Главная / Газета 10 Сентября 2010 г. 00:00 / Общество

«Все хотят денег вчера, а не завтра»

МАРИЯ МОРОЗОВА, АЛЕКСАНДР ЯКОВ (фото)

Сегодня, спустя полтора месяца после сильных пожаров, в сгоревших селах Рязанской области активно ведется строительство новых домов. Корреспонденты «НИ» побывали в селах Передельцы и Криуша, жители которых лишились летом крыши над головой всего за пару часов. Несмотря на заверения властей о своевременной выплате компенсаций, многие погорельцы до сих пор не получили денег. Муниципальные власти объясняют это тем, что не справляются с оформлением огромного количества бумаг. А у людей просто не хватает терпения дождаться своей очереди.

Репортеры «НИ» узнали, из-за чего воюют с чиновниками и строителями погорельцы Рязанской области
Репортеры «НИ» узнали, из-за чего воюют с чиновниками и строителями погорельцы Рязанской области
shadow
Земля в хвойных лесах вокруг поселений Передельцы и Криуша под Рязанью покрыта еловыми иглами, из-под которых проглядывает обожженная земля. Все так же через несколько километров друг от друга по обочинам дорог стоят старые щиты с надписями: «Берегите лес от пожара». Спустя более месяца после масштабных лесных пожаров Клепиковский и Рязанский районы выглядят непривычно – без сильного дыма и запаха гари. Сразу при въезде в села видны строящиеся дома. В Передельцах рядом с новостройками стоит двухэтажный полуразрушенный дом семьи Бондаренко. «Нам предлагали его снести и ждать, когда новый построят», – рассказывает глава семьи Сергей Бондаренко.

Этот дом семья строила 16 лет, фактически жили там пять человек: Сергей с женой и двумя детьми и его отец Евгений Васильевич. Строение сгорело за полчаса 29 июля, сейчас на участке стоят лишь обгоревшие стены. «Техпаспорт на дом из БТИ получили 2 августа. Есть договор на обмер, где собственником я указан. Прописаться еще не усели, поэтому обещанной компенсации мы так и не увидели», – рассказывает мужчина.

Сейчас отец и сын отстраивают здание кухни и бани, где будут зимовать. В огороде стоят две туристические палатки, в которых живут мужчины. Детей и жену Бондаренко отправил к теще. «Утром встаем, а умыться нечем, вода в ведре замерзла. Пока силы есть, будем восстанавливать дом. У нас остался кирпич от прежней стройки», – рассказывает «НИ» Бондаренко-старший. У мужчин было хобби – восстановление раритетных советских машин. Почти отреставрированные мотоцикл «Иж-49» и машины «ГАЗ-69», «Москвич» сгорели. «Теперь они пойдут на металлолом, больше двух-трех тысяч рублей не дадут. А мы ездили в Москву на автовыставки в Тушино, в Нижний Новгород», – сетует Евгений Бондаренко, показывая остатки коллекции. «Мой «Козел» сгорел, сейчас машину друзья одолжили. Каждый день мотаюсь по поводу компенсации», – говорит Сергей.

Несмотря на заявления региональных властей об оперативности выплаты компенсаций, получить причитающееся нелегко. «Все упирается в то, что мы здесь не успели прописаться», – объясняет Сергей. По его словам, все необходимые справки он собрал сразу после пожара и отдал в администрацию Заборьевского сельского поселения, к которому прикреплены Передельцы. Ни 10 тыс. срочной помощи, ни 200 тыс. в счет возмещения движимого имущества, ни тем более компенсации за дом семья Бондаренко так и не получила. Зато раз в 10 дней Сергей может брать гуманитарную помощь: по три банки тушенки и фасоли, 25 пакетов лапши быстрого приготовления, бутылку растительного масла, шесть упаковок макарон. «Один раз дали два йогурта детям и несколько маек на младшего сына», – признается мужчина.

Глава администрации Заборья Николай Логинов не понимает, почему семья Бондаренко возмущается. «Все хотят, чтобы выдали деньги вчера, а не завтра. Жителей сгоревших домов разделили на три группы: прописанные, собственники жилья и постоянно проживающие, но не прописанные. Вначале решались проблемы первых двух категорий», – старательно объясняет «НИ» г-н Логинов. Всего под его контролем находится более 50 семей, оказавшихся в такой же ситуации, как и Бондаренко. «Почти у половины вопрос разрешился. Все зависит от расторопности самих жителей», – замечает глава администрации.

От погорельцев требуется настойчивость. Во-первых, для подтверждения своего права на компенсацию людям необходимо предоставить документы на дом, если они есть. «Для тех, кто не успел зарегистрировать свой дом, приглашались специалисты из БТИ для обмеров», – уточняет Николай Логинов. Во-вторых, надо собрать свидетельства от трех-пяти соседей, что погорельцы действительно проживали здесь постоянно. Желательны справки из местной школы, если там учились дети, и из фельдшерско-акушерского пункта или копия страхового полиса из Солочинской поликлиники. Данные сдаются в сельсовет, затем их проверяет милиция, и, наконец, они попадают в Министерство социальной защиты Рязанской области. Погорельцы должны получить справку в сельсовете на каждого члена семьи и отнести их в соцзащиту. Кто имеет право на компенсацию, решает специальная комиссия. Сергей Бондаренко говорит, что все требования выполнил, а денег все равно нет.

Немало жертв пожаров сегодня надеются только на свои силы.
shadow По словам Логинова, власти на уровне области и района работают в поте лица. «У нас на прошлой неделе были первые выходные. А в областном министерстве руководство сменилось, сейчас там неразбериха. Документы могут перепутать, вот выплаты и затягиваются», – докладывает обстановку глава Заборья.

Он корит погорельцев за беспечность в подготовке документов. «Кто-то пристройки не оформил, а хочет получить компенсацию больше, чем положено по документам. За незарегистрированную собственность они налогов не платили, а от государства требуют исполнения обязательств», – жалуется представитель муниципальной власти. В конце разговора Николай Логинов уточняет, что будет благоразумнее, если семья Бондаренко согласится на строительство нового дома, ведь двух миллионов на восстановление старого им не хватит.

Сергей с мнением чиновника категорически не согласен. «Дом я сам строил, а здесь я в качестве сомневаюсь», – говорит мужчина. Рядом с его сгоревшим жилищем сейчас как раз возводится дом на 45 кв. метров. Ровно в полдень у строителей обеденный перерыв, а иногда вместо работы они уходят за грибами. «Дом сдается под ключ. Сразу подводятся все коммуникации – вода, газ, электричество. Пара недель на один дом уходит», – нехотя рассказывает бригадир Руслан, доедая суп из термоса. Подрядчик Нариман Эфендиев жалуется, что стоимость строительных материалов выросла примерно на 20%, и с доставкой возникают перебои. Его компания отстраивает в Передельцах 11 домов, каждый из которых закреплен за определенной семьей. «Проекты есть на четыре размера: 36, 45, 54 и 70 квадратных метров. Хозяева приходят и смотрят, как идет строительство. Пока жалоб нет. Все построим в срок», – уверено отвечает подрядчик. Он очень удивляется, что с этой стройки еще ничего не украли: «Наверное, все понимают, что воровать у погорельцев – кощунство».

Еще все помнят, что круглосуточно за стройкой наблюдают две камеры. «Говорят, Путин следит. Но я посмотрел видеотрансляцию в Интернете, так там же ничего не видно», – смеется строитель Руслан. Ночью камеры охраняют милиционеры. Сами рабочие возводят дома в две смены с 7.30 до полуночи. Для удобства фонари на придорожных столбах развернули в сторону стройки.

В Криуше стройка ведется еще активнее. Рабочие возводят 65 домов, но полностью готовых пока нет. По словам главы сельского поселения Натальи Клепиковой, до 25 октября здания будут сданы заказчику – Министерству строительного комплекса Рязанской области. Только две семьи переехали в квартиры, купленные на выплаченную компенсацию. «Проблемы с компенсациями решались индивидуально. Сейчас возникают незначительные вопросы по строительству», – уверяет «НИ» г-жа Клепикова.

Жительница Криуши Елена Москал не согласна, что проблем нет. «Мы просили дать нам компенсацию, но нам отказали, потому что у нас сгорело единственное жилье, – возмущается женщина. – Дом вместо наших 66 квадратных метров дали на 60. Семь окон по проекту делают! Зачем их столько? Вот иду умолять строителей заложить несколько, а то дом холодным будет».

Менять проект дома, увеличивая жилплощадь, нельзя, поскольку это типовое жилье. «Жители могут по окончании строительства достраивать дома. Но вступать в долевое строительство с государством нельзя, слишком сложное с юридической точки зрения будет оформление собственности», – объясняет ситуацию Николай Логинов. Учитывая, что дома строятся на 45 кв. метров, где помимо жилой части будут кухня и ванная, довольных погорельцев мало. «Никто не учитывает, что у каждой семьи были бани, сараи», – удивляется 80-летний житель Николай Архипов.

А вот учительница средней школы Татьяна Серебрякова рада и дому в 45 «квадратов». «У нас пока фундамент возвели и часть стен. Еще обещали за полгода построить новую школу, ведь прежняя сгорела», – говорит «НИ» преподаватель. Сейчас учеников разместили в здании начальной школы и на первом этаже конторы лесхоза. Ученице 11-го класса Дарье Андрусовой все равно, где учиться и готовиться к сдаче ЕГЭ. «Условия нормальные. Учимся, как обычно. Хочется только, чтобы выпускной бал мы отпраздновали уже в новой школе», – говорит школьница.
ВИДЕО

Для просмотра необходимо установить Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

3мин. 6сек.



Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: