Главная / Газета 26 Мая 2010 г. 00:00 / Общество

«Педофилы – это нежеланные дети»

Психолог Сергей Ениколопов

НУНЕ ЕГЯН, АННА СЕМЕНОВА

Вчера в Татарстане было возбуждено уголовное дело против очередного педофила – преступник попытался изнасиловать малолетнюю дочь своих соседей. По данным правозащитников, Россия занимает второе место после США по уровню насилия над детьми. О том, как уберечь малыша от посягательств посторонних людей, «НИ» рассказал завотделением клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей ЕНИКОЛОПОВ.

shadow
– Есть ли какие-то способы распознать педофила?

– Если вдруг взрослый человек начинает делать подарки, оказывать больше внимания ребенку, чем обычно, причем раньше такого за ним замечено не было, то это должно вызывать подозрения. Говоря о психологическом портрете педофила, следует упомянуть несколько моментов. Во-первых, воспитание. Педофилы – это недолюбленные, иногда нежеланные дети. Второй причиной появления полового влечения к детям могут стать комплексы. Оценка со стороны половозрелых партнеров противоположного пола была достаточно ироничной, из-за чего у человека появляется неуверенность в себе. Дети не критичны в этом плане, и педофил таким образом самоутверждается. Кроме того, человек, совершающий насилие над детьми, как бы показывает и доказывает обществу, что он настолько крутой и сильный, что вправе пренебрегать социальными нормами. И, конечно, среди педофилов бывают психопаты.

– Как узнать, что ребенок пострадал от насилия со стороны взрослого человека?

– Практически всем детям после изнасилования можно ставить диагноз «посттравматическое стрессовое расстройство» – такое же, как после военных действий. В будущем это проявляется в неуверенности в себе, раздражительности, в частых депрессиях, низкой самооценке, склонности к самоубийству, агрессии. Как правило, когда ребенок вырастает, ему очень сложно наладить личную жизнь и создать семью. Если ребенок стал менее радостным, более тревожным, у него появились приступы раздражительности, он часто плачет, надо постараться поговорить с малышом по душам, чтобы понять причину. Однако нельзя внушать малышу собственные опасения, превращать его жизнь в сплошное ожидание акта насилия. Иначе ребенок станет еще более тревожным, напряженным, будет воспринимать окружающих как врагов, у него исчезнет адекватное восприятие реальности.

– Как уберечь детей от риска столкновения с опасностью?

– Психика ребенка устроена таким образом, что до шести-семи лет он доверяет всем взрослым автоматически. Очень важно, чтобы и родители, и педагоги постоянно говорили малышам не доверять незнакомцам и всегда спрашивать разрешение, скажем, на совместную прогулку у хорошо знакомых ему взрослых. Такие тезисы включены в обязательную программу уроков в США и Израиле. У нас не разговаривать с незнакомцами учит социальная реклама. Но она направлена на профилактику насилия со стороны, а не внутри семьи. В зарубежных странах существуют специальные кризисные центры для детей, пострадавших от насилия в семье, но в Москве таких центров один-два. Конечно, ребенок может обратиться по телефону доверия, но стабильной и продолжительной помощи ему ждать практически неоткуда.

– Большое число педофилов знакомятся со своими жертвами через Интернет. Как с этим бороться?

– Родителям стоит взять инициативу в свои руки и отслеживать, с кем и как общается их ребенок по «аське» и социальным сетям. Тем более что государство пока плотно занято киберборьбой с экстремистами, а на педофилов обращает недостаточно внимания. На мой взгляд, не надо перегибать палку и закрывать вообще все ресурсы «для взрослых», но создание и распространение детской порнографии должно пресекаться жестко и на корню.

– Сейчас хотят ужесточить наказание за изнасилование детей, не достигших 12-летнего возраста. Как это повлияет на количество педофилов?

– Это изменит ситуацию, но не сильно. Конечно, это успокоит общество и напугает потенциальных педофилов. Однако с точки зрения психологии у людей проблема останется. Психологи и психиатры должны не просто ставить диагноз, но и лечить человека: выявлять причины сексуальных нарушений педофила, воздействовать на ценностные ориентации, если, конечно, это не патология. Это реально, хотя процесс очень долгий и кропотливый. Но в России такая работа практически не ведется. Педофила сажают в тюрьму, а на свободу он выходит с теми же психическими нарушениями, что были у него и раньше.

– Депутаты предлагают использовать химическую кастрацию. Как вам такой метод борьбы?

– Тут возникает масса сложностей и вопросов. Никто не знает, как будут вести себя кастрированные люди. Такая процедура приведет к психологической травме педофила, после чего он может стать очень агрессивным, а это приведет к еще более жестоким преступлениям. Ведь не проводилось никаких исследований, где гарантии, что педофилы не начнут мстить обществу с удвоенной силой? В этом плане наши депутаты – люди с большой фантазией и с малым образованием. Я не против такой методики борьбы с педофилами, но я считаю, что каждый такой шаг должен быть выверен научными исследованиями, причем проведенными несколькими институтами.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: