Главная / Газета 18 Января 2010 г. 00:00 / Общество

«Треть милиционеров – потенциальные Евсюковы и Маурины»

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Директор Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил ВИНОГРАДОВ рассказал «НИ», что в правоохранительных органах служит огромное количество психопатов. Тем более что профессия милиционера для подобных людей очень притягательна. При этом обычному гражданину невозможно определить, является ли встретившийся ему страж порядка нормальным.

shadow
– На минувшей неделе стало известно еще об одной жертве милиционеров – пьяный подполковник Маурин расстрелял водителя-снегоуборщика, помявшего его машину. В какой мере для стражей порядка характерна такая реакция?

– Дело не в милицейской реакции, а в личной. Простые граждане тоже выхватывают пистолеты и стреляют в водителей и в пешеходов. Вопрос в другом: как такой человек оказался в милиции?

– И как же он там оказался?

– Оказался, потому что разрушен психолого-психиатрический контроль над милиционерами. И потому что существует протекционизм. Эти две вещи позволяют попадать на службу алкоголикам, людям с неустойчивой психикой и даже психопатам. Пресса писала, что Евсюкова папа проталкивал через Пронина (Владимир Пронин, начальник ГУВД Москвы в 2001–2009 гг. – «НИ»). Маурин работал в Главном управлении МВД, хотя все знали, что он выпивоха. А его отец теперь якобы говорит, что сын правильно расстрелял старика снегоуборщика – ему же машину побили. При приеме в милицию нужна экспертиза. Надо и проверять самого человека, и беседовать с родственниками, выяснять их установки и социальные взгляды.

– Но после такой экспертизы кто служить будет? Милиционеров нам надо много. А зарплаты там маленькие, и вообще профессия не престижная...

– Во-первых, милиционеров у нас значительно больше, чем требует жизнь. Милицейские штаты раздуты невероятно. Во-вторых, зарплата – это проблема решаемая. Пусть министр и его помощники рассчитают оклад милиционера, чтобы тот мог нормально содержать семью, и выходят с этим в правительство. Так сделал Николай Щелоков в 70-е годы. В третьих, когда в 1976 году создали психолого-психиатрическую службу (а я был ее первым руководителем), мы уволили 30% милиционеров по стране. И преступность в милиции резко сократилась. Так было, пока службу не разрушили в 90-е годы.А еще я бы ликвидировал специальные колонии для бывших милиционеров. Чтобы они попадали в общие. Эта профилактическая мера – попасть на зону к зэкам – удержит от преступлений очень многих.

– Потенциальных Евсюковых и Мауриных среди милиционеров 30%?

– Если мы сейчас проведем обследование, то выявим те же 30% алкоголиков и психопатов, которых надо убирать.

– Психологи настолько умны, что могут предсказать, глядя на милиционера: вот это будущий Евсюков?

– Если психологи грамотные, то могут. По почерку, внешности, поведению, тестам мы даем прогноз поведения человека. Прогноз вероятностный, но он оправдывается на 90%. В конце прошлого года в Южном округе столицы поймали серийного насильника, старшего лейтенанта милиции Артура Косицына. 22 изнасилования ему вменяют. И выясняется, что из одного ОВД его уже увольняли, потому что психологи дали отрицательную характеристику. Но в другое ОВД Косицына взяли. Без прохождения экспертизы, в нарушение правил.

– То есть в России около 400 тысяч милиционеров, которые вооружены и от которых можно ожидать всего?

– Да, можно ожидать всего. Но заслуживают внимания и честные милиционеры, которые поймали Маурина, которые взяли Евсюкова. Когда Косицына задержали на месте преступления, он предлагал взятку вначале в 300 тыс. рублей, потом – в 1,5 миллиона. Но честные милиционеры отправили его в тюрьму.

– Кого в милиции больше – честных или нечестных?

– Честных, конечно, больше.

– А в какой мере эта профессия притягательна для нечестных?

– Очень притягательна. Мотивация поступления в милицию – или романтическая – бороться с преступностью, или экономическая – стабильная зарплата, обеспеченность, или криминальная – оружие, власть, поборы.

– Как обычному гражданину определить, какой перед ним милиционер?

– Это нереально, как и определить, хороший ли перед вами врач или честный ли чиновник. Тут должны работать спецслужбы. Департамент собственной безопасности МВД нужно увеличить и усилить офицерами госбезопасности.

– Сотрудники ФСБ все честные?

– Коррупции, мздоимства и уличных расстрелов там практически нет. И психолого-психиатрическая служба сохранилась полностью.

– В какой мере справедливо, что в милицию идут обычные люди, которые просто дуреют от полномочий?

– Так происходит у людей с неустойчивой психикой. Оружие, власть и вседозволенность развращают, но все это поддается психологической коррекции. То есть таких людей можно вовремя поставить на место. Иначе милиционер начинает чувствовать себя не представителем власти, а самой властью. Плюс корпоративность. Ты меня, пьяного, остановил, но я офицер, и ты офицер. Разойдемся.

– Почему милиционеров не сдерживает знание законов? Ведь они в отличие от обычных граждан в курсе, что за что будет.

– Они знают, что им ничего не будет. Как правило. Посмотрите, как ведет себя в суде Евсюков. Ему грозит пожизненное. Он убил несколько человек, еще нескольких ранил. Но он уверен, что найдется волосатая лапа, которая избавит его от высшей меры, а потом сократит срок. И он даже не извинился перед семьями погибших!

– Спустя сколько времени после поступления на службу человек начинает чувствовать вседозволенность?

– Примерно 20% за ней и идут. Если говорить о психологической деформации, то существуют рубежи – три, пять и семь лет. Кто семь лет продержался, того уже ничего не сломает.

– В какой мере человек сам может заметить эту психологическую деформацию?

– Самому оценивать себя всегда сложно. Те, кто может это делать, в помощи психолога не нуждаются. Можно следить за переходом через какие-то грани социальных норм. Сел пьяным за руль, достал пистолет не вовремя, нагрубил, ударил задержанного.


Сотрудник СКП вымогал миллионы долларов
Взятку в размере 15 млн. долларов едва не получил следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКП РФ Андрей Гривцов. Его задержали коллеги. Как сообщает сайт СКП РФ, деньги он должен был получить за то, чтобы президента ЗАО «Росэнегромаш» Владимира Палахиту не привлекли к уголовной ответственности. 14 января в банке «Интеркоммерцбанк» при попытке получения восьми млн. долларов (первой части взятки в 15 млн. долларов) был задержан посредник Сергей Киримов. Следователи также подозревают в пособничестве Гривцову бывшего сотрудника прокуратуры Москвы (ныне адвоката) и действующего сотрудника ГУВД Москвы. Уголовное дело возбуждено по части 3 статьи 30 и части 4 статьи 290 УК РФ «покушение на получение взятки в крупном размере путем вымогательства». Гривцов и Киримов заключены под стражу. Остальные подозреваемые объявлены в розыск.
По материалам Интерфакса

Опубликовано в номере «НИ» от 18 января 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: