Главная / Газета 12 Мая 2010 г. 00:00 / Общество

Ребенок на заказ

В России разрабатывается закон, который регламентирует процедуру суррогатного материнства

МАРИЯ МОРОЗОВА

Согласно недавнему прогнозу ООН, к 2015 году население России сократится с нынешних 147 млн. человек до 137 млн. В качестве одной из главных причин эксперты называют бесплодность четырех млн. мужчин и шести млн. женщин. И эти цифры с каждым годом только растут. Выходом могло бы стать суррогатное материнство. Многих людей, которые годами мечтают о ребенке, не пугает тот факт, что процедура эта очень дорогая. Их страшит в первую очередь отсутствие четких правил, регулирующих рынок «суррогатных» услуг. Комитет по охране здоровья Госдумы РФ готовит проект нового закона «Об охране репродуктивного здоровья населения Российской Федерации», в котором будет полностью прописана ситуация с суррогатным материнством в нашей стране. Правда, ряд экспертов считают, что документ пока требует серьезной доработки. И рассматривать его в парламенте планируют не раньше осени.

За счастье взять на руки одного из таких малышей бьются миллионы семей.<br>Фото: AP
За счастье взять на руки одного из таких малышей бьются миллионы семей.
Фото: AP
shadow
Сегодня в России суррогатное материнство не только разрешено, но и имеет коммерческую основу. Популярность процедуры растет. К врачам с просьбой о суррогатном материнстве обращаются не только отчаявшиеся бесплодные родители. Среди пациентов и «репродукционные туристы», в чьих странах суррогатное материнство запрещено, и люди, у которых погибли дети. Несмотря на ряд законодательных актов, регулирующих эту сферу, не все вопросы пока учтены.

Сейчас право каждой совершеннолетней россиянки детородного возраста стать суррогатной матерью закреплено в статье 35 Федерального закона (ФЗ) «Об охране здоровья граждан». Деятельность медицинских учреждений, в которых проводятся подобные процедуры, регламентирует приказ № 67 Минздрава «О применении вспомогательных репродуктивных технологий в терапии женского и мужского бесплодия». Статья 51 Семейного кодекса и статья 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» разъясняют вопросы регистрации «суррогатных детей». По мнению генерального директора компании «Росюрконсалтинг» Константина Свитнева, комплексный документ, который мог бы регулировать применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), необходим. «Но важно, чтобы он был качественным. Плохой закон хуже никакого», – замечает «НИ» юрист.

В России пока законодательное преимущество на стороне суррогатной матери. «По закону требуется, чтобы при регистрации ребенка, рожденного при помощи экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), вместе со справкой о рождении был предоставлен документ, подтверждающий согласие суррогатной матери на запись в качестве родителей ребенка родителей-заказчиков», – объясняет г-н Свитнев. Если суррогатная мама решит оставить ребенка себе, на нее невозможно воздействовать. «Почему если няня забирает чужого ребенка, то это похищение, – возмущается г-н Свитнев, – а если суррогатная мать – то все в рамках закона?». Новый законопроект прописывает, что женщина «не имеет права отказаться от передачи рожденного ею ребенка лицам, заключившим с ней договор». Неясно, правда, каким образом будут наказывать суррогатную мать за «уклонение».

Пока бесплодные родители могут частично обезопасить себя, подписав с женщиной гражданско-правовой договор. В нем, помимо обязанностей суррогатной матери, прописываются штрафные санкции обеих сторон в случае конфликта. По мнению адвоката Людмилы Айвар, взыскание расходов и возмещение морального вреда с недобросовестных суррогатных мам или биологических родителей должны быть крупными. «Это дисциплинирует стороны договора», – говорит «НИ» г-жа Айвар.

Услышав диагноз «бесплодие» и предложение воспользоваться программой суррогатного материнства, будущие родители приступают к поиску кандидатуры. Они могут обратиться в агентства или найти женщину самостоятельно. Средняя стоимость подбора составляет от 30 до 300 тыс. рублей в зависимости от региона. Родители, решившие найти суррогатную мать самостоятельно, рискуют больше. На тематических сайтах вывешиваются «черные списки» недобросовестных женщин, предлагающих свои услуги по вынашиванию ребенка. В характеристиках преобладают выражения «безответственная суррогатная мама» и «потенциальная шантажистка». Пострадавшие родители даже провели классификацию обманщиц. Их разделяют на «путешественниц» (любит приезжать на обследование в Москву), «болезных» (лечит свои болезни за счет родителей-заказчиков и исчезает), «нахлебниц» (нравится жить в Москве, но старается не забеременеть), «имитаторов» (после неудачной процедуры уезжает домой и присылает фальшивые справки о беременности и фото УЗИ).

«Дефицита в суррогатных матерях сегодня нет, – замечает «НИ» директор Республиканского центра репродукции человека Андрей Акопян. – Только одна из десяти предложивших себя женщин находит пару родителей, которые могут себе позволить процедуру». По словам Людмилы Айвар, основной поток суррогатных мам сегодня идет из Украины, Белоруссии, Молдовы. Иногородние, а чаще иностранные женщины готовы на все условия биородителей. «Я железно выполню все ваши желания», – пишет в объявлении 30-летняя женщина из Подмосковья. Отобранных кандидаток ожидает медицинское обследование, за которое платят будущие родители. Анализы строго прописаны в 67-м приказе Минздрава и обходятся обычно в 15–20 тыс. рублей. Нотариальное оформление договора с суррогатной матерью стоит около 15–40 тыс. рублей, но на этом этапе многие заказчики стараются сэкономить.

«Рискуют не только родители, но и суррогатные мамы, – продолжает г-жа Айвар. – Бывает, родители закрывают ее в четырех стенах, исключая всякие контакты, и выкармливают как свинью». Случается, что женщины, потратившие девять месяцев на вынашивание чужого ребенка, остаются без вознаграждения. В среднем оно составляет от 400 до 700 тыс. рублей. «Сама процедура ЭКО стоит сегодня в частном секторе около 100 тысяч рублей, – рассказывает Андрей Акопян. – Государство выделяет центрам на лечение бесплодия 150–160 тысяч рублей на человека. Эти деньги уходят и на подсадку эмбриона, и на лекарственное обеспечение процедуры».

Сложности при суррогатном материнстве возникают не только в связи с высокой стоимостью процедуры. «У нас не прописаны важные моменты возможности использования программ суррогатного материнства не состоящими в законном браке парами, одинокими женщинами или мужчинами, – отмечает адвокат Айвар. – Законодательство устанавливает однозначно лишь то, что суррогатной программой может воспользоваться супружеская пара». Статья 19 готовящегося проекта закона «О репродуктивном здоровье населения» гласит, что на применение ВРТ имеют право и граждане, не состоящие в браке.

Пока право на суррогатное материнство нерасписавшиеся пары и одинокие люди доказывают в судах. В январе этого года районные суды Москвы и Санкт-Петербурга впервые подтвердили право незамужних женщин, которые не могут выносить беременность, обрести ребенка через суррогатное материнство. В загсах регистрировать таких детей отказывались, ссылаясь на то, что порядок оформления для одиноких матерей не предусмотрен. А вот проблему одиноких отцов, по мнению Людмилы Айвар, мало кто воспринимает всерьез. «Ряд статей Конституции гарантирует равенство полов. Значит, в вопросах суррогатного материнства у одиноких женщин и мужчин равные права», – убежден юрист Константин Свитнев.

Сегодня в программу суррогатного материнства могут вступить родители-заказчики, которые имеют для этого медицинские показания, согласно приказу Минздрава № 67. Статья 26 готовящегося законопроекта подтверждает эти требования. Руководитель «Росюрконсалтинга» Константин Свитнев полагает, что во внимание нужно принимать и объективные социальные показания. «Современная женщина много работает. Когда быт обустроен, часто возникают проблемы с репродуктивной функцией. Рождение ребенка – это не трудовая повинность. Если кто-то может сделать это лучше, то почему не разрешить, – удивляется г-н Свитнев. – Получается, сделать аборт по социальным показаниям можно, а родить суррогатного ребенка – нельзя». Директор Республиканского центра репродукции человека Андрей Акопян согласен с законодателями. «Это метод лечения бесплодия, а не альтернативный способ репродукции», – уверен врач.

Специалисты до сих пор точно не знают, что делать с ребенком, если родители-заказчики отказались от него или погибли. Малыши отправляются в детдома. Некоторые суррогатные мамы не выдерживают и забирают ребенка себе. В готовящемся законопроекте будет прописано, что матерью ребенка признается выносившая его женщина. По мнению Константина Свитнева, эту статью необходимо менять. «Почему женщина, оказывающая услугу, должна брать на себя бремя?» – возмущается юрист.

С резкой критикой проекта, узаконивающего суррогатное материнство, выступил Церковно-общественный совет по биоэтике при Московской патриархии. Председатель отдела по взаимоотношению церкви и общества протоиерей Всеволод (Чаплин) пояснил, что страдает при такой практике «как женщина, чьи материнские инстинкты попираются, так и дитя, которое испытывает кризис самосознания». «Особенно проблемно ставить это на коммерческую основу. Женщины продают свое материнство, всегда делая несчастными и себя, и детей», – объясняет «НИ» священнослужитель. Людям с диагнозом «бесплодие» церковь советует взять ребенка из приюта.

Тем временем рабочая группа под руководством депутата Салии Мурзабаевой корректирует законопроект. Юристы уверены, что самостоятельный закон не решит всех проблем. «Необходимо вносить изменения в семейное законодательство», – считает адвокат Людмила Айвар. Врач Акопян отмечает, что в вопросе репродуктивных технологий регулирование должно быть рамочным. «Необходимо создать контуры законодательства, но нельзя прописать каждый нюанс. Не стоит то, что должно регулироваться на уровне профессиональных стандартов, выносить в закон», – считает эксперт. Член Общественной палаты Александра Очирова полагает, что закон должен пройти адекватный экспертный анализ. «На рассмотрение в Госдуме он предстанет не раньше осенней сессии», – прогнозирует она.


ИУДЕЙСКИЕ ДУХОВНЫЕ ЛИДЕРЫ – НЕ ПРОТИВ
Закон о суррогатном материнстве (ЗСМ) был принят в Израиле в 1996 году. ЗСМ требует заключения договора между суррогатной матерью (она обязательно должна обладать статусом матери-одиночки) и генетическими родителями. В договоре суррогатная мать подтверждает свое согласие на искусственное оплодотворение, вынашивание ребенка и передачу младенца супружеской паре, предоставившей родовой материал. Вынашивающая ребенка женщина не может быть родственницей биологических родителей. Соглашение обязательно должно получить одобрение специального комитета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей. Интересно, что иудейские духовные лидеры в принципе не выступают против суррогатного материнства, они даже связывают суррогатное материнство с обязанностью «оказывать добро людям и облегчать страдания бесплодных пар». Считается, что при этом «спасаются семьи, целостности которых угрожает бесплодие».
Процесс вынашивания ребенка суррогатной матерью проходит под надзором министерства здравоохранения, и воспользоваться этой процедурой имеют право только супружеские пары, которые не могут обзавестись детьми по физиологическим причинам. Гомосексуалистам в суррогатном материнстве отказывают. По израильскому закону, оплодотворенная клетка никогда не принадлежит суррогатной матери. Причем неважно, взята ли эта яйцеклетка у этой же суррогатной матери или принадлежит другому донору. То же самое касается и сперматозоидов – они всегда принадлежат биологическому отцу. Суррогатные матери получают возможность раз в месяц участвовать в специально организованных для них корпоративных встречах, на которых они поддерживают друг друга психологически.
Начальная базовая сумма, которую получает суррогатная мать за беременность и роды, – 26 тыс. долларов. В нестандартных ситуациях, таких, как, например, рождение близнецов, кесарево сечение, возникновение серьезных психологических проблем, сумма выплаты может значительно увеличиться. В Израиле официально зарегистрировано несколько центров суррогатного материнства, самый известный из которых «Мейрав».
Кроме того, в стране при целом ряде больниц уже давно созданы банки спермы. Сдать свой родовой материал на хранение в такой банк может любой мужчина. Среди клиентов таких банков спермы – неженатые или состоящие в браке, но не успевшие обзавестись детьми солдаты и офицеры израильской армии. В случае гибели сдавшего свой родовой материал военнослужащего его жена, невеста или близкая подруга могут воспользоваться им и родить ребенка от уже умершего человека.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

В США СУРРОГАТНЫЙ КОНТРАКТ ДОСТИГАЕТ 100 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ
Суррогатное материнство было легализовано в США в 1981 году. Тогда адвокат Ноэль Кэйни и врач Уоррен Рингольд образовали в городе Диарборн, штат Мичиган, клинику суррогатного материнства. Их практика подвергалась критике со стороны местной прессы и некоторых политиков. Однако уже в том же году в штате Мичиган были приняты законы, взявшие суррогатное материнство под охрану.
В 1986 году в штате Нью-Джерси возникло судебное дело о суррогатном материнстве, которое наделало в стране много шума, но одновременно внесло весьма важную поправку в закон 1981 года. Суть этого дела такова: в одном из городов Нью-Джерси родилась девочка, условно названная в судебном деле «Бэби М». Суррогатная мать Бэйс Вайтхэд, имевшая контракт на материнство, отказалась от нее. И суд вынес решение в интересах новорожденной. Суд счел контракт Бэйс Вайтхэд неправомочным и признал право на материнство за биологической матерью Элизабет Штерн, родившей «Бэби М». Там же, в суде, «Бэби М» было присвоено ее теперешнее имя – Мелисса Штерн.
Сейчас в США суррогатное материнство официально разрешено в восьми штатах. Однако четыре штата (Аризона, Нью-Йорк, Юта и Вашингтон), а также федеральный округ Колумбия считают суррогатное материнство незаконным. В остальных штатах, как и в Нью-Джерси, решения принимаются в зависимости от обстоятельств. «Мы рекомендуем нашим пациентам дать разрешение своему адвокату предварительно оговорить все условия контракта на суррогатное материнство, а также условия его аннулирования, – поделился с «НИ» Мэтью Канстэл из клиники Surrogate Mother, Incorporation. – Должно оцениваться и состояние здоровья женщины, которая берется родить ребенка и отдать его в другую семью».
В клинике Surrogate Mother, Incorporation к потенциальной суррогатной матери выдвигается ряд требований. Ею может стать женщина от 18 до 35 лет. Она должна быть замужем и иметь хотя бы одного ребенка. В контрактах, имеющих обоюдную юридическую силу, также указывается и то, кто получает право на воспитание ребенка в случае смерти его родителей. До заключения контракта суррогатная мать должна пройти тщательное медицинское обследование и провериться на всевозможные наследственные заболевания.
Прибегать к такому методу сохранения или образования семьи, как суррогатное материнство, американцев заставляет бесплодие (как женское, так и мужское) и другие проблемы со здоровьем, которые не позволяют женщинам забеременеть. В США к суррогатному материнству иногда прибегают и люди, вступающие в однополый брак и желающие иметь ребенка.
Дороговизна суррогатных контрактов зависит от характера включенных в него условий. Стоимость таких контрактов колеблется от 25 тыс. до 100 тыс. долларов. В эту сумму входят медицинские расходы, оплата сервиса адвокатов, дорогостоящая психологическая проверка суррогатной матери, тесты мужской спермы, медицинской страховки и еще десяток аналогичных условий. Однако, как показывает практика, оплата суррогатной матери в любом случае не может быть меньше 10 тыс. долларов.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

В ПОЛЬШЕ ОТНОШЕНИЕ К СУРРОГАТНОМУ МАТЕРИНСТВУ СЛОЖНОЕ
Год спустя после того, как в Польше в полулегальном порядке был открыт первый центр суррогатной матери «Elizabet» («НИ» писали об этом в прошлом году), в стране вспыхнула дискуссия об этической стороне вопроса, а на самом деле сводящаяся к тому, разрешать ли суррогатное материнство официально или запрещать. Вопрос этот до сих пор так и остается неразрешенным. В июле прошлого года в пригороде Варшавы Пясечно бывшая медсестра Эльжбета Шиманьская открыла центр суррогатной матери. На создание центра женщину подвигли трагическая демографическая ситуация в Польше и данные медицинской статистики, согласно которым на тот момент более 1,5 млн. семей в Польше не могли иметь детей. Еще 10 лет назад, согласно той же статистике, бездетных пар в Польше было не более одного млн.
В Польском праве, однако, не прописано четко, как оценивать суррогатное материнство – как преступление или же наоборот – как помощь бездетным семьям в обретении родительского счастья. Как утверждает Адам Фрончак из министерства здравоохранения Польши, суррогатных матерей можно привлечь к уголовной ответственности по статье «торговля людьми», равно как и родителей-заказчиков. Отношение к суррогатному материнству в Польше неоднозначное. Ярым противником его выступает костел, служащие которого утверждают, что бесплодие – наказание за грехи, и только молитва может помочь бесплодным семьям обрести родительское счастье. Паства, и в особенности люди помоложе, придерживаются диаметрально противоположного мнения.
Корреспондент «НИ» связался с пани Эльжбетой и задал ей пару вопросов.
– Пани Эльжбета, как много бесплодных пар обратились к вам за год существования центра? Скольким из них центр подарил счастье?
– Сказать навскидку, сколько семейных пар у нас сейчас в списке, я не могу. Очень много. За минувший год почти 50 семей стали вполне полноценными – у них появились дети.
– Изменился ли прейскурант цен на услуги вашего центра? Что нового появилось в его работе?
– Цены у нас остаются договорными. Нижняя граница – это 30 тыс. злотых (10 тыс. долларов США). Здесь многое зависит от силы желания обратившейся к нам семьи иметь детей, от их финансовых возможностей и от предоставляющей свое лоно суррогатной матери. Кстати, более половины соискательниц у нас отсеивается по медицинским показаниям.
Как рассказала «НИ» пани Эльжбета, отбор потенциальных суррогатных матерей остается по-прежнему строгим. Женщина, решившая подарить счастье бесплодной семейной паре, не должна курить, злоупотреблять алкоголем, обязана вести здоровый образ жизни. Кроме того, кандидаток на вынашивание детей сегодня проверяют и на генетическую предрасположенность к тяжелым заболеваниям и даже изучают их родословную – нет ли каких-либо патологий у родителей суррогатной мамы.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 12 мая 2010 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: