Главная / Газета 17 Декабря 2009 г. 00:00 / Общество

«Мне бы окошко заделать»

Ульяновцы, чьи дома пострадали во время взрывов, замерзают из-за нерасторопности властей

МИХАИЛ БЕЛЫЙ, Ульяновск

На долю жителей Заволжского района Ульяновска, которые 13 ноября этого года оказались в эпицентре взрывов на складе боеприпасов Военно-морского флота, выпало очередное испытание. За прошедший с момента трагедии месяц местные власти не успели полностью восстановить поврежденные дома. У одних жителей до сих пор не залатали пробитую крышу, у других вместо стекол в оконных проемах натянута полиэтиленовая пленка, которая обычно применяется для покрытия парников. Но люди – не овощи, и в стоящий сейчас в Ульяновске 30-градусный мороз эта картина выглядит как издевательство.

Утром – деньги, вечером – стекла.<br>Фото: МИХАИЛ БЕЛЫЫЙ
Утром – деньги, вечером – стекла.
Фото: МИХАИЛ БЕЛЫЫЙ
shadow
Пенсионерка Татьяна Васильевна, проживающая в одном из домов по улице Академика Павлова в Заволжском районе города, говорит, что уже несколько дней практически не выключает плиту. На зажженных конфорках – кастрюли с водой. «От них пара много, и дома хотя бы немножко теплее становится», – объясняет «НИ» женщина. В ее квартире одно окно до сих пор затянуто пленкой – стекло вылетело после первого взрыва 13 ноября на складе боеприпасов Военно-морского флота. «Очень медленно все делают, – жалуется женщина. – Нам еще повезло – ноябрь был теплый, надеялась, что все быстро сделают, так нет, до холодов дотянули. Теперь кутаемся, как можем. Только толку никакого».

В Ульяновске вот уже несколько дней стоит сильнейший мороз – ночами столбик термометра опускается до 36 градусов. Татьяна Васильевна говорит, что многие жители, чьи квартиры пострадали во время взрывов, отремонтировали все самостоятельно, не дожидаясь помощи властей. «Я бы тоже все сделала, да у меня денег таких нет. Уже все пороги чиновничьи обила, прошу помочь. А мне в ответ – дескать, старая, ты не одна тут такая», – рассказывает Татьяна Васильевна. Ее соседка говорит, что «им еще повезло». «Одним тут вообще снаряд крышу пробил. Они ждали-ждали помощи. А потом плюнули на все, и сами забили крышу досками. Если чиновников ждать – от холода умрешь», – размышляет женщина. Она просит не называть ее имя. А на вопрос «почему?» отмахивается: «Мало ли что! Мне тоже обещали рамы заменить. А вот увидят, что жалуюсь – раздумают». И ее можно понять.

Улицы, прилегающие непосредственно к складу, где разыгралась трагедия, производят сегодня удручающее впечатление. У переулка, куда в ту злополучную пятницу летели осколки, даже название символичное – Крайний. Здесь до сих пор еще не везде убраны перекошенные рамы, ветер таскает куски грязного полиэтилена.

В местном почтовом отделении окна тоже затянуты пленкой. Молодая работница поясняет «НИ»: «Мы сами все делаем, помогает только центральный почтамт. Неужели вы думаете, что месяц будем помощи от кого-то ждать? Нам же работать надо». На втором этаже здания гуляет ветер. «Это помещение сейчас никто не арендует, поэтому его, наверное, и восстанавливать не будут пока», – говорят на почте.

Жители Заволжья жалуются на то, что получить материальную помощь сейчас – немыслимый труд. Между тем на днях министр труда и социального развития Ульяновской области Анатолий Васильев заявил, что из бюджета уже выделено 775 тыс. рублей на оказание помощи пострадавшим. Из этой же суммы по 100 тыс. отдадут семьям двоих военнослужащих, погибших во время пожара на арсенале. Если разделить оставшиеся деньги на всех пострадавших, то получится, что люди вправе претендовать в среднем на две-три тыс. рублей каждый. В Ульяновске наперебой пересказывают историю о семье, которой чиновники уже передали то ли три, то ли четыре тыс. рублей. Говорят, что у этих «счастливчиков» во время взрыва дом пострадал так, что теперь нуждается в очень серьезном ремонте. О том, кому еще удалось получить материальную помощь, люди не знают. Ульяновцам, в чьих домах вырвало пластиковые стеклопакеты, уже сказали, что восстанавливать их не будут, предлагая взамен лишь самые дешевые деревянные окна.

В городской администрации «НИ» сообщили, что всего за помощью в восстановительных работах поступило 1870 обращений, и на сегодняшний день удовлетворены 1560 из них, что составляет 70% всех работ. На данный момент аварийной остается средняя школа №14, где сильно повреждена взрывом одна из стен, и полностью разрушенный детский сад №23. Когда отремонтируют школу и детсад – неизвестно.

Для того чтобы зафиксировать все полученные во время ЧП повреждения в квартирах, необходимо проведение специальной экспертизы. Заволжцам ясно дали понять, что работу экспертов им следует оплачивать самим. Взваливать эту ношу на себя чиновники, судя по всему, не собираются. Местные депутаты советуют горожанам обращаться в суд, но они, по всей видимости, страшно далеки от народа. В числе пострадавших много пенсионеров, которые живут в домах, построенных еще в 40-х годах прошлого века. «Нет, в суд я не пойду, там же бумажек много надо и денег, наверное, – испуганно отмахивается от такого предложения Татьяна Васильевна. – Мне бы окошко заделать, а так – ладно. Справлюсь как-нибудь. Не в первый раз ведь».

Опубликовано в номере «НИ» от 17 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: