Главная / Газета 14 Июля 2010 г. 00:00 / Общество

Оскорбленная милиция

Вместо реальной борьбы с преступностью сотрудники МВД все активнее фабрикуют дела о защите собственного достоинства

ЕВГЕНИЙ ЧЕРНОУСОВ, член адвокатской палаты Москвы, полковник милиции в отставке

Начальник Департамента собственной безопасности (ДСБ) МВД России Юрий Драгунцов предложил дополнить УК РФ статьей, предусматривающей уголовную ответственность за оскорбление сотрудников милиции при исполнении ими служебных обязанностей. Милицейский генерал отметил, что оскорбительное отношение к работникам органов внутренних делв 30% случаев исходит от нарушителей правил дорожного движения, а также от граждан во время проверки у них документов.

Названный высокопоставленный милицейский начальник, как говорится, дал маху, поскольку в действующем законодательстве уже предусмотрена ответственность за словесное оскорбление сотрудников милиции. Публичное оскорбление милиционера как представителя власти (статья 319 УК РФ) при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением влечет уголовное наказание в виде штрафа в размере до 40 тыс. рублей либо исправительные работы на срок от шести месяцев до года. Только в Москве в 2009 году было возбуждено более тысячи уголовных дел, связанных с оскорблением сотрудников милиции. Вместе с тем начальник ДСБ МВД, поднимая тему уголовного преследования за оскорбление сотрудников милиции, отчасти оказался прав. В следственно-судебной практике действительно существует проблема уголовного преследования граждан за оскорбление милиционеров, но совершенно в другой плоскости.

Дело в том, что в последние годы участились случаи, когда сотрудники милиции с помощью недобросовестных прокурорских следователей инициируют возбуждение указанных уголовных дел по статье 319 УК РФ с целью искусственного улучшения прокурорско-милицейских показателей борьбы с преступностью. Милиционеры, следователи, прокуроры и судьи за счет таких «простеньких» уголовных дел улучшают свою работу за тот или иной отчетный период. В числе милицейских жертв мнимой борьбы с преступностью «исходным человеческим материалом» для «палочной» отчетности по статье 319 УК РФ вполне может стать любой запозднившийся прохожий. Наряд милиции по надуманным основаниям (под предлогом проверки личности) может незаконно задержать человека, доставить в ближайшее отделение милиции, где «потерпевшие» милиционеры и так называемые свидетели из числа административно задержанных составят фальсифицированный материал о совершении лицом преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ.

В документе будет указано, что доставленный в милицию гражданин нецензурно выражался в адрес сотрудников органов внутренних дел, всячески их оскорблял, грозился уволить. Затем следователь СКП в тот же день возбудит уголовное дело и через две недели совершенно невиновный человек получит свой обвинительный приговор солидарного с милицией мирового судьи и пополнит многотысячную армию судимых.

Как ни странно, но именно в Москве судьей судебного участка № 382 Красносельского района Морозовым М.В. был создан в угоду всей российской милиции опасный по последствиям для населения РФ судебный прецедент. Состоял он в осуждении по статье 319 УК РФ сотрудника газеты «Новые Известия» Алексея Самсонова, которому в ночное время 18 декабря 2009 года на улице Каланчевской «посчастливилось» повстречаться без свидетелей с тремя милиционерами вневедомственной охраны.

По стечению обстоятельств приговор судьей Морозовым был вынесен после того, как председатель Мосгорсуда Ольга Егорова в феврале 2010 года на итоговом за 2009 год совещании обратила внимание столичных судей на то, что в судах рассматривается пугающее количество дел об оскорблении сотрудников милиции, что эти дела возбуждаются для отчетности, а штраф иногда оплачивают за осужденных сами сотрудники милиции.

Таким образом, произошел курьезный случай, когда после критического высказывания председателя Мосгорсуда мировой судья Морозов фактически проигнорировал ее требование. Он провел судебное разбирательство односторонне и в пользу сотрудников милиции и при отсутствии допустимых доказательств виновности Алексея Самсонова в мае 2010 года вынес ему обвинительный приговор, назначив наказание в виде штрафа в доход государства в размере 20 тыс. рублей. Предвзятость и необъективность суда проявилась в том, что вопреки требованиям закона и судебной практике мировой судья Морозов, нарушив также нормы требования УПК, полностью проигнорировал доказательства стороны защиты об абсурдности уголовного преследования Самсонова. В приговоре он указал, что салон милицейской машины с тремя милиционерами – это и есть «публичное место», а публикой, то есть «независимыми» свидетелями оскорбления милиционеров, являются сами милиционеры и находившиеся в дежурной части ОВД за распитие спиртных напитков в общественном месте две неработающие и не проживающие в Москве женщины.

Причем упомянутый судья в приговоре без какой-либо аргументации и мотивации отверг одним махом доказательства невиновности Самсонова. В приговоре судья Морозов, не утруждая себя, прибегнул к распространенному в таких случаях судейскому клише: «Достоверность и объективность вышеприведенных доказательств у суда сомнений не вызывает, так как они согласуются друг с другом и получены без нарушения закона. К показаниям подсудимого суд относится критически, считает их надуманными с целью избежать ответственности...»

В действительности в судебном процессе было достоверно установлено, что три милиционера вневедомственной охраны 7 ОБМ УВО при УВД по ЦАО Москвы Люляев К.А., Кадыкова А.В. и Медведев А.Г. в ночное время 18 декабря 2009 года, вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями по охране определенных объектов, в нарушение должностной инструкции, запрещающей заниматься работой, возложенной законом «О милиции» на сотрудников патрульно-постового службы, незаконно, при отсутствии потерпевших, чье человеческое достоинство якобы оскорбил Самсонов, задержали его за то, что он (по версии милиционеров) отправлял естественные надобности в неположенном месте.

Однако после необоснованного доставления Самсонова в ОВД по Красносельскому району Москвы эти сотрудники вневедомственной охраны и находившиеся в ОВД сотрудники дежурной части оформили материал совершенно за другое административное правонарушение – появление в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность. В результате Самсонов был незаконно в течение нескольких часов лишен свободы, то есть в отношении него было совершено должностное преступление задержавшими его милиционерами и дежурными ОВД. Кроме того, протоколы были составлены без свидетелей и понятых и по надуманным основаниям. Примечательно, что, сформировав не соответствующий действительности административный материал, милиционеры не рискнули направить его в суд, понимая, что фальсификация административного дела является преступлением – превышением должностных полномочий. Поэтому было принято решение сделать преступником самого пострадавшего от милицейского произвола Самсонова. А очевидные факты, указывающие на фальсификацию материалов уголовного дела, были просто не замечены судьей Морозовым.

Сейчас обвинительный приговор в отношении Алексея Самсонова обжалован защитой в апелляционную судебную инстанцию Мещанского районного суда Москвы. С учетом большого общественного резонанса, который вызвало это дело, пострадавший от незаконных действий милиционеров Алексей Самсонов и его защитник Евгений Черноусов с помощью известного российского правозащитника Льва Пономарева в ближайшее время обратятся к уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину. Мы попросим его оказать содействие по привлечению к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий (незаконное задержание и лишение свободы) милиционеров вневедомственной охраны и оперативных дежурных ОВД Красносельского района столицы.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 июля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: