября 2010 г. 00:00 / Общество

Другая столица

За последние годы даже москвичи перестали узнавать свой любимый город

Елена РЫЖОВА, Виктор БОРЗЕНКО

За полтора десятка лет в столице снесено 700 домов, связанных с именами выдающихся жителей города: писателей, артистов, фабрикантов, промышленников, меценатов. Вероломно разрушены или перестроены дома, связанные с именами великих людей. С карты Москвы навсегда исчез дом Александра Герцена, дом пианиста Николая Рубинштейна, усадьба генерал-адъютанта Римского-Корсакова, дом писателя Сухово-Кобылина, дом князя Горчакова, дом композитора Рахманинова и многих других. Под угрозой сноса оказались строения, связанные с именами Льва Толстого, Сергея Есенина, Федора Шаляпина…

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Когда Москва превратилась в огромный торговый центр, трудно сдерживать аппетиты коммерсантов. Строительный бум поглощает не только отдельные памятники архитектуры, но и целые кварталы исторической застройки. На этом фоне все громче звучат голоса общественных организаций, пытающихся защитить старую Москву. Но все же разрушительный процесс, из-за которого на месте особняков появляются бетонные бизнес-центры, пока остановить никому не удается.

Разрушительные удары судьбы Москва переживала не раз. Пожар 1812 года почти полностью уничтожил застройку XVII–XVIII веков. Второй мощный удар российская столица пережила в 1935 году, когда стал внедряться социалистический генплан, целью которого было представить Москву как коммунистический рай – с небоскребами, метро, фабриками-кухнями, детскими садами и прочими прелестями нового быта. Тогда под ковшом экскаватора погибло то, что выделяло Москву на фоне других русских городов: ушло своеобразие исторической застройки, столица обрела невероятную пестроту, где рядом с высотками еще соседствовали одноэтажные домишки XIX века. После войны архитекторы-реставраторы схватились за голову: еще несколько лет, и Москва окончательно утратит первозданный облик. Многие строения были внесены в реестр памятников истории и культуры. Однако сегодня с этим реестром, похоже, никто уже не считается. Доходит до того, что бесцеремонно сносятся дома, чудом уцелевшие после всех перипетий российско-советской истории.

Старинная церковь возле Белорусского вокзала теперь задавлена бетонными высотками.
shadow Так, в 2003 году из списка объектов культурного наследия был исключен дом Мартыновых (Леонтьевский пер., 13). Офицер Николай Мартынов печально прославился тем, что убил на дуэли Михаила Лермонтова, который прежде не раз бывал в этом доме. Кроме того, с домом связаны имена декабриста Чернышева, инженера Дельвига (спроектировавшего московский водопровод), известного скрипача Гржимали и оперной певицы Лавровской. Теперь на этом месте возвышается элитный жилой дом. Такой же дом с подземной парковкой построен на месте флигеля усадьбы князей Мещерских (Леонтьевский пер., 2а), который больше известен как дом актера Малого театра Александра Южина. В свое время именно здесь Станиславский сделал предложение своей будущей супруге Марии Лилиной.

Безвозвратно исчезло здание полицейской канцелярии XVII века (родина русского сыска), на Кадашевской набережной снесены двухэтажные дома XVIII века и на их месте возведены офисные строения. В 2008 году город навсегда потерял единственный сохранившийся деревянный дом петровской эпохи (это здание начала XVIII века было снесено на улице Фрунзе), разрушен особняк XIX века в Большом Левшинском переулке, 6, снесен деревянный дом начала XIX века в Молочном переулке, 8. В 2009 году вопреки усилиям историков и краеведов исчез дом №15 в Костомаровском переулке, снесен целый квартал исторических зданий конца XIX – начала ХХ веков на Садовнической улице, 80/2, два исторических здания по улице Гиляровского…

После реконструкции гостиница «Москва» подросла на два этажа.
shadow «Все это происходит по разным причинам, – говорит «НИ» координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов. – Иногда, особенно в 1990-е годы, власти разного уровня сами издавали распоряжения о сносе памятников, начиная с самого мэра и заканчивая властями префектур и округов. Иногда памятники исчезали в ходе так называемых реставраций или реконструкций, которые осуществлялись по решению городского правительства. Иногда такие здания просто разваливаются от небрежения, простояв несколько лет заброшенными и опустевшими, без всякого присмотра. Некоторые случаи выдавались за самообрушение. А в нашумевшем случае с «Военторгом» и вовсе применялась своеобразная технология. Сперва дом вычеркнули из реестра памятников, а потом приступили к сносу. Тогдашний министр культуры Михаил Швыдкой пытался его спасти, направлял письма на имя мэра Лужкова и, по-моему, обращения в адрес федеральной власти, но это абсолютно не возымело никакого действия. «Военторг» снесли, чтобы построить на его месте новый «многофункциональный комплекс», как выражаются городские чиновники. Разрушен выдающийся памятник архитектуры, но формально никакого нарушения закона нет: когда его начали разрушать, он памятником уже не числился».

Но если бесцеремонный снос зданий – это одна боль современной Москвы, то другой является реставрация, после которой здание теряет первоначальный вид, иначе говоря, становится новоделом. В числе свежих примеров – отреставрированный комплекс в заповеднике «Царицыно», где останки императорской резиденции сперва разрушили до основания, а затем на том же месте возвели копию с лифтом и подземным буфетом. Примерно такой же реставрации подверглась гостиница «Москва», «Детский мир», кинотеатр «Уран»…


Опубликовано в номере «НИ» от 17 сентября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: