Главная / Газета 7 Июля 2010 г. 00:00 / Общество

Окончательный диагноз

Тысячи россиян с редкими заболеваниями живут без медицинской помощи и надежды на выздоровление

НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, Санкт-Петербург – Москва

К августу Минздравсоцразвития России должно закончить разработку законопроекта «Об охране здоровья граждан», где наконец будет дано определение редким заболеваниям и предназначенным для их лечения лекарственным препаратам. Пока же в действующем законе «Об обороте лекарственных средств» ни слова не сказано о лекарствах для лечения редких заболеваний. Нет в стране и официального регистра больных. Проблемы как будто не существует. Между тем, по оценкам экспертов, в России редкими заболеваниями страдают от 1,5 до пяти млн. человек, большая часть из которых – дети. Многие из них умирают в раннем возрасте, так и не дождавшись медицинской помощи. Специалисты уверены, что сложную ситуацию с лечением редких болезней могут разрешить только комплексные меры.

От редких заболеваний чаще всего страдают дети.
От редких заболеваний чаще всего страдают дети.
shadow
В числе необходимых мер – принятие специального федерального закона о редких заболеваниях, который бы упорядочил медицинскую помощь больным и гарантировал (а не декларировал) им бесплатное лекарственное обеспечение, создание перечня этих заболеваний, системы скрининга и диагностики, стандартов лечения и единого национального регистра больных. Впрочем, эксперты, занимающиеся редкими болезнями, с сомнением относятся к тому, что последнее из перечисленных начинаний реально осуществить. «Специфика этих заболеваний в том, что для многих больных, например для ревматоидных и опухолевых, создать регистры не удастся, – считает руководитель профессиональной службы по редким болезням Формулярного комитета РАМН, профессор Павел Воробьев. – Упор надо делать не на классификацию болезней, а на создание системы диагностики, выявления больных и помощи им. Получение бесплатных лекарств для людей с редкими заболеваниями – единственный способ нормально жить, учиться и работать».

Пока же половина существующих технологий лечения и большинство орфанных («сиротских» – в переводе с английского) лекарств не зарегистрированы в России. Часто они ввозятся в страну нелегально или в партиях гуманитарной помощи. Нынешняя реальность такова, что лекарственная терапия при редких заболеваниях очень дорога и просто не сопоставима с существующими бюджетами большинства субъектов Федерации: средства, предназначенные для лекарственного обеспечения всех льготников, могут уйти на лечение двух-трех «редких» пациентов. Поэтому подавляющее большинство таких больных у нас просто не лечат или лечение имитируется, полагают специалисты.

О проблемах людей с редкими заболеваниями в нашей стране шла речь на прошедшей в минувшие выходные в Санкт-Петербурге Первой Всероссийской конференции по редким заболеваниям и редко применяемым медицинским технологиям, проводившейся в рамках аналогичной Восточноевропейской конференции, пятой по счету. Сегодня в мире существует пять-семь тыс. редких болезней (врожденных, гематологических, онкологических, аутоиммунных и других), которыми страдает 6–8% населения планеты, и число их постоянно увеличивается: каждую неделю в мире описывается пять новых патологий. Список стремительно растет по двум причинам: ухудшается экология и улучшается диагностика, поэтому болезней все больше, а симптомы их все тяжелее. Парадокс редких недугов в том, что каждым из них может болеть не более шести-семи тыс. человек на всю страну, а то и планету, что несравнимо с сердечно-сосудистыми заболеваниями или сахарным диабетом, которыми страдают миллионы, но все вместе «редкие» больные составляют огромную армию несчастных людей, и две трети из них – дети.

«Считается, что редкими болезнями в среднем страдает до 6% населения каждой страны, – рассказала журналистам глава Европейского бюро по орфанным препаратам Керстин Вестермарк. – В странах Евросоюза сегодня зарегистрировано около 30 млн. редких пациентов, то есть каждый пятнадцатый европеец страдает тем или иным орфанным заболеванием». В России, по разным оценкам, сегодня от 1,5 до пяти млн. человек с редкими болезнями. Несчастье этих пациентов в первую очередь в том, что во многих случаях у здравоохранения нет ресурсов для их лечения: у врачей нет знаний и опыта, чтобы сначала поставить правильный диагноз, нет эффективных лекарств и методик, чтобы потом лечить. А в тех случаях, когда медицине уже известны способы диагностики и терапии и есть лекарственные препараты, проблема состоит в недоступности лечения из-за его высокой стоимости и острого дефицита специалистов, медицинских центров, занимающихся редкими заболеваниями. «Обычное дело, когда пациенту приходится консультироваться с десятками врачей в разных медцентрах, и, прежде чем ему поставят окончательный диагноз, может пройти 5–10 лет и более, – рассказывает президент Национальной ассоциации организаций больных редкими заболеваниями «Генетика» Светлана Каримова. – Ведь есть такие редкие болезни, как гемофилия, легочная артериальная гипертензия, о которых хоть что-то слышали даже люди, далекие от медицины. Но есть и такие недуги, как болезни Гоше, Фабри, Помпе, мукополисахаридозы разных типов, о которых и большинство врачей почти ничего не знают, а если и читали, то одну-две строчки в учебнике. Неудивительно, что немалая часть больных умирают, так и не дожив до момента истины и не получив никакого лечения».

Другая серьезная проблема – дефицит новых орфанных препаратов и очень высокая стоимость существующих. Большинству фармацевтических компаний не интересна данная сфера по причине ее коммерческой бесперспективности. «Для создания нового лекарства требуется в среднем 10 лет работы и 350 млн. евро инвестиций. Но если в случае с «массовыми» болезнями – тем же диабетом – вложения компании окупятся, то в случае с орфанным заболеванием этого не произойдет никогда – больных-то очень мало, – говорит профессор Воробьев. – Понятно, что и себестоимость таких лекарств возрастает многократно. Производители не видят для себя никакого коммерческого смысла в их создании и выпуске. Стимулировать фармацевтические компании развивать инновации в сфере разработки орфанных препаратов, пробудить у них интерес к этому рынку можно только одним способом – льготным налогообложением и прочими преференциями со стороны государства». После того как в 1983 году в США был принят Акт об орфанных препаратах, там было внедрено 280 новых лекарственных средств, до этого их было всего 10. В Европе с 2000 года зарегистрировано 50 орфанов, а до принятия соответствующих законов их было восемь.

Человек, страдающий тем или иным редким заболеванием, должен получать пожизненное дорогостоящее лечение – препаратами, стоимость которых исчисляется десятками тыс. евро за годовой или месячный курс. Тогда он может жить полноценной жизнью – учиться, работать, иметь семью и детей. Если этого не происходит, то болезнь быстро прогрессирует и приводит к инвалидности и ранней смерти. Очевидно, что лечить за собственные деньги больного ребенка или взрослого смогут единицы, основная же масса российских семей такой возможности не имеет. Поэтому лекарственное обеспечение редких больных должно взять на себя государство – частично или полностью, как это уже сделано в ряде развитых стран – Франции, Великобритании, Канаде, Австралии и Японии.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: