Главная / Газета 18 Августа 2009 г. 00:00 / Общество

Смягчить нравы

Почему в России плохо отлажен механизм помилования осужденных

ЗОЯ СВЕТОВА

В России около 900 тыс. заключенных. Согласно Конституции РФ все они, независимо от совершенного преступления, имеют право на высшую милость. В последние годы институт помилования переживал не лучшие времена. Члены региональных комиссий жаловались на то, что президент отклонял большинство рекомендаций о помиловании, которые они ему направляли. Не надеясь на милосердие, осужденные почти перестали писать прошения. Впрочем, «НИ» выяснили, что как раз сейчас ситуация начала понемногу меняться. Если в 2008 году высшей милости удостоился только один заключенный, то за первое полугодие нынешнего года президент подписал уже 33 подобных указа. Эксперты убеждены, что именно в такой стране, как Россия, где суды допускают множество ошибок, нужен хорошо отлаженный механизм помилования.

Плотно запертые двери тюрем открываются неохотно.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Плотно запертые двери тюрем открываются неохотно.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Напомним, что Комиссия по помилованию при президенте РФ была создана в 1992 году. Ее возглавил известный писатель Анатолий Приставкин, который пригласил в комиссию знаменитых писателей, юристов, общественных деятелей. Ежегодно они рассматривали около 12–15 тыс. ходатайств осужденных, предлагали президенту для помилования по нескольку тысяч человек в год. Но в большинстве случаев речь не шла о немедленном освобождении, члены комиссии рекомендовали главе государства сократить сроки наказания. Такая практика играла большую воспитательную роль. В 2001 году комиссию Анатолия Приставкина расформировали и были созданы комиссии в регионах. Число помилованных сократилось в разы. Раньше процедура была крайне простой: осужденный подавал ходатайство, администрация колонии готовила документы, направляла их вместе с рекомендацией в комиссию Приставкина. Оттуда проекты указов попадали на стол президенту. Сейчас процедура и вправду выглядит более громоздкой. Сначала осужденный подает ходатайство в администрацию колонии. Собирается комиссия, которая передает все материалы в местное управление Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). У них есть 10 дней, чтобы направить материалы в региональную комиссию по вопросам помилования, которая рекомендует губернатору поддержать или отклонить ходатайство. Губернатор в течение 10 дней принимает решение и отправляет материалы в Москву, в Управление по обеспечению конституционных прав граждан в администрации президента. Работники этой структуры все рекомендации и заключения кладут на стол главы государства.

Для сравнения: за 10 лет существования комиссии Анатолия Приставкина было помиловано 12 тыс. 856 смертников, которым высшую меру заменили пожизненным заключением, 57 тыс. осужденных смягчили приговор. Согласно официальной статистике, в 2005 году были помилованы 42 человека, в 2006-м – девять. В 2007 году президент России не подписал ни одного указа о помиловании. В 2008 году был помилован только один осужденный. Ситуация как будто начала меняться в нынешнем году. Только за первое полугодие президент Дмитрий Медведев подписал уже 33 указа о помиловании.

Лед тронулся?

28-летняя Марина Кольякова отбывает срок в Орловской колонии в поселке Шахово. Мценский районный суд дважды оправдывал ее, но в апреле 2003 года судья того же суда при тех же самых доказательствах в деле приговорил молодую женщину к 12 годам лишения свободы за «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть». Все вышестоящие судебные инстанции с этим решением согласились, и у Марины остался только один шанс выйти на свободу раньше окончания срока – быть помилованной президентом России. Для освобождения по УДО ей необходимо отсидеть еще два года.

9 июля Кольякова послала ходатайство о помиловании президенту Дмитрию Медведеву. «В колонию я попала в возрасте чуть больше 20 лет. За прошедшие годы многое передумала и осознала, что даже за небольшие ошибки можно очень дорого заплатить, – пишет осужденная. – Наверное, я должна была бы здесь указать, что глубоко раскаиваюсь в содеянном, осознала свою вину и твердо встала на путь исправления. Однако это было бы неискренне, потому что я никогда не признавала себя виновной. Доказательства моей вины были настолько шаткие, основанные только на показаниях малолетнего свидетеля, что дважды выносились оправдательные приговоры. Обвинительный приговор я считаю судебной ошибкой, но, видимо, изменить уже ничего нельзя. Шесть лет я не видела дочь, не провожала ее в первый класс, не могу порадовать ее подарками ко дню рождения. Самое страшное, что Алина может узнать о том, где я нахожусь. Скрывать от нее все труднее. Мама сообщила, что девочка уже на грани нервного срыва...»

Ходатайство о помиловании Марины Кольяковой поддержал уполномоченный по правам человека при президенте России Владимир Лукин. На прошлой неделе в колонию для встречи с осужденной выехала комиссия по вопросам помилования Орловской области. «Мне позвонили знакомые и сказали, что по нашему местному телевидению объявили: Марину помиловали, – рассказала «НИ» мать женщины Нина Беликова. – Теперь будем ждать решения президента».

«Каждый год мы рассматриваем 20–25 ходатайств, собираемся раз в месяц, – сообщил «НИ» председатель комиссии по вопросам помилования Орловской области Николай Паршиков. – Мы не ставим под сомнение приговор суда. Нам важно узнать, каково семейное положение осужденного, каков его настрой. К сожалению, эффективность нашей работы крайне низкая. Всего дважды президент России прислушался к нашим рекомендациям. Как правило, нам приходит отказ. Это очень обидно. Понятно, что когда речь идет о незначительных преступлениях, например, человек украл кур у соседа и получил несколько лет колонии, не стоит президенту тратить время на изучение материалов этого дела. В таких случаях можно было бы позволить, например, губернатору решить судьбу этого ходатайства».

Комиссии по вопросам помилования Нижегородской области повезло больше, чем орловской. Как пояснил «НИ» ее председатель Николай Пугин, за семь лет ее существования 39 осужденных были помилованы по представлениям, посланным из Нижнего Новгорода в Кремль. «С 2002 года мы рассмотрели 1075 ходатайств, – уточнил «НИ» Николай Пугин. – Как правило, мы рекомендуем помиловать осужденных, совершивших мелкие кражи, преступления экономического характера, ДТП. Даем отрицательные заключения, если речь идет о преступлениях против детей, о наркоторговле». По словам г-на Пугина, «сейчас не оговорено, сколько времени в администрации президента должны рассматриваться ходатайства, и люди порой целый год ждут и не получают ответа – ни да, ни нет». «Мы писали в управление по конституционному законодательству, что надо регламентировать сроки», – продолжает наш собеседник. В результате он отмечает, что в последние полгода в администрации президента стали быстрее рассматривать дела и присылать ответы.

Тысячи заключенных не теряют надежды на милость президента.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Работа над судебными ошибками

В комиссии по вопросам помиловании Московской области «НИ» рассказали, что за последние пять лет администрация президента не согласилась ни с одной их рекомендацией. Среди членов комиссии – высокопрофессиональные юристы, которых обижает такая реакция представителей власти.

«Если наше мнение настолько не совпадает с мнением чиновников из администрации президента, то зачем тогда нужна наша работа? - пожаловались «НИ» в комиссии по вопросам помилования Московской области. – Отказы в ходатайствах тем осужденным, которые мы поддерживаем, подрывают авторитет нашего губернатора. Люди стали меньше обращаться с прошениями».

В июне комиссия по вопросам помилования Московской области рассматривала ходатайство Заремы Мужахоевой, которую задержали с самодельной бомбой в 2003 году на 1-й Тверской-Ямской улице в Москве. Тогда при разминировании погиб взрывотехник Георгий Трофимов. Мосгорсуд приговорил Мужахоеву к 20 годам лишения свободы, несмотря на то что она сотрудничала со следствием и по ее показаниям была найдена база террористов под Москвой.

«Комиссия по вопросам помилования Московской области отказала Зареме в ее ходатайстве, – рассказала «НИ» ее адвокат Наталья Евлапова. – Теперь мы будем ждать решения президента. Недавно был принят закон о сделке с правосудием. Пока непонятно, подходит ли случай моей подзащитной под действие этого закона. Я просила председателя комиссии по вопросам помилования Московской области сделать запрос в ФСБ, чтобы члены комиссии могли изучить материалы дела и увидели, какие показания давала Зарема». Комиссия в ФСБ не обращалась. Зарема Мужахоева отсидела шесть лет из 20-летнего срока, и, судя по установившейся практике, высшее милосердие ей пока «не светит». Впрочем, все зависит от желания президента.

Объясняя необходимость сохранения института помилования и его реформирования, эксперты напоминают о большом числе судебных ошибок. «У нас карательная система правосудия, – говорит «НИ» бывший член Комиссии по помилованию при президенте РФ Валерий Борщев. – Процент оправдательных приговоров составляет всего 0,5. Поэтому механизм помилования необходим. С его помощью можно попытаться исправить судебные ошибки. Что касается реформирования института милосердия, то пока ничего конкретного не предложено. Очевидно, что существующая структура себя не оправдала. Все рекомендации из регионов замыкаются на чиновнике из администрации президента, имени которого никто не знает. Необходимо, сохранив региональные комиссии, восстановить Комиссию по помилованию при президенте России».

Пока же Марина Кольякова из Мценска и Зарема Мужахоева из Чечни, отбывающие наказание в колониях, надеются на президентскую милость вместе с сотнями других осужденных, попросивших главу государства о милосердии. Решение их дальнейшей судьбы можно ожидать в конце осени, когда, по информации «НИ», могут быть подписаны новые президентские указы о помиловании.


В ЯПОНИИ ПОМИЛОВАНИЯ ПРИУРОЧЕНЫ К ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫМ ДАТАМ
Согласно послевоенной конституции Японии помилование преступников возложено на императора, который является символом государства и единства народа. «Черновой» работой в этой сфере занимается один из ведущих департаментов министерства юстиции. В его ведении находятся около 60 тюрем и восемь исправительных колоний для малолетних преступников. Вместе они могут принять около 76 тыс. человек. С учетом того, что в Японии ежегодно совершается около двух млн. правонарушений, многие тюрьмы, по признанию властей, уже перегружены. Но далеко не все преступившие закон попадают за решетку, большая часть из них отбывает срок условно. Строгий режим установлен для убийц, насильников и грабителей.
Акции помилования в Стране восходящего солнца приурочены, как правило, к важным событиям в жизни императорской семьи. Так, например, в связи с кончиной императора Хирохито 24 февраля 1989 года были помилованы около 30 тыс. человек, в основном осужденных за мелкие преступления. Другое масштабное помилование было объявлено 9 июня 1993 года по случаю свадьбы наследного принца Нарухито. Недавно надежда на освобождение вновь закралась в сердца почти 30 тыс. нарушителей закона. В этом году в Японии предстоят торжества, приуроченные к 20-летию коронации императора Акихито, и многие японцы снова рассчитывают быть прощенными. Не распространяется помилование на опасных преступников, а также на лиц, осужденных за валютные махинации и взяточничество.
Валерий АГАРКОВ, корр. ИТАР-ТАСС в Японии, специально для «НИ»

В ПОЛЬШЕ ПОЧТИ НИКОГДА НЕ МИЛУЮТ ПЕДОФИЛОВ
Исполнение смертных приговоров было приостановлено в Польше в 1988 году и окончательно отменено со вступлением в законную силу нового УК в сентябре 1998 года. Именно по преступлениям, за которые предусмотрена смертная казнь, на адрес главы государства поступало больше всего прошений о помиловании. Сегодня с таким прошением может обращаться любой осужденный. И практически каждый может быть помилован – полностью либо уже отсидев часть срока. Исключение, впрочем негласное, составляют только осужденные за педофилию.
Польское законодательство отдает решение о помиловании на откуп главы государства. Этой прерогативой наиболее активно пользовался первый президент новой Польши Лех Валенса. За пять лет своего президентства он помиловал более 3454 осужденных, отказав при этом всего 384 обратившимся. Несколько жестче к этому вопросу подошел Александр Квасьневский, который за два президентских срока помиловал 4445 осужденных, отказав 2639 обратившимся. Последний акт милосердия Александра Квасьневского – указ о помиловании бывшего министра МВД Збигнева Соботко в декабре 2005 года. Соботко, партийный коллега Квасьневского, «слил» преступникам тайные сведения о готовящейся против них акции спецслужб. В результате операция была сорвана, и суд счел, что жизнь членов спецподразделений была «подвержена чрезмерной опасности». Соботко был приговорен к трем годам лишения свободы. Работавший в ту пору генпрокурором и министром юстиции Збигнев Зебро открыто обвинил президента в нарушении закона и кумовстве. Решение о помиловании Александр Квасьневский принял, даже не ознакомившись с материалами суда. Его сменщик к вопросам помилования подошел еще строже. За два года президентства Лех Качиньский, бывший в свое время министром юстиции и генпрокурором, «одарил лаской» чуть более ста человек, отказав почти 15 тыс. приговоренных.
В Польше, в отличие от России, нет комиссии по помилованию при президенте. Заключенные направляют свои прошения президенту либо сами, либо через адвоката. При решении вопроса о том, достоин ли осужденный милости, учитывается мнение администрации места лишения свободы и прокурора. Время рассмотрения прошения может доходить до двух лет.
Много шума наделало последнее обращение о помиловании трех братьев из деревни Влодово в Подлясском воеводстве. В 2005 году они убили своего односельчанина-рецидивиста. На их защиту встала вся деревня. По общему мнению ее жителей, рецидивист наводил на сельчан ужас, грозя им в пьяном виде убийствами. Вот братья и решили устроить самосуд, поскольку полиция не принимала активных мер для пресечения агрессии со стороны их соседа. Они были приговорены к небольшим срокам, но до сих пор находятся на свободе, ожидая либо препровождения тюрьму (в пенитенциарных заведениях нет свободных мест), либо милости президента. В конце июля Лех Качиньский заявил, что рассмотрит дело «Линча во Влодово» до конца лета.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

В ГРУЗИИ ТЮРЕМНОЕ НАСЕЛЕНИЕ РАСТЕТ, НЕСМОТРЯ НА ПОМИЛОВАНИЯ
С просьбой о помиловании могут обращаться все грузинские заключенные, однако шансы на положительный исход дела обычно имеют лишь осужденные за нетяжкие преступления и несовершеннолетние. Вначале прошение рассматривает специальная комиссия, а окончательное решение по списку рекомендованных к помилованию принимает президент. Помилования, как правило, приурочены к национальным или религиозным праздникам. К Пасхе нынешнего года Михаил Саакашвили помиловал 390 человек, из которых 348 вышли на свободу, а 42 осужденным сократили срок заключения. В ноябре прошлого года к пятой годовщине «революции роз» (23 ноября) помилование было более масштабным – две тыс. заключенных освободили, 3,5 тыс. сократили вдвое срок заключения, а с 6,5 тыс. условно осужденных сняли наказание. Правда, позднее выяснилось, что среди помилованных на свободу вышли четыре экс-сотрудника правоохранительных органов, осужденные в 2006 году за убийство банкира Сандро Гиргвлиани. А вот политзаключенные в грузинских тюрьмах продолжают сидеть. По словам руководителя неправительственной организации «Бывшие политзаключенные за права человека» Наны Какабадзе, в тюрьмах находятся более ста активистов непарламентской оппозиции. Количество заключенных в Грузии также растет, несмотря на масштабные помилования. Если в 2003 году в тюрьмах страны сидели чуть более шести тыс. человек, то сейчас – около двадцати тысяч.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 18 августа 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: