Главная / Газета 2 Ноября 2009 г. 00:00 / Общество

Общак для мигранта

Гастарбайтеры начали создавать кассы взаимопомощи

НИКОЛАЙ ПАВЛОВ

Кризис побудил трудовых мигрантов, работающих в России, перечислять небольшие суммы денег на нужды сообщества. Как выяснили «НИ», ежемесячный взнос невелик – всего 100-150 рублей с человека. Перечислив эти деньги в такую кассу взаимопомощи, мигрант может рассчитывать на лечение в больнице, выкуп из милиции и билет на родину, если возникла срочная необходимость туда вернуться. Кроме того, гастарбайтеры помогают своим товарищам по несчастью выбивать из работодателей долги по зарплате.

Мигранты быстро поняли, какую пользу несет «финансовый профсоюз».<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Мигранты быстро поняли, какую пользу несет «финансовый профсоюз».
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Строитель из Таджикистана Наим Карипов в феврале этого года сломал позвоночник, упав с высоты второго этажа. Лечение и последующая реабилитация требовали денег, которых у мужчины не было. Кроме того, у него заканчивалась регистрация. С регистрацией помогли правозащитники из «Гражданского содействия», с деньгами – такие же гастарбайтеры, и сейчас Карипов долечивается в одном из санаториев Самарской области.

Кризис заставил мигрантов начать помогать друг другу. Как выяснили «НИ», узбекские и таджикские гастарбайтеры с конца прошлого года создают кассы взаимопомощи. Месячный взнос составляет 100-150 рублей. Деньги тратятся на лечение больных, наем адвоката в случае проблем с милицией и ФМС и на билет домой, если человеку надо срочно туда уехать. «Если кому надо домой – мы скинемся. Если в больницу – заплатим», - рассказал «НИ» строитель, приехавший на работу в Москву из одной из среднеазиатских республик.

Руководитель фонда помощи беженцам и переселенцам «Таджикистан» Гавхар Джураева подтверждает «НИ», что мигранты друг другу пропасть не дадут: «У женщины убили сына, надо было увозить тело домой. Надо было 60 тысяч рублей – на оплату морга, ритуальной службы и билет для сопровождающего (тело отправляют на родину за счет государства). Землячества деньги собрали». В фонд «Таджикистан» в последние месяцы поступает по 300-800 обращений: требуется медицинская помощь или консультация юриста. Мигранты говорят, что на предпринимателей из числа соотечественников надежды мало. «Бизнесмены больше помогают своим родственникам», – говорит представитель таджикской диаспоры. Но есть и другая точка зрения. Когда закрыли Черкизовский рынок, на средства бизнесменов из диаспор открыли полевую кухню, юристы бесплатно консультировали мигрантов, возражает президент Федерации мигрантов России Мухаммад Амин Маджумдер.

По словам г-жи Джураевой, самыми сплоченными оказываются выходцы из одного села. А вот осевшие и обустроившиеся в России мигранты с приезжающими на временные заработки земляками связаны слабее. Сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Бахром Хамроев сетует в беседе с «НИ» на то, что организации узбекских гастарбайтеров вынуждены действовать подпольно из опасений, что власти объявят их экстремистскими.

Помимо создания касс взаимопомощи, мигранты помогают друг другу выбивать долги по зарплате. По словам Хамроева, на многих остановившихся стройках зарплату не платят по шесть-восемь месяцев, в других отраслях ситуация немногим лучше. Часть гастарбайтеров из-за этого уехала (по данным Росстата – 191 тыс. человек за январь-август этого года, по оценкам экспертов – до 1,5 млн. человек). Известны случаи, когда людей, требовавших заработанное, избивала охрана. Член центрального комитета профсоюза трудящихся-мигрантов Гульгунча Довлатмирова говорит «НИ», что «ситуации решались иногда мирно, иногда конфликтно, но в основном положительно для рабочих». «Тем, кого обманули, диаспора ничем не может помочь. Ведь этих людей никто официально не оформлял», – рассказывает «НИ» представитель таджикской диаспоры и приводит в пример ситуацию с Черкизовским рынком.

Однако не все защитники мигрантов действуют бескорыстно. Есть примеры, когда представители диаспор продавали своим соотечественникам памятки, изданные на деньги благотворительных фондов и предназначенные для бесплатной раздачи. Некоторые зарабатывают на том, что используют свои личные связи с чиновниками и правоохранителями для решения проблем недавно приехавших соотечественников. А те, в свою очередь, продолжают ехать в Россию, несмотря на кризис. «В Узбекистане семья из трех человек на сто долларов может прожить месяц. Там все еще хуже, чем здесь», – поясняет Бахром Хамроев.


КРИЗИС СОКРАТИЛ ГАСТАРБАЙТЕРОВ
С января по октябрь нынешнего года в Москве получили разрешения на работу 244 тыс. иностранных граждан – почти вдвое меньше, чем за аналогичный период прошлого года (433 тыс.). Больше всего гастарбайтеров занято на рынках (65 тыс.), в строительстве (37 тыс.) и на транспорте (17 тыс.). Квота на иностранных рабочих в нынешнем году заявлена в 390 тыс., но в столичном департаменте труда и занятости считают, что она не будет выбрана. Квота на следующий год была определена в 250 тыс., но мэр Юрий Лужков в сентябре потребовал пересмотреть ее в сторону уменьшения. Заместитель руководителя департамента труда и занятости Георгий Тимофеев признает, что лишь треть гастарбайтеров становятся на миграционный учет, остальные работают нелегально. Так, по словам главы департамента городского строительства Москвы Александра Косована, на столичных стройках работают не менее 100 тыс. иностранцев. Впрочем, это втрое меньше, чем годом ранее, когда их число достигало 300-350 тыс.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: