Главная / Газета 17 Ноября 2009 г. 00:00 / Общество

Маска от напастей

Православные священники не спешат принимать меры профилактики гриппа в церквях

АЛЕСЯ ЛОНСКАЯ

Результатом массовой истерии в связи с эпидемией гриппа становится появление в столичных церквях людей в масках. Хотя врачи признают, что в толпе молящихся в храмах в воскресные дни заразиться можно так же легко, как в общественном транспорте, священники, как выяснили «НИ», уповают лишь на веру прихожан.

Проблема распространения гриппа встает в основном перед маленькими церквями в спальных районах и пригородах Москвы. Дело в том, что в центре столицы очень много церквей, а прихожан не так много. «Если храм большой, хорошая вентиляция, огромное пространство, заразиться можно вряд ли. А вот если помещение маленькое, а народа много, опасность заражения выше, потому что люди молятся в тесном контакте друг с другом», – консультирует «НИ» старший научный сотрудник лаборатории испытаний новых средств защиты от вирусных инфекций НИИ гриппа Игорь Никоноров.

Тем не менее православные священнослужители не считают церковь опасным местом для распространения инфекции, а, наоборот, рекомендуют больше молиться. «Защита от эпидемии гриппа не входит в компетенцию церкви. Ходить в маске или не ходить – личное дело каждого человека. Если человек болен и ему срочно необходимо причащение, то существует практика причащения больных на дому. Если же здоровый человек считает, что посещение церкви представляет для него опасность, пусть приходит в будний день, когда меньше людей», – делится с «НИ» священник, секретарь Церковно-общественного Совета по биоэтике Максим Обухов. Противоположное мнение у протоиерея, настоятеля храма Св. Татианы при МГУ Максима Козлова: «Если человек боится заразиться, он должен помолиться в стороне, прося бога укрепить его веру». Когда же «НИ» поинтересовались у специалистов, несет ли угрозу распространения микробов таинство Причастия, ответ получился двоякий. «Конечно, серебро обеззараживает, но нужно, чтобы прошло какое-то время. Пить из одной чаши и есть одной ложкой, даже если они серебряные, я бы не рекомендовал», – ответил Игорь Никоноров.

«Через Причастие заразиться невозможно, потому что для православного христианина то, к чему мы приобщаемся, является плотью и кровью Христа – величайшей святыней. К тому же если предположить, что вирус передается через чашу, то священники, которые доедают хлеб и вино после прихожан, давно бы умерли», – возражает протоиерей Максим Козлов.

Катехизатор Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при московском Даниловом монастыре, заместитель директора Школы молодежного служения по миссионерским проектам Федор Ярмош сказал: «Церковная точка зрения заключается в том, что мы не боимся бактерий. И значение имеет прежде всего вера прихожан. На Руси были прецеденты, когда при больших эпидемиях почитаемые иконы и мощи убирали от народа, что вызывало недовольство. Но Причастие никогда не отменялось».

Тем временем главы других христианских конфессий принимают активные меры защиты от гриппа. Глава Англиканской церкви архиепископ Кентерберийский в связи с эпидемией свиного гриппа запретил вынос Святой Чаши во время Причастия, чтобы верующие не прикладывались к ней по очереди. Мельбурнский митрополит Джеймс Харт также запретил в католических храмах своей архиепархии Причастие из общей чаши.


ЧИЖИК-ПЫЖИК, ГДЕ ТЫ БЫЛ?
Пассажирам, прибывшим ночью 15 ноября в Москву рейсом «Аэрофлота» SU-252 из Парижа в авиатерминал «Шереметьево-С», пришлось испытать на себе оригинальное ноу-хау, которое применяется нашими санитарными властями в борьбе с вирусом A/H1N1. Когда уже было объявлено, что самолет заходит на посадку и, следовательно, откидными столиками пользоваться нельзя, стюарды и стюардессы стали разносить по салону отпечатанные типографским способом с обеих сторон анкеты. Путешественники должны были указать имя, отчество, фамилию, страны и города, в которые пассажиры выезжали в последние 10 дней, а также цель поездки. Кроме того, у туриста спрашивали, откуда он возвращается в данный момент, адрес, по которому проживает и где будет находиться фактически в ближайшие 10 дней, сведения о детях, с которыми он путешествует. На вопросы, для чего всего это нужно, ответ был один: «В стране свирепствует свиной грипп». Каким образом анкетирование поможет противостоять этой болезни, так и осталось неизвестным. Остается открытым и вопрос соответствия процедуры закону о защите личных данных. Анкеты заполнялись не под дулом пистолета, а, по сути, добровольно: ночь, ненастье, усталость после перелета гнали людей побыстрее по домам, и «заводиться по пустякам» никому явно не хотелось.
«Этот способ профилактики заболеваемости свиным гриппом был предложен Минздравсоцразвития, – пояснила «НИ» пресс-секретарь компании «Аэрофлот» Ирина Данненберг. – На мой взгляд, нет ничего страшного в том, чтобы обозначить, где человек был и что делал, тем более если от этого может зависеть здоровье пассажира и его близких. Можно вписать в документ и неверные сведения – на достоверность ответы не проверяют. Но я не могу представить законопослушного гражданина иностранного государства, указывающего в анкете ложные сведения».
На выходе из самолета стюардессы мило улыбались, желали всего доброго, словом, излучали удовольствие от хорошо сделанной работы. Но самой счастливой выглядела дама в белом халате, прижимавшая пачку анкет к груди. Свиной грипп она на вверенном ей участке медицинского фронта победила. По крайней мере на парижском рейсе враг не прошел.
Татьяна ЕРЕМИНА

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: