Главная / Москва / 28 Июня 2010 г.

Новоселья не дождутся

Тысячи ветеранов не могут получить квартиры, обещанные президентом

АЛЕСЯ ЛОНСКАЯ, ВИКТОРИЯ ЧАРОЧКИНА, СТАНИСЛАВ АНИЩЕНКО, Волгоград

Как выяснили «НИ», десятки тысяч ветеранов Великой Отечественной войны останутся без положенных по закону квартир: их незаконно не ставят на учет нуждающихся в жилье. Обращений участников войны в прокуратуру стало так много, что ведомство планирует провести масштабную проверку, как в регионах исполняется указ президента Дмитрия Медведева. Прокуратура настаивает: если дом не пригоден для проживания, не важно, сколько квадратных метров есть у ветерана, – он нуждается в новом жилье.

Отгремели победные салюты, и ветераны остались один на один со своими проблемами.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Отгремели победные салюты, и ветераны остались один на один со своими проблемами.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Однако практика показывает, что множеству людей, живущих в тяжелых сельских условиях, квартиры не видать: региональные чиновники продолжают считать занимаемые ветеранами метры и делят стариков на тех, кому тесно и кому нет.

К третьему кварталу 2011 года Министерство регионального развития обещает выделить квартиры всем ветеранам ВОВ, вставшим на учет. В каких-то регионах чиновники выдают квартиры, в каких-то выдают деньги, чтобы человек самостоятельно купил жилье. Но для этого нужно встать на учет нуждающихся. И бюрократы делают все, чтобы новые квартиры получили как можно меньше стариков.

Отец Александра Семочкина из Башкортостана – инвалид Великой Отечественной войны, он был ранен под Сталинградом. Живет он в частном доме, где нет ни канализации, ни водопровода, ни газа, туалет во дворе, отопление печное. Семья написала заявление в администрацию Кармаскалинского района и местный поселковый совет об улучшении отцу жилищных условий. На заявление пришел ответ: «Так как вы являетесь собственником дома общей площадью 30,2 кв.м, администрация сельского совета не может признать вас нуждающимся в улучшении жилищных условий». А межведомственная комиссия признала дом пригодным для проживания. Уже год старик может передвигаться только в инвалидной коляске от кровати до кухни. Во двор он выехать не в силах: крыльцо высокое. В качестве туалета использует ведро.

По данным Министерства регионального развития, на 1 июня на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий состояли 105 тыс. 325 российских ветеранов. Квартиры из них получили пока только 19 тыс. 14 человек. Особенно отличились в неэффективности выполнения президентского указа Ленинградская область и Москва: на 1 июня они не улучшили жилищные условия ни одному (!) ветерану, ставшему на учет после 1 марта 2005 года (в Москве квартиры ждут 373 старика, в Ленинградской области – 419).

До 1 мая 2010 года квартиры получили 28 тыс. 494 ветерана ВОВ. Власти утверждают, что они, как и обещали, обеспечили жильем всех ветеранов, вставших на учет до 1 марта 2005 года. Однако, по данным Минрегионразвития, 10 тыс. 671 были сняты с учета «в связи со смертью, переездом в другой регион, утратой основания нуждаемости в улучшении жилищных условий и др.». Эта цифра вызывает некоторые опасения: неужели третья часть «учетников» умерли, переехали или утратили основания для получения нового жилья? К почившим и переехавшим вопросов нет. Но неизвестно, сколько из числа «утративших основание» были сняты с учета законно, а сколько – нет. В феврале 2010 года Генпрокуратура РФ проводила проверку соблюдения жилищных прав ветеранов в регионах: тогда выявилась масса нарушений. В адрес местных властей прокурорами было внесено около двух тыс. представлений об устранении нарушений закона, на незаконные правовые акты принесено 360 протестов, более 200 чиновников предупреждены о недопустимости нарушения закона, в суды направлено больше 200 исков в защиту жилищных прав ветеранов.

По данным Минздравсоцразвития, численность ветеранов ВОВ по состоянию на 15 марта 2010 года составляет 4,3 млн. человек. Вычитаем из этого числа тех, кто получил квартиру к 1 мая, тех, кто выбыл из очереди, и тех, кто встал на очередь после 1 марта 2005 года. Получается, что 4,15 млн. ветеранов в квартирах не нуждаются? Учитывая то, в каких условиях живут наши старики, и то, что они получали жилье десятки лет назад, это утверждение кажется сомнительным. Значит, большое количество людей сейчас пытаются встать на учет за получением квартиры или... им могли уже отказать. «Я пытался участвовать в этой программе, но опыт у меня печальный: мне ничего не светит, – говорит «НИ» со слезами на глазах московский ветеран Георгий Куприянов. – Квартира у нас трехкомнатная, я ее получил давно, еще от работы. Но скоро здесь будет жить уже четыре поколения, у меня внучка сейчас беременная, а чиновники мне говорят, что жилищные условия нормальные и нет никаких оснований выдавать квартиру». Пишут обиженные старики и в блог Дмитрия Медведева. «Перечень документов, который необходимо собрать, состоит из 19 пунктов! – возмущается жительница Екатеринбурга Наталья Никулина. – Половина справок из этого перечня собирается за три или пять лет! Чтобы собрать этот перечень, нужно обойти 12 инстанций. Каждую по два, а то и по три раза. Ведь везде ожидание готовности документа от недели до двух месяцев, а пока одна справка готовится, другая уже теряет силу. Я занимаюсь процессом сбора документов уже три месяца, и конца этому не видно! Мой дед уже махнул на все рукой и сказал, что от такого государства ему ничего не надо».

Масштабы отказов поистине огромны. Например, за три месяца работы «горячей линии» Общественной палаты по защите прав ветеранов на нее позвонили 20 тыс. ветеранов и их родственников. «Основной процент этих звонков – это жалобы на несоблюдение жилищных прав, – говорит «НИ» адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. – Звонков очень много, во всех случаях мы привлекаем прокуратуру. Нельзя сказать, что ситуация в стране в целом плачевна, региональные власти решают ее по-разному. Есть письма с жалобами, что местные власти ищут любой повод, любую формальность, чтобы не предоставить жилье. Может быть, это головотяпство, а может быть, деньги, которые выделены на квартиры ветеранам, используются по-другому. Все это должны выявлять прокурорские проверки».

В Генпрокуратуре отдельной статистики по обращениям ветеранов не ведут, однако можно сказать, что таких обращений – десятки тысяч. В целом в первом квартале 2010 года с жалобами на нарушение жилищного законодательства в прокуратуры регионов обратились 45 тыс. граждан. Более 10 тысяч обращений прокуроры удовлетворили. По результатам проверок выявлено 35 тыс. 980 нарушений. В Генпрокуратуре «НИ» сообщили, что значительную часть обратившихся составляют именно ветераны ВОВ, которые обжалуют решения местных администраций об отказе в постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях. «Ветераны продолжают обращаться. Чаще всего органы местного самоуправления отказывают им в постановке на учет из-за того, что они являются обеспеченными жилыми помещениями применительно к данному населенному пункту», – отвечает на официальный запрос «НИ» начальник управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры РФ Марина Гриднева. Но не всегда отказ в постановке на учет, исходя из размера помещения, правомерен. Прокуратура настаивает, что, если помещение не пригодно для проживания, ветеран, безусловно, должен быть обеспечен другим жильем.

Семье Евгения Бритвина из села Красная Пальна Становлянского района Липецкой области обращение в прокуратуру не помогло. В доме ветерана течет крыша, прогнили полы, отсутствуют туалет, горячая вода, а в зимнее время промерзает холодная вода и канализация. Половину жилой комнаты занимает русская печь, и места для жилья мало. Но общая площадь, на которой ютится семья, составляет 32,6 кв. метра. «Местная власть отказывает нам в постановке на очередь за жильем. По местным законам для постановки на очередь на человека должно приходиться менее 13,5 кв. метра общей площади, а у нас с супругой выходит по 16 кв. метров. Но ведь должны как-то учитываться условия, в которых мы проживаем! Кухня у нас переходит в коридор, и в этой одной комнатушке сразу находится и кухонная плита, и ванная, и умывальник, и ведро вместо туалета!», – пишет ветеран. Куда бы семья ни жаловалась (президенту, депутатам, Общественной палате) – письма возвращают для принятия окончательного решения тому же человеку, который изначально и отказал в жилье, – главе Становлянского района. «В местном сельсовете даже смеются, что мы глупые, мол, надеемся на что-то, бесполезно это!». В прокуратуре лишь признали, что дом нуждается в капитальном ремонте. Но пенсионеры опасаются, что ни они, ни дом ремонта не переживут. В распоряжении «НИ» имеется акт обследования помещения, в котором чиновники хоть и отметили все ужасы житья Бритвиных, но постановили: дом пригоден для проживания.

В комитеты Госдумы по делам ветеранов и по строительству и земельным отношениям тоже приходят отчаянные письма «отказников». «На обеспечение жильем ветеранов деньги выделили из федерального бюджета. Так что чиновники не могут не ставить на учет ветерана из опасений, что другим очередникам жилья не хватит, – говорит «НИ» член комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Галина Хованская. – Причина отказов в другом: в каждом регионе правила постановки не учет разные, и чем беднее регион – тем жестче эти правила». По словам г-жи Хованской, «правильное» количество метров на человека в регионах колеблется от 6 до 10 кв. метров. «Это неправильно, потому что должны быть установлены нормы на федеральном уровне. Жилищные права – конституционные и не должны зависеть от места жительства», – уверена депутат. По ее словам, антигуманным является и ценз проживания: если человек в Москве и Санкт-Петербурге живет меньше 10 лет – квартиру ему не дадут. «У нас было письмо, когда старик-инвалид приехал в Москву из Тверской области жить к единственному ребенку, когда умерла жена. Прожил в Москве семь лет. Ему отказали. Неофициально мне обещали, что будут обеспечивать жильем и таких, в Москве создана специальная комиссия. Пока я результата не вижу», – констатирует г-жа Хованская.

Печальные истории, связанные с обеспечением жильем участников ВОВ, есть и в Волгоградской области. Ветеран Александра Максимовна Данилова, живущая в городе Камышин, с нетерпением ждала обещанную президентом квартиру. Получив сертификат на улучшение жилищных условий (1 млн. 76 тыс. рублей) она решила добавить скопленные на «черный день» деньги (около 100 тыс. рублей) и приобрести жилье в новом доме. В итоге получила просто «коробку» с голыми стенами, в которой нет электричества и сантехники. Чтобы сделать квартиру пригодной для проживания, необходимо еще минимум 100 тыс. рублей. Обращения в различные инстанции наталкивались на стену безразличия. Местные чиновники ответили: «Расходование финансовых средств муниципального органа регламентируется утвержденным бюджетом, в котором не заложены средства на проведение монтажных и отделочных работ в квартире». От переживаний с бабушкой случился инфаркт, и на месяц она попала в больницу. «Очень стыдно, что чиновники себя так ведут, – заявил «НИ» депутат Волгоградской областной думы Николай Паршин. – Получается, прошло 9 мая, в Москву отрапортовали, что квартиры ветеранам предоставили, – и все. А что там дальше с ветеранами в этих квартирах – никому не интересно».

С учетом большого количества обращений участников ВОВ осенью Генпрокуратура планирует провести масштабную проверку соблюдения жилищных прав ветеранов.


В ГРУЗИИ ВСЕ ВЕТЕРАНЫ ПОЛУЧИЛИ ЖИЛЬЕ ЕЩЕ ВО ВРЕМЕНА СССР
По данным официальной статистики, в Грузии проживает 8 тыс. 247 ветеранов Второй мировой войны. В Центральном союзе ветеранов войны корреспонденту «НИ» назвали меньшую цифру. Проблемами ветеранов должен заниматься специальный департамент по делам ветеранов при Министерстве здравоохранения и социальной защиты населения Грузии. Он был создан в 2004 году.
В общественной организации Центральный союз ветеранов войны «НИ» пояснили, что проблемой обеспечения ветеранов жильем в стране никто не занимается. «В этом и нет нужды. Все ветераны получили квартиры еще в советское время. Мы не знаем ни одного случая, чтобы ветерану войны было негде жить», – утверждают в этой организации. Что же касается беженцев из Абхазии и Южной Осетии, то среди них было несколько ветеранов Великой Отечественной войны, которые получили крышу над головой в рамках программы помощи беженцам. «Несколько таких ветеранов живут в Тбилиси, 60 человек – в Зугдиди», – уточнили в Центральном союзе ветеранов войны. Здесь же рассказали, что во время празднования 65-летия Победы правительство выдало всем ветеранам по 200 лари (чуть более 100 долларов США) и чествовало их на разного рода мероприятиях.
В Грузии ветераны получают обычную ежемесячную пенсию, которая начинается со 100 лари, плюс социальную субсидию в размере 44 лари (примерно 23 доллара). По словам министра труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии Александра Квиташвили, в конце нынешнего года в столице откроется бесплатная больница для ветеранов. Для ветеранов также предусмотрены программы долгосрочной и единовременной помощи, льготный проезд на общественном транспорте.
Корреспондент «НИ» поинтересовалась, есть ли ветераны Великой Отечественной среди обитателей «Катарзиса» – одного из тбилисских домов престарелых. «Среди наших жильцов их нет. Но в числе тех стариков, которые с понедельника по пятницу приходят к нам бесплатно обедать, ветераны есть», – сказала «НИ» одна из обитательниц учреждения.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: