Главная / Газета 24 Марта 2010 г. 00:00 / Общество

«Создается видимость борьбы с преступностью»

Адвокат Евгений Черноусов:

МАРИЯ МОРОЗОВА

На фоне подготавливаемых в верхах планах реформирования МВД правозащитники и общественные организации наперебой предлагают свои проекты того, как улучшить работу милиции. Один из вариантов – разделить милицию на федеральную и муниципальную и освободить МВД от лишних функций. Член адвокатской палаты Москвы, полковник милиции с 30-летним стажем в отставке Евгений ЧЕРНОУСОВ рассказал в интервью «НИ», что сомневается в успехе такого проекта.

shadow
– Евгений Арсентьевич, как вы относитесь к идее разделить МВД на федеральную полицию и муниципальную милицию?

– Искусственное разделение милиции на радость преступникам всех мастей разрушит ее до конца и приведет к невиданной по масштабу криминогенной обстановке в России. Кроме того, такое предложение противоречит правильному решению президента России о переводе всей милиции на федеральный бюджет. Руководители муниципальной милиции будут вынуждены выполнять распоряжения местной администрации, поэтому она повсеместно превратится в «потешные отряды» представителей власти. Милиционеры, как это уже было при советской власти, будут выполнять поручения, не имеющие никакого отношения к охране общественного порядка, предупреждению и пресечению преступлений.

– Каким образом следует реформировать милицию?

– МВД подлежит реорганизации, но делать эту работу необходимо не топором, а искусным резцом. В этих целях при президенте России необходимо создать рабочую группу из числа хорошо знающих милицейские «болячки» ветеранов и действующих профессионалов МВД, депутатов Госдумы, членов Общественной палаты, представителей правозащитных организаций. Преступники в милицейской форме – это волки в овечьей шкуре, поэтому в первую очередь их нужно изгнать из милиции. Затем нужно материально и морально поддержать профессионально грамотных и порядочных сотрудников, поскольку им предстоит каторжная работа по восстановлению престижа милиции.

– Где гарантия, что получится избавиться от всех неблагонадежных сотрудников, а оставшиеся милиционеры даже при хорошей зарплате не будут брать взятки?

– Для решения вышеперечисленных проблем следует создать при МВД службу по контролю над деятельностью милиции. Руководителя должен назначать президент России, и его следует вывести из подчинения министра внутренних дел. Служба собственной безопасности, организованная в 1995 году, фактически не справилась с поставленной задачей, что подтверждает высокая степень коррумпированности милиционеров. Причина в том, что руководители службы находятся в подчинении у региональных руководителей МВД и УВД. Совершенные милиционерами правонарушения фильтруются, и резонансные ЧП по возможности укрываются от общественности и СМИ. Основная часть преступлений – рукоприкладство, получение взятки, недозволенные методы раскрытия и расследования преступлений. Совершаются они зачастую в служебных помещениях ОВД. Новая служба по контролю будет обязана установить там видеокамеры, опечатать их и просматривать записи. В таком случае будет проще раскрывать и расследовать преступления, совершенные в зданиях милиции.

– Но по раскрытому делу еще необходимо получить судебное решение. Как сегодня складывается ситуация в судах?

– В последнее время прокурорский надзор в отношении сотрудников органов внутренних дел осуществляется не на должном уровне, а судебные решения по большинству уголовных дел необоснованно принимаются в пользу сотрудников милиции. В обвинительных заключениях и приговорах указываются одинаковые для таких дел выражения. По мнению следователей и суда, показаниям свидетелей доверять нельзя, поскольку они находятся с обвиняемым в дружеских отношениях, а вот милиционерам необходимо верить, поскольку они – лица незаинтересованные.

– Выход из ситуации есть?

– Нужно разорвать «дружескую спайку» сотрудников органов внутренних дел, прокуроров и судей. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова уже выразила недоумение большим количеством уголовных дел по статьям 318 «применение насилия в отношении представителя власти» и 319 «публичное оскорбление представителя власти» УК России, которые рассмотрели в 2009 году столичные суды. Создается видимость борьбы с преступностью, а доказательством служит «палочная» система отчетности по указанной категории уголовных дел. Судьи идут на поводу у сотрудников МВД, выносят обвинительные приговоры, которые основаны на не соответствующих действительности показаниях милиционеров и подставных свидетелей. В качестве живого примера можно назвать дело против сотрудника вашей газеты Алексея Самсонова («НИ» ранее подробно писали об уголовном преследовании нашего коллеги по обвинению в публичном оскорблении милиционера. – «НИ»). Указанные в деле обстоятельства подтверждают, что каждый человек может быть в одночасье представлен преступником по ложным показаниям милиционеров. Критические замечания госпожи Егоровой (и судебное разбирательство по делу Самсонова тому примером) московские судьи не услышали. И таких дел по стране тысячи. А значит, можно говорить о том, что реформа МВД явно назрела. Не случайно вчера стало известно, что министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву дали девять месяцев на коренное исправление ситуации в МВД. В случае провала министр может лишиться своего поста.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: