Казнить нельзя – бессмысленно

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
shadow

Через неделю Конституционный суд решит, возвращать или отменять в России смертную казнь. Сторонники смертной казни уже рассуждают, кого первого надо ставить к стенке. Противники объясняют, что на уровень преступности высшая мера не влияет никак. Эта дискуссия лишена смысла: смертная казнь в России существует и будет существовать независимо от того, что решит Конституционный суд.

Почему-то под смертной казнью имеют в виду только расстрелы, повешения либо смертельные инъекции. А если попавшего в тюрьму человека заразить туберкулезом или ВИЧ и потом не лечить? Или просто не лечить того, кто попал в тюрьму уже больным? В минувшем году в местах лишения свободы, по официальным данным, умерли 4630 человек (правозащитники говорят о 10–11 тыс.). Если бы эти люди находились на свободе, какая часть из них прожила бы дольше? Я думаю, что большинство. Значит, их казнили. То есть убили за совершенное ими преступление. Не обязательно за особо тяжкое. И часто не дожидаясь приговора суда – каждый третий из умерших в тюрьме до него не дожил.

Другой способ смертной казни – пожизненное заключение. Да, я не оговорился. Пожизненное заключение – это та же самая смертная казнь. Потому что, по данным «Международной амнистии», приговоренные к пожизненному заключению в среднем умирают через 5,5 года отсидки. И уж точно никто из них никогда не выйдет на свободу. Хотя теоретически это возможно – надо отсидеть 25 лет, не иметь взысканий за три последних года и послать прошение о помиловании. Если его не одобрят, через год можно посылать следующее и так далее. Но прецедентов не было. И не будет.

Еще казнят путем внесудебных расправ. Такой способ особенно распространен в воюющих северокавказских регионах. Там чуть ли не ежедневно кого-то похищают, штурмуют чей-то дом, кого-то находят мертвым. Понятно, что у войны законы свои. Но тогда разговоры об отмене смертной казни вообще теряют смысл: по Уголовному кодексу нельзя, а просто так – можно.

Официальная смертная казнь – это лишь малая часть проводимых в стране смертных казней. Если под смертной казнью подразумевать санкционированное государством убийство или создание условий для такого убийства. В первой половине девяностых, когда смертная казнь в России существовала, палачи расстреляли по различным данным от 70 до 500 человек – в десятки раз меньше, чем за тот же период было убито в войнах и замучено в тюрьмах.

Автор – редактор отдела «Общество» «НИ»


Новости дня


shadow
Наверх