Главная / Газета 14 Мая 2010 г. 00:00 / Общество

Мобильный зэк

Обитатели тюрем врываются в жизнь простых граждан с помощью сотовых телефонов

АННА СЕМЕНОВА, АЛЕСЯ ЛОНСКАЯ, АЛЕКСАНДРА КОШКИНА

Найти новые способы борьбы с мобильным мошенничеством намерены в Роскомнадзоре. Об этом в конце недели заявил заместитель руководителя службы Александр Катулевский. Не замечать, как на россиян обрушивается шквал sms-сообщений явно криминального характера, уже не решаются даже чиновники. По данным экспертов, в России около 40% трафика таких сообщений приходится на так называемый фрод – несанкционированный доступ к услугам связи или получение их.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
В 90% случаев такие преступления совершают заключенные. Несмотря на то что средства связи им иметь запрещено, мобильник есть почти у каждого второго зэка. Осужденные заполучают телефоны самыми экзотическими способами, а потом выдумывают хитрые приемы отъема денег у доверчивого населения. Ведь играют эти «психологи» на простых человеческих чувствах.

По оценкам специалистов по информационной безопасности, около 40% sms-трафика в России приходится на мошеннические и вымогательские сообщения. И это еще хорошие показатели: в конце 2009 и начале 2010 года цифры были куда выше. Снижение активности мобильных мошенников связано с повышением бдительности абонентов, убежден президент Ассоциации гуманизации правоприменительных органов Валерий Габисов. Однако мошенникам уже не так интересно обманывать пенсионеров, обещая им приз от известной радиостанции. У преступников теперь другие ориентиры: солидные суммы, высокопоставленные жертвы и хитроумные схемы.

Требуют продолжения банкета

В конце апреля прокуратура Омской области направила в суд уголовное дело в отношении двух заключенных из Краснодарского края, которые заказывали от имени статусных чиновников банкеты в прокуратуру города и областное УГИБДД. Действовали «двое из ларца» так: с помощью мобильного телефона узнавали адреса прокуратуры и ГИБДД, затем звонили в различные кафе и рестораны города и, представляясь высокопоставленными чиновниками, делали заказы на банкет с доставкой. Одновременно преступники просили организаторов банкета приобрести элитные спиртные напитки, обещая возместить все затраты. Однако когда сотрудники кафе перезванивали «заказчикам» для согласования списка спиртного, те сообщали, что алкогольные напитки уже куплены, и просили перечислить деньги за них на указанные телефонные номера через терминал. Понятно, что никакого продолжения банкета после поступления денег на счет преступников уже не было. А сотрудникам прокуратуры и ГИБДД приходилось разбираться с разъяренными рестораторами, обманутыми на более чем сотню тыс. рублей.

Статусным чиновником представлялся и мобильный мошенник, заканчивающий отбывать наказание в одной из исправительных колоний Ставропольского края. Мужчина узнал о том, что в краевом филиале одного из банков проводится проверка финансово-хозяйственной деятельности. Результаты проверки могут быть неутешительными для женщины-директора, замешанной в операциях по незаконной выдаче кредитов. Мошенник позвонил ей, представился вице-губернатором края и предложил свою помощь в принятии комиссией положительного заключения – всего за 16,5 млн. рублей, которые директор филиала взяла из казны банка. Интересно, что за все время общения с «вице-губернатором» дама ни разу не усомнилась в правдивости его слов. Когда обман раскрылся, она обжулила одну из фирм, чтобы скрыть недостачу. Впрочем, «сладкую парочку» вскоре накрыли правоохранительные органы.

Сотрудники Управления «К» МВД РФ предупреждают о новых схемах мобильных мошенничеств. Например, абоненту приходит sms-сообщение о блокировке банковской карты. Пользователю предлагают перезвонить по якобы бесплатному телефону, чтобы узнать причину блокировки карты. На другом конце провода ему сообщают, что произошел сбой на банковском сервере, и просят назвать номер карты и пин-код для устранения неполадок. Естественно, деньги со счета незадачливого абонента моментально перекочевывают в руки злоумышленников. Еще один новый способ «развода» на деньги – рассылка sms-объявлений с предложением стабильной работы с жильем и высокой зарплатой. Для того чтобы узнать о вакансиях поподробнее, абоненту предлагают отправить сообщение или позвонить на короткий номер. То, что стоимость sms повышена, а автоответчик – платный, понятно, никто не указывает. Еще один частый мошеннический прием заключается в том, что женщинам (а часто и мужчинам, ведь аферисты действуют по наитию) приходит сообщение такого содержания: «Мама, кинь мне на номер 800 рублей, не перезванивай, я потом все объясню». Конечно, такой психологический прием может сработать. Кто-то поймет, что это дело рук мошенников, а кто-то побежит класть деньги любимому «дитяти».

Звонок недругу

По данным Управления «К» МВД РФ, 90% телефонных мошенников – отбывающие наказание преступники. «Назвать тюремную камеру изолированной от внешнего мира нельзя, – говорит «НИ» Валерий Габисов. – Например, от 10 до 20% заключенных в московских СИЗО имеют мобильные телефоны. Соответственно пользоваться ими могут примерно 40%, передавая устройства друг другу». Однако, по правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений, технические средства связи, в том числе мобильные телефоны, входят в перечень запрещенных предметов. Зэки имеют право на телефонный разговор по письменному заявлению, но не дольше 15 минут и не чаще двух раз в месяц. «В некоторых колониях есть проблемы с телефонной связью, так что предоставляется она только тогда, когда имеется такая возможность, – рассказала «НИ» эксперт Фонда защиты прав заключенных Надежда Родная. – Из-за этого образуются огромные очереди заключенных, месяцами ждущих разговора».

Впрочем, возможность связаться с родными для российских сидельцев не является приоритетной, считают некоторые эксперты. «Никакой проблемы одиночества тут нет, заключенным просто нечем заняться, у них много времени, возможностей обмена опытом с сообщниками хоть отбавляй, – полагает директор Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов. – Как могут заработать деньги – так и зарабатывают».

«Орудия труда» мошенники добывают через родственников и знакомых. Те стараются обойти запрет, замаскировав телефоны или сим-карты под что-то безобидное. Так, известны случаи, когда сотовые телефоны обнаруживали в коробке со стиральным порошком или в консервах с селедкой. Зарядные устройства прячут в пакетах с кефиром.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow Воспитательная беседа

Каждые сутки в российских местах лишения свободы изымается 100–150 сотовых телефонов. Об этом «НИ» сообщил начальник пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Кромин. Сотрудники колонии досматривают посылки и передачи для осужденных, обыскивают навещающих их родственников, «шмонают» камеры, места работы и других помещений колонии. Эксперты предлагают и другие пути решения проблемы. Например, начальство может с помощью специальной аппаратуры прослушивать все входящие и исходящие звонки и при появлении подозрения на мошенничество сделать запрос в сотовые компании. Также через сотового оператора можно проверить, какой заключенный имеет мобильный телефон, и взять этого человека на особый контроль.

Однако эксперты убеждены, что бороться с телефонами в камерах – все равно что сражаться с ветряными мельницами. «Проносят телефоны непосредственно сотрудники администрации исправительных учреждений за отдельную плату, – рассказала «НИ» Надежда Родная. – Плата может варьироваться в пределах одной-трех тысяч рублей». «Охранник, скорее всего, не станет «сдавать» любителя телефонных разговоров или sms-переписки начальству, ему это не выгодно, – считает Валерий Габисов. – При больших оборотах охранники делятся и с руководством. Закрывают на это глава иногда и оперативные службы».

По мнению председателя постоянной палаты по правам человека Политического консультативного совета при президенте РФ Валерия Борщева, решением проблемы мог бы стать беспрепятственный доступ к общему телефону, который, разумеется, прослушивается. «Так, заключенный смог бы разговаривать с родственниками и друзьями, – пояснил «НИ» правозащитник. – Сейчас доступ к телефону – привилегия, получаемая за хорошее поведение». В польских исправительных учреждениях на одном из этажей устанавливаются специальные автоматы, по которым можно говорить сколько угодно. Главное – чтобы осужденные имели карточку, с помощью которой они могут разговаривать за свой счет. Естественно, эти автоматы прослушиваются, но у осужденных хотя бы есть возможность поддерживать связь с близкими.

В необходимости увеличения «сотового штата» исправительных учреждений уверена и Надежда Родная. «Если человека лишили свободы, его не должны лишать права общения с близкими, – пояснила «НИ» эксперт. – Кроме того, основную информацию о нарушении прав заключенных наш фонд получает именно через мобильные телефоны. Иногда только благодаря sms-сообщениям или звонкам удается спасти человека, добиться возбуждения уголовного дела. Например, мы только через sms узнали о недавнем убийстве заключенного в Кемеровской области».


ВЛАСТИ США ТОЛЬКО НЕДАВНО СТАЛИ ГЛУШИТЬ МОБИЛЬНИКИ В ТЮРЬМАХ
По мнению американских криминалистов, качество жизни преступников, оказавшихся за решеткой, всецело зависит от качества систем тюремного надзора. «Мошенничества, аферы и более серьезные преступления арестантов в подавляющем большинстве случаев предрешены условиями их проживания в тюрьмах», – заявил «НИ» криминолог Гари Корнелиус. То, на какие нарушения закона пойдут сидельцы, зависит от специфики тюремного населения, образовательного уровня и квалификации тюремной администрации, а также от умения надсмотрщиков налаживать отношения с заключенными, отмечает наш собеседник.
Тюремные системы, помогающие снижать уровень преступности арестантов, несколько лет тому назад были разработаны институтом криминалистики National Institute of Justice. Примером могут служить места заключения уголовников, расположенные в штате Калифорния и в предместье Чикаго. Эти тюрьмы разделены на изолированные друг от друга секции, в которых проживают заключенные, разделенные по признакам половой принадлежности, этнического происхождения, сексуальных и криминальных наклонностей, а также в зависимости от характера совершенных преступлений. Такая система, по мнению криминолога университета штата Аризона Мэри Грифин, позволяет ликвидировать влияние одних преступных групп на другие (например, членов организованных преступных группировок на заключенных, менее склонных к преступной активности в местах заключения). «Гангстеры наркобизнеса, профессиональные грабители и убийцы являются основными разносчиками преступности в местах заключения, – пояснила «НИ» Мэри Грифин – Изоляция их, скажем, от финансовых махинаторов, взяточников или мелких воришек позволит устанавливать более строгий надзор за жизнью наиболее опасных заключенных и прогнозировать уровень преступности внутри мест заключения». Специалисты National Institute of Justice в течение трех лет наблюдали за жизнью почти трех тыс. «проблемных» заключенных: совершивших тайную контрабанду в тюрьмы наркотиков, склонных к буйствам, избивавших своих сокамерников и оскорблявших тюремных надсмотрщиков. Наивысший уровень всех этих внутритюремных преступлений был зафиксирован в тех секциях, где содержались уличные гангстеры и члены банд, промышлявших наркобизнесом.
Основным средством контрабанды наркотиков в тюрьмы и организации из-за решетки преступлений, совершаемых на воле, являются мобильные телефоны. Продажа, распространение, а также использование специальных устройств, глушащих мобильную связь, в США запрещены. Нарушителям этого закона грозит штраф в сумме 11 тыс. долларов и заключение в тюрьму минимум на один год. Но тем не менее два месяца назад губернатор штата Мэриленд Мартин Омэлли распорядился установить такие устройства в тюрьме города Камберленд. Сделал он это для того, чтобы доказать конгрессу страны, что такие приборы могут помочь тюремным администрациям снизить преступность в местах заключения. Его примеру последовали тюремные администрации 26 штатов, отправившие петиции в Федеральную комиссию коммуникаций (Federal Communication Commission) с просьбой предоставить им право на установку такого рода устройств в тюрьмах их юрисдикции.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

В БРАЗИЛИИ ЗАКЛЮЧЕННЫЕ ПОЛУЧАЮТ ТЕЛЕФОНЫ ГОЛУБИНОЙ ПОЧТОЙ И ВЕРТОЛЕТАМИ
Из описаний всех способов, которыми проносили или пытались пронести мобильные телефоны к заключенным, можно составить не один том. Пожалуй, наибольшую изобретательность в этом деле проявили бразильцы. Так, в начале 2009 года охранники тюрьмы возле города Сан-Паулу поймали несколько голубей, к лапкам которых были прикреплены контейнеры для транспортировки небольших предметов. В коробочках находились запчасти к мобильным телефонам или наркотики. Оказалось, один из сидельцев сумел приручить птиц и устроил им гнездо в камере. В том же году сообщники заключенных той же тюрьмы пытались переправить телефоны с помощью игрушечного радиоуправляемого вертолета. Снизу к метровой модели была приделана специальная корзинка, в которой лежали девять мобильников. Злоумышленников арестовали до того, как им удалось воспользоваться дорогой игрушкой. Впрочем, изымать «киберконтрабанду» получается не всегда, посылки все же доходят до адресатов. И далеко не все пользуются телефоном, чтобы пожаловаться на суровую жизнь за решеткой. Например, заключенный британец Эшли Грэхем при помощи незаметно пронесенного мобильного телефона выходил в Интернет и оставлял ежедневные заметки на сайте Facebook. В своих записях осужденный рассказывал о прелестях тюремной жизни. «Моя тюрьма – это настоящий дом отдыха, – писал он. – Это место, где мужчины могут расслабиться и отдохнуть от своих сварливых жен и плачущих детей».
Александра КОШКИНА

В ГРУЗИИ У КАЖДОГО ЗЭКА ЕСТЬ СОТОВЫЙ
Грузинские тюрьмы и колонии переполнены. По статистике Евросоюза, в Грузии на сто тыс. населения приходится 400 заключенных, что вызывает у европейцев беспокойство. В странах Евросоюза на сто тыс. жителей приходится 150 сидельцев.
Грузинские зэки поддерживают связь с внешним миром главным образом при помощи мобильных телефонов. Тюремная администрация в целом смотрит на это сквозь пальцы, хотя бывают случаи, когда сотовые у заключенных изымают. Всякий раз это происходило после очередных тюремных бунтов или акций протеста заключенных. Для большинства заключенных мобильный телефон – это возможность постоянного контакта с семьей. К примеру, одна из известных мне женщин, осужденная на 10 лет лишения свободы, посредством мобильного «воспитывает» двух своих детей. Некоторые «авторитеты» при помощи мобильного телефона прямо с нар эффективно «улаживают» разного рода спорные дела на воле. Есть такие, для кого мобильник становится средством для развлечения, – они, например, участвуют в разного рода розыгрышах и лотереях. Известны и факты телефонного мошенничества, когда абоненты мобильной связи получают разного рода рекламные тексты с призывом перечислить на данный номер определенную, как правило, не очень большую сумму денег. Некоторые на этот трюк попадаются. Пополнение счета мобильного телефона заключенных не является проблемой, это спокойно можно сделать «снаружи».
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 14 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: