Главная / Газета 25 Декабря 2009 г. 00:00 / Общество

В местах, столь отдаленных

Как россияне отмечают Новый год вдали от родного дома

Анна СЕМЕНОВА, Мария МОРОЗОВА, Наталья СТОЛЯРОВА, Татьяна НОСОВА, Анастасия АЛЕКСАНДРОВА

Праздник – он и в Африке праздник. А также на Южном и Северном полюсах, посреди океана, на космической орбите, в пожарной части и вытрезвителе, в психиатрической больнице и в тюрьме. Где бы ни находились наши сограждане, они увлеченно наряжают елку, готовят салаты, протирают бокалы и с замиранием сердца ждут боя курантов. «новые Известия» выяснили, какие новогодние традиции бытуют среди россиян, оказавшихся в изолированном, экзотическом и труднодоступном месте.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Грамотно организованный Новый год должен выглядеть, как зимняя сказка. А что может быть сказочнее праздника на полюсе? Правда, отсыпаться, устроившись лицом в салате, не позволено сотрудникам станций ни в Арктике, ни в Антарктиде. «Сотрудники дрейфующей станции встречают Новый год по московскому времени, – рассказал «НИ» начальник Высокоширотной Арктической экспедиции Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) Росгидромета Владимир Соколов. – Люди соберутся в кают-компании на праздничный ужин. Повара постараются порадовать членов экспедиции: на столе будет красная рыба, осетрина, оливье, мясо, приготовленное по различным рецептам. Обязательно – огромный торт метр на метр. Будет на столе шампанское и коньяк, но в небольших объемах, ведь людям еще потом работать, выходных на дрейфующей станции нет. За столом говорят тосты. Дед Мороз и Снегурочка поздравят сотрудников станции, зачитают поздравления от близких, полученные по электронной почте».

А вот в Антарктиде Новый год встречают дважды: по местному и по московскому времени. Никаких выходных на станциях нет, но если приходит судно, то грузовые работы начинаются не раньше полудня 1 января, чтобы люди могли отдохнуть. «Мандарины вряд ли будут, но свежие фрукты из Кейптауна завезут обязательно. «Сухого закона» нет, можно выпить шампанского или водки, но и моря спиртного на станциях не найти, – поделился с «НИ» начальник Российской антарктической экспедиции Валерий Лукин. – Третий тост в различных формулировках традиционно поднимается за семью. Члены экспедиции могут сказать «за тех, у кого не все дома», подразумевая родных, ждущих в России. Связаться с ними на время экспедиции можно только по телефону или электронной почте. На четырех станциях из пяти есть прием теле- и радиосигнала, так что участники не пропустят праздничные программы. Будет ли Дед Мороз устраивать карнавал – зависит от того, какие люди в экспедиции. Однако украшенные елки будут установлены на каждой станции. Примечательно, что деревья обязательно будут искусственными, и не только из-за практичности таких елок. По протоколу о защите окружающей среды мы не имеем права завозить инородные растения, не типичные для Антарктиды».

shadow Суши на орбите

За отмечание Нового года под водой или в воздухе агентства по организации праздников дерут сумасшедшие деньги. Между тем есть россияне, которым за такие экзотичные переживания платят, да еще и возносят их в ранг героев. Правда, им приходится жертвовать некоторыми атрибутами праздника.

Новогоднее меню у 23-й экспедиции МКС в этом году ждет необычное дополнение: японец Соичи Ноучи обещал приготовить команде суши и роллы. Сам бортинженер взял с собой игрушечный символ наступающего года – маленького тигра. По правилам полета, алкоголя на борту быть не должно. Хотя поводов поднять бокал у космонавтов будет более чем достаточно – экипаж планирует встречать Новый год по числу пересекаемых часовых поясов. Как показывает практика, мандаринам в космосе тоже не место. Астронавты утверждают, что фрукты быстро вянут. Зато на станции будет искусственная елка, правда, без игрушек: в условиях невесомости все украшения торчат в разные стороны.

А вот под водой никаких ограничений на украшение елки нет – лишь бы места много не занимала. «Кстати, деревце на подлодке выбираем пластиковое, – поделился с «НИ» капитан I ранга, председатель оргкомитета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин. – Однажды погрузили живую елку в морозильный отсек, думали порадуемся запаху хвои на праздник. Через два месяца достали елочку, а она тут же осыпалась. Пришлось установить и украсить «лысую», куда ж без главного символа праздника». Лояльно относятся под водой и к алкоголю, естественно, в рамках разумного. «В советское время спиртное на лодке строго запрещалось, но по уставу в ежедневный паек матроса входили 50 граммов красного сухого вина. За несколько дней до праздника положенная норма не выдавалась, и в новогоднюю ночь матросу «капал» полный стакан вина. Сейчас на праздники запасаемся несколькими бутылками шампанского».

Экипаж даже может послушать бой курантов, правда, записанный заранее. «Мы включали его за минуту до наступления Нового года по московскому времени, – вспоминает Игорь Курдин. – Кстати, поздравление с праздником от главы государства у нас было персональное: его присылали телеграммой вместе со словами поддержки. Не обходится без курьезов. На судне существует режим «тишина», когда нельзя переходить из одного отсека в другой, разговаривать и вообще издавать любые звуки. Режим включается, когда подозревается шпионская слежка. После того как я зачитал новогоднее поздравление, режим был нарушен криком «Ура!» от 150 членов команды. Если в тот момент за нами следили американцы, они точно слышали, что по московскому времени наступил Новый год».

Как правило, океанологи обходятся без елки вообще, максимум – украшают каюты. «Официально Новый год встречаем по судовому часу, то есть тому часовому поясу, в котором находится судно. Но неофициально можно «пройтись» от Владивостока до Нью-Йорка, – рассказал «НИ» заместитель директора по флоту Института океанологии им. Ширшова Алексей Соков. – Капитан устраивает новогодний бал, вручает подготовленные подарки, говорит тосты. Мы принимаем и отправляем поздравления родственникам по спутниковому телефону, в телеграммах и электронных письмах. Шеф-повар на Новый год старается чем-то удивить команду. А вместо оливье и селедки под шубой весь коллектив экспедиции готовит пельмени».

shadow В лесу сгорела елочка

Служба празднику не помеха. По крайней мере, именно так считают в армейских казармах: сложно найти хоть одну военную часть без красиво украшенной елки. А то и нескольких – Артем, отслуживший в военно-воздушных силах в Тверской области, рассказывает, что 2009 год он встречал аж под пятью зелеными красавицами. Командование части организовало для солдат ужин с пирогами, конфетами, сгущенкой и речью командиров на десерт. «Новый год для солдата вроде субботы, – пояснил «НИ» Артем. – Просто отбой в час ночи вместо 22.00, а подъем в 9.00 вместо 6.00. И еще: обязательный просмотр обращения президента и пение гимна стоя».

Речь главы государства – единственный доступный символ Нового года для пожарных. С полуночи до часу ночи, пока все сидят за столами – самое спокойное время. «Иногда удается посмотреть телевизор, послушать куранты и поднять бокалы, – рассказал «НИ» начальник московского управления Госпожнадзора Олег Найденков. – У нас даже есть профессиональный тост «Сухих рукавов!» – чтобы как можно меньше пришлось тушить пожаров в наступающем году. Правда, чокаемся мы стаканами с соками и газировкой – алкоголь на работе запрещен. Можем и фейерверк запустить, но строго по правилам пожарной безопасности. После часа ночи 1 января, а также второго и третьего у МЧС начинается самый напряженный этап работы: граждане устают сидеть дома и выходят веселиться. Поэтому мы поддерживаем идею о сокращении выходных дней в январе и переносе их на май: обстановка стала бы намного спокойнее». По словам Олега Найденкова, у них в управлении стоит елка со светодиодами. «Она и выглядит необычно, и безопаснее в плане пожаров», – говорит Найденков.

Утренник в «казенном доме»

Далеко не все россияне оказываются вдали от дома по своей воле или по долгу службы. Но даже в тюремной камере, палате психбольницы или гостинице для бездомных наши сограждане стараются создать праздничную атмосферу. Заключенные в тюрьмах или колонии-поселении устраивают концерты для надзирателей, наряжают елки, игрушки для которых делаются своими руками. «Обычно на праздник организуют чаепитие с тортом и пирожными – как подарок от персонала тюрьмы, – рассказал «НИ» пресс-секретарь ФСИН РФ Александр Кромин. – В одной колонии на площадке я видел снеговиков, которых слепили заключенные. Кто-то делает подарки для сокамерников, многие получают новогодние передачи от родственников – конечно, не выходящие за правила». Официально спиртное на территории исправительных учреждений под запретом. Однако, как рассказал «НИ» бывший прокурор, попросивший не называть его имени, в любом СИЗО поднять бокал с шампанским может каждый, были бы деньги. Спиртное проносят либо в грелках, либо в бутылках – плата за молчание персонала в последнем случае будет выше. За отдельное вознаграждение можно даже организовать визит Снегурочки с «панели». Но если есть такая возможность, заключенные стараются «отпроситься» на праздники домой.

Сбежать подальше от казенных стен стараются и пациенты психиатрических больниц. «Сохранных больных, то есть не имеющих инвалидности, мы отпускаем на неделю домой, остальные празднуют в клинике, – рассказали «НИ» в московской психиатрической больнице №14. – Пациенты делают стенгазету, сочиняют стихи, рисуют картинки, украшают палаты, мастерят друг для друга подарки. Посещение больных в праздник проходит по обычному графику. Единственное отличие этого дня от остальных – пациенты ложатся спать не в 10 часов вечера, а в полночь, сразу после того, как посмотрят обращение президента и послушают бой курантов по телевизору».

Кстати, вопрос с главным символом праздника в разных психбольницах решаются по-разному. Вот, например, в клинической психбольнице №1 в Нижнем Новгороде елку уже в течение десятков лет устанавливают на потолке. По словам руководства учреждения, такая елка позволяет врачам и пациентам ненадолго выйти из скучного ритма больничной жизни.

Самый насыщенный Новый год, судя по всему, справят бездомные граждане. В Москве на Комсомольской площади, а также на участках перед Курским и Павелецким вокзалами всю праздничную ночь будут работать волонтеры. «Мы обязательно поздравим бездомных и подарим им шерстяные носки, перчатки, теплую одежду и продукты», – пояснил «НИ» руководитель движения «Курский вокзал. Бездомные дети» Рустам Исламгулов. Четыре бригады мобильной службы «Социальный патруль», в каждой – соцработник, фельдшер и представитель столичного Департамента соцзащиты – переоденутся в костюмы Деда Мороза и Снегурочки. «Патрульные раздадут более 500 подарочных наборов, куда входят сладости и мясные консервы, – рассказал «НИ» главный специалист по работе с бездомными гражданами Департамента соцзащиты Александр Клочков. – Акция пройдет на территории трех городских пропускников, а также на Комсомольской площади».


Какая встреча Нового года была для вас самой необычной?
Геннадий ОСТРОВСКИЙ, киносценарист:
– Обычно Новый год я встречаю в кругу семьи. В этом году буду праздновать его в Санкт-Петербурге. А вот в далекой юности я встречал Новый год на Сахалине, в компании друзей. За окном стоял страшный мороз, и вышли мы с ними на улицу, чтобы распить бутылку водки, но открыть ее не успели – она на наших глазах лопнула. Разумеется, из-за этого сильно расстроились, поскольку в то время купить что-либо в магазине было невозможно. В итоге нам пришлось питаться одними консервами.

Григорий ГЛАДКОВ, композитор:
– Больше всего мне запомнилось празднование Нового года в конце 1980-х. Тогда нашей страной управлял Михаил Горбачев. В магазине невозможно было купить какой-либо алкогольный напиток, поскольку действовал «сухой закон». Как всегда, артистов приглашают на съемки «Голубого огонька». Какой Новый год обходится без шампанского? В итоге мои друзья под столом наливали водку в рюмки, а делали вид, что пьют минеральную воду. И при этом на всю страну говорили, как алкоголь вреден для здоровья. Я же к ним не присоединился. И некоторые из них до сих пор мне этого забыть не могут. Вторая незабываемая встреча Нового года произошла недавно. Праздник я встречаю со своими детьми, женой. Вышли мы с ними на улицу во двор, чтобы взорвать петарды. Сам я к подобным вещам отношусь с опаской, но разве детям откажешь. В итоге одна петарда угодила в окно жилого дома, в кухню, которая сгорела, а другая задела глаз парня, стоящего возле нас. Славу богу, зрение он не потерял.

Амаяк АКОПЯН, актер, иллюзионист:
– В 1980 году мы летели на самолете из Гаваны в Мексику. Рейс был задержан на два часа, и так получилось, что Новый год встречали на борту самолета. Я ехал вместе с группой советских артистов в сопровождении вышестоящих лиц. Когда нам стюардесса принесла выпивку, то мы решили устроить концерт. Всем очень пришлось по душе, и через несколько минут ко мне подошла стюардесса и попросила пройти в кабину пилота, поскольку им понравилось, как я виртуозно снимаю с пассажиров часы и при этом возвращаю все ценности обратно. Пилот мне доверил управлять штурвалом. Я поначалу стал отказываться, но он меня убедил: мол, с этим справится и обезьяна. Надо только сидеть и держать руль. А сами они пошли праздновать Новый год. Мне роль пилота понравилась.

Лариса РУБАЛЬСКАЯ, поэтесса:
– Однажды ждала молодого человека на платформе до полуночи 31 декабря. Молодой человек так и не приехал. Зато остановился поезд, и из него вышел машинист с бутылкой шампанского. Так мы с ним и отметили Новый год на платформе.

Борис НЕМЦОВ, политик:
– Отмечал с друзьями Новый год в Мариинске, в шахте, где добывают никель и палладий. Само празднование запомнилось на всю жизнь. Единственный негативный отпечаток оставила погода на поверхности – было 36 градусов мороза. После праздника я простудился.
Опрос провели Елена МИШУКОВА, Этери КОБЕЛЬНИЦКАЯ

Опубликовано в номере «НИ» от 25 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: