Главная / Газета 1 Июня 2010 г. 00:00 / Общество

Крестовый подход

Взаимодействие государства и церкви в России становится все более плотным

АЛЕСЯ ЛОНСКАЯ, АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Вчера представители Русской православной церкви встретились с партией «Единая Россия». Помимо обсуждения странной темы – возможности создания новой монархии в России – единороссы просили священников «остановить панические настроения», связанные с законом «О бюджетных организациях». Взаимовыгодное сотрудничество РПЦ и государства с некоторых пор начинает настораживать общество: так, на прошлой неделе власти организовали шествие в День славянской письменности, куда по разнарядке согнали студентов московских вузов, и сделали государственным еще один церковный праздник – День Крещения Руси. Эксперты считают, что все это предпринимается для снижения протестных настроений: ведь РПЦ лояльна нынешней власти.

Такое соседство православного креста и государственного флага выглядит весьма символично.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Такое соседство православного креста и государственного флага выглядит весьма символично.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Только успел отгреметь День славянской письменности и культуры (он же – День святых Кирилла и Мефодия), как Совет Федерации одобрил закон, устанавливающий новую религиозную дату – День Крещения Руси. Он будет отмечаться 28 июля. Мероприятия в этот день будут финансироваться из федерального бюджета. Но, не дай Бог, это будет так же, как 24 мая: перекрыв центральные улицы, власти сгоняли на шествие людей по разнарядке – через управы, вузы и даже психоневрологические диспансеры. Тем временем сенаторы предлагают расширить список религиозных праздников еще и за счет Дня принятия ислама, чтобы не оскорбить чувства мусульман. Никто не спорит, что светлые церковные праздники людям на пользу. Но почему их сопровождают скандальные шествия с перекрытием центральных улиц? Возникает подозрение, что власти используют православие в своих целях. И первая возможная цель – снизить протестные настроения в обществе.

Начало мая прогремело в России митингами оппозиции и выступлениями шахтеров, которые озвучили нелицеприятные стороны жизни рабочих на шахте. Недавно депутат, член фракции «Единая Россия» Сергей Марков заметил, что россияне доверяют Церкви, но государству – не вполне, и потому сотрудничество Кремля с РПЦ на данный момент – практическая необходимость. Церковь, по словам замдиректора «Левада-Центра», социолога Алексея Гражданкина, «авторитетный социальный институт», и призывы священников отказаться от протестных выступлений подействуют на колеблющихся. Однако позицию церкви воспринимают только «практикующие» верующие, а их очень мало, – возражает политолог Алексей Макаркин. – Но к патриарху прислушиваются не только истово верующие люди, но и огромная часть тех, кто регулярно в церковь не ходит. У таких людей есть потребность нравственного сопровождения жизни. Именно на них рассчитывает РПЦ как на будущих воцерковленных. В свою очередь государство может рассчитывать, что верующие граждане будут терпимее и лояльнее, прислушиваясь к речам духовного лидера. Ведь ровно год назад на Всемирном русском народном соборе святейший объявил: «Церковь утверждает, что сегодняшний курс страны соответствует нашим национальным интересам». Он также заявил, что экономический кризис имеет нравственные причины и пришел к нам извне».

Пресс-секретарь Московской патриархии Владимир Вигилянский возражает: «Церковь не использует свою трибуну для того, чтобы утихомирить народ. Когда патриарх говорит, что кризис – это не экономическая, а духовная проблема, это не означает поддержку действий властей. У нас с государством соработнические отношения, но цели разные – церковь занята спасением человека». Однако нельзя отрицать, что патриарх становится все более влиятельной политической фигурой. Весной нынешнего года социологи «Левада-Центра» составили список российских политиков, которые пользуются высоким доверием у граждан. Патриарх Кирилл занимает в нем шестое место. А по данным ВЦИОМ, священникам доверяют 62% опрошенных. Впереди – только учителя. Интересно, что, по результатам исследования, больше всего доверяют священникам сторонники партии «Единая Россия».

Верующие сегодня стали говорить на языке политики.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Отсюда вытекает вторая цель – потребность в новой идеологии. «Православие всерьез претендует на эту роль, а патриарх – на роль идеологического руководителя», – говорит «НИ» священнослужитель Апостольской православной церкви, правозащитник, политический деятель, отлученный от православной церкви, Глеб Якунин. Ему вторит политолог Алексей Макаркин: «В условиях, когда авторитетов у нас не так много, церковь является авторитетом для людей. У нас всячески подчеркивается и ее патриотическая роль».

Сотрудничество РПЦ и государства можно назвать взаимовыгодным. «Церковь материально зависит от государства. Она хочет получить назад здания, которые раньше имела, хочет, чтобы ей передали имущество. А государство видит в православии лояльную силу», – говорит Алексей Макаркин. В минувшем году правительство постановило ежегодно выделять из федерального бюджета три млрд. рублей на ремонт православных храмов. В такой «симфонии» в убытке могут оказаться люди, которые чувствуют социальную несправедливость и вину конкретных представителей бизнеса и власти. Но церковь избегает критики.

Эксперты сходятся во мнении, что оппозиция в рядах истово верующих возникнуть не может. «Верующим людям обязательно нужен авторитет. Человек идет в церковь, чтобы найти там авторитетное мнение духовника. А духовники в политику редко вмешиваются», – подчеркивает политолог Алексей Макаркин. По его словам, в среде православных ортодоксов возникают только «специфические» оппозиционеры, которые выступают против переписи населения или паспортов. Вторит ему и председатель синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Всеволод Чаплин. Он считает, что отношения РПЦ с властью далеко не безоблачные: церковь последовательно выступает за запрет абортов и против введения ювенальной юстиции. Беспокоит церковников и распространение электронных приборов, позволяющих контролировать все действия людей. Вместе с тем вчера Всеволод Чаплин завел с единороссами беседу о возможном возвращении монархии в России. Правда, он пришел к выводу, что народ не готов к такому развитию событий. Но само наличие дискуссии говорит о многом.

Сегодня среди части чиновников и депутатов считается престижным поститься, соблюдать религиозные обряды. Народные избранники жертвуют церкви средства, демонстрируют свое благочестие. Особенно перед выборами. «В XIX веке каждый православный чиновник должен был представить начальнику справку о том, что он причастился и исповедался. Но сегодня настолько религиозным государство не станет», – считает Алексей Макаркин. Однако не исключено, что в крайности отношения РПЦ и власти все-таки зайдут. Россия рискует прийти к тому, что церковь начнет разъяснять пастве смысл принятых законов и начатых реформ, продвигая позицию государства. Вчера на встрече единороссов с церковниками, когда речь зашла о скандальном законе «О бюджетных организациях», первый заместитель секретаря президиума генерального совета партии «Единая Россия» Андрей Исаев попросил священников «поддержать нашу позицию, остановить панические настроения, которые распространяются нашими оппонентами в обществе». И вот такое сближение РПЦ с государством грозит стране бедами, уверены эксперты.


В ПОЛЬШЕ «ИЗБИРАТЕЛЬ» И «ПРИХОЖАНИН» – ЭТО ОДНО И ТО ЖЕ
Количество прихожан в Польше в последние пять-семь лет неуклонно сокращается, хотя число поляков, называющих себя католиками, остается очень высоким – примерно 34 млн. человек (это 90% населения страны).
Роль католического костела в Польше как стране – форпосте западноевропейской христианской цивилизации – всегда была чрезвычайно высока и активно поддерживалась Ватиканом. Начиная со времени разделения в 1054 году христианской церкви на католическую и православную (первыми проповедниками христианства в Польше были монахи восточного, православного обряда, ученики небезызвестных Кирилла и Мефодия). И хотя с 1918 года, с момента обретения Польшей независимости, страна согласно конституции является светским государством, влияние костела на государственную политику всегда оставалось большим.
Документально место костела в жизни современной Польши было определено в договоре, подписанном между Ватиканом и Варшавой 4 июня 1989 года, сразу после того, как Польша «сошла с социалистических рельсов» и в стране начался период социально-экономических перемен. Согласно этому документу, польское государство взяло на себя обязательство частично финансировать деятельность костела, в частности религиозное образование в школах и детских садах, содержание религиозных учебных заведений. Оно же стало платить зарплату капелланам в армии и полиции и взялось софинансировать костельные мероприятия и религиозные праздники. Содержание костела ежегодно обходится государству более чем в 500 млн. евро. Совершенно естественно, что в ответ со всех амвонов до паствы ежедневно доводится, что «всяка власть от Бога». Священнослужители и представители власти признают, что костел в Польше является сегодня своего рода громоотводом на случай возможных социальных возмущений проводимой правительством социально-экономической политикой.
В последнее время, правда, в правящей партии «Гражданская платформа», да и в ряде других, все чаще слышны призывы об ограничении «чрезмерной духовно-пастырской опеки» костела по отношению к государственной политике. С такими заявлениями выступали, в частности, кандидат в президенты Польши Бронислав Коморовский и депутат сейма Бартош Арлукович. Кандидат в президенты Польши Януш Корвин Мике в беседе с корреспондентом «НИ» заявил, что «государственные и католические институты должны обрабатывать свои участки и не лезть в чужую вотчину». Большинство же польских политиков предпочитают вообще не распространяться на тему отношений государства и костела, поскольку в Польше «избиратель» фактически означает «прихожанин». Присутствие польских политиков на религиозных праздниках – абсолютная норма.
Вынудить костел не вмешиваться в дела государственные в Польше – дело непростое. Практически каждый поляк тесно связан с костелом с самого детства. Обязательные в общественном мнении крещение, торжественно обставленное первое причастие в детском возрасте, уроки слова Божьего в школе, костельное заключение браков (на брак вне костела поляки смотрят как на нечто непотребное) – все это связывает светскую жизнь с церковной.
Консервативные политические партии, как, например, «Право и Справедливость» («ПиС») Ярослава Качиньского, эту неразрывную связь активно эксплуатируют. Самым популярным в Польше является «Радио Мария», к созданию которого приложили руку братья Качиньские. В благодарность директор станции ксендз-директор Тадеуш Рыдзык накануне предыдущих президентских и парламентских выборов активно призывал паству голосовать за «ПиС». То же самое происходит и сейчас, накануне внеочередных президентских выборов, первый тур которых состоится 20 июня. Агитация за Ярослава Качиньского началась в костелах еще до официального старта президентской гонки. И конкуренту Ярослава Качиньского Брониславу Коморовскому, как замечают польские аналитики, в борьбе за президентское кресло придется нелегко: паства – народ преимущественно послушный.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

80% АМЕРИКАНЦЕВ ПРОТИВ СМЕШИВАНИЯ РЕЛИГИИ И ПОЛИТИКИ
Первая поправка к конституции США, принятая в 1791 году, отделила церковь от государства, обеспечив религиозным общинам право на самостоятельное существование, а гражданам – свободу вероисповедания. Из 308 млн. американцев 76% называют себя христианами, 2,2% – иудеями, 1,6% – мусульманами, 0,9% – буддистами, а 0,4% – индуистами. Это основные и наиболее крупные религиозные общины.
Насколько интересы религиозных общин близки интересам государства в области внешней и внутренней политики? По данным социологов из исследовательской организации American Religious Identification, религиозные общины США не намерены играть роль лоббистов, оказывающих давление на правительственные органы или на законодателей конгресса в принятии тех или иных решений, будь то область вншней или внутренней политики.
Более 80% граждан во время недавнего соцопроса высказались против одобрения на следующих выборах кандидатуры президента страны и кандидатур законодателей конгресса общественными организациями по признаку их религиозной принадлежности. Причина, как рассказал «НИ» чикагский адвокат Дэйвид Вэббингтон, в нежелании людей смешивать интересы религиозных организаций с интересами политики. «Я верующий христианин, но из этого не следует, что на следующих выборах я буду поддерживать того кандидата в президенты страны, чьи религиозные взгляды совпадут с моими, – сказал «НИ» 68-летний житель Чикаго Тони Кирк. – Подавляющее число американцев – противники использования религии в политических целях. И я никогда не слышал, чтобы чикагский епископ либо церковные лидеры других городов, либо лидеры религиозных организаций еврейской или мусульманской общины когда-либо вмешивались в политику Барака Обамы или в политику его предшественников».
С другой стороны, религия имеет большое значение в жизни всех граждан страны. Например, в Чикаго католическая организация Catholic Charities оказывает огромную помощь малоимущим семьям в предоставлении им недорогого жилья, а пожилым людям – в медицинском обслуживании. Как рассказала «НИ» представительница Catholic Charities Вера Орлова, эта организация вместе с другими участвует в формировании добровольных патрулей, помогающих городской полиции в ее борьбе с уличными гангстерами. «Наша религиозная организация часто выступает посредником в разрешении всевозможных конфликтов, возникающих в религиозных общинах, – сказала Вера Орлова. – Но разрешение политических проблем противоречит нашей этике и не входит в сферу религиозной практики».
Религиозные праздники отмечаются в США во всех общинах. Но они не превращаются в шествия и гуляния по улицам. Даже если речь идет о Рождестве (это общенациональный праздник и выходной день для всех граждан страны).
Борис ВИНОКУР, Чикаго

ГЛАВА ГРУЗИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПОМОГАЕТ РЕШАТЬ ПРОБЛЕМУ С РОЖДАЕМОСТЬЮ В СТРАНЕ
Грузинская православная церковь (ГПЦ) строит свои отношения с государством на основе конституционного соглашения – конкордата. Церковь отделена от государства, но из-за высочайшего авторитета среди населения ее влияние на общество очень сильно. Этим нередко пытаются воспользоваться для достижения своих политических целей как государственные чиновники всех рангов, так и их политические оппоненты. Недавно Священному синоду ГПЦ даже пришлось обратиться ко всем политическим силам с просьбой не использовать «в собственных политических целях авторитет Патриарха и Церкви». Тем не менее ГПЦ и ее глава – Католикос-Патриарх Илия II – занимают активную позицию в отношении множества болезненных социально-экономических и политических проблем. В частности, решению острейшей демографической проблемы способствует то, что Илия II крестит малышей в тех семьях, где родятся трое и более детей. Он окрестил уже несколько тыс. младенцев. Впрочем, авторитет ГПЦ и ее главы не всегда защищает от нападок. Памятен прошлогодний скандал вокруг размещенных в Интернете роликов, где на реальное изображение Илии II анонимный пользователь наложил чью-то матерную брань в адрес президента Грузии Михаила Саакашвили. Оскорбительные клипы появились после того, как Католикос-Патриарх высказал мнение, что августовской войны можно было избежать. Это дало основание критикам власти предположить, что дискредитация церкви и ее главы исходила с верхних этажей государственной власти страны. Публично представители власти демонстрируют свою лояльность Церкви. Так, правительство Грузии вернуло ГПЦ некоторые земли, отобранные коммунистами, а политики часто посещают храмы в главные религиозные праздники. Одно время Михаил Саакашвили даже позволял себе выступать с речью в храме после богослужения, что вызывало негативную реакцию у части верующих.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

ИЗРАИЛЬСКИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ УЛЬТРАОРТОДОКСЫ АКТИВНО ВМЕШИВАЮТСЯ В ПОЛИТИКУ
В Израиле религия не отделена от государства. И тем не менее законодательство в целом не базируется на ветхозаветных правилах и обычаях. Поэтому еврейское государство совершенно справедливо декларирует себя как светское. Однако в политической жизни религиозные партии, прежде всего ультраортодоксальные иудейские и мусульманские, играют немалую роль. Большинство ультраортодоксов (в отличие от просто ортодоксов) сионистскую идеологию не принимают и относятся к государству как к дойной корове. Речь в данном случае идет об иудейских ультраортодоксах, представленных в кнессете немалым числом депутатов. При формировании правительственной коалиции лидеры светских партий не могут с ними не считаться. Ультраортодоксы заинтересованы в том, чтобы послать своих представителей в правительство: они хотят получить бюджетные средства на свои школы и, кроме того, добиваются увеличения детских пособий. В ультраортодоксальном секторе, как иудейском, так и мусульманском, обычно много детей. Нередко интересы ультраортодоксов сходятся, вне зависимости от конфессии, к которой они принадлежат. Когда ультраортодоксы входят в коалицию или получают министерские портфели, договоренности нарушить нельзя. Например, нынешний лидер оппозиции глава партии «Кадима» Ципи Ливни не смогла сформировать правительство после отставки Эхуда Ольмерта с поста премьер-министра именно по причине того, что не приняла условий одной из крупнейших израильских партий – «ШАС», касающихся бюджетных отчислений на йешивы (религиозные школы), входящие в систему этой партии. Нередки были и случаи, когда оказавшиеся во властных структурах члены «ШАС» пытались отхватить себе лишний «кусочек», но всегда оказывались на скамье подсудимых и садились в тюрьму. В свое время на несколько лет «загремел» за решетку бывший лидер «ШАС» Арье Дери, занимавший пост министра внутренних дел, а сейчас сидит в тюрьме другой партиец – Шломо Бенизри, бывший министр здравоохранения, труда и благосостояния.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: