Главная / Газета 29 Июля 2009 г. 00:00 / Общество

Возьми меня домой!

В российских роддомах растет число брошенных младенцев

ЗОЯ СВЕТОВА

На днях президент Медведев подписал поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие наказание за преступления против несовершеннолетних. В последнее время законодатели обращают особое внимание на насилие и жестокое обращение с детьми. Между тем в России ежегодно регистрируется несколько сот тысяч новорожденных, от которых отказываются их матери. С этой бедой невозможно справиться с помощью Уголовного кодекса, который не предусматривает ответственности за отказ от ребенка. В том, как пытаются решить эту проблему представители государства и гражданского общества, попытались разобраться «НИ».

Психологи и медики говорят, что ребенку в больнице долго находиться нельзя.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Психологи и медики говорят, что ребенку в больнице долго находиться нельзя.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Несколько недель назад утром на крыльце у запасного входа детской клинической больницы в Великом Новгороде был найден новорожденный мальчик, завернутый в покрывало. Нашедшая его медсестра предположила, что малыша подкинули еще ночью. Врачи осмотрели новорожденного и оценили его самочувствие как среднетяжелое. Неизвестно, удастся ли милиции найти мать, подбросившую ребенка к дверям больницы. Скорее всего, врачам придется давать малышу имя и фамилию по собственному усмотрению.

Если раньше отказ от ребенка в роддоме воспринимался как событие чрезвычайное, из ряда вон выходящее, то за последние годы в связи с финансовыми катаклизмами, ростом алкоголизма и наркомании среди женщин число отказов в роддомах возросло и стало почти рутинным явлением. Согласно докладу о положении прав человека в Новгородской области, составленному местными правозащитниками, с каждым годом растет число отказов от новорожденных детей в родильных домах, участились случаи, когда матери бросают детей и подкидывают их к медицинским учреждениям. Например, в 2007 году таких случаев было 14, а в 2008 году 30 матерей отказались от младенцев. В Пермском крае, по данным уполномоченного по правам ребенка в крае, каждый седьмой ребенок-сирота является отказным. По данным Госкомстата, в 2008 году в России было зарегистрировано 670 469 детей, оставшихся без попечения родителей, среди них – несколько сот тысяч новорожденных, от которых матери отказались сразу после их рождения.

«К сожалению, число матерей, которые в нашем роддоме отказываются от новорожденных, с каждым годом не уменьшается, – рассказала «НИ» Татьяна Васнецова, педиатр одного из роддомов Москвы. – Как правило, эти женщины признаются, что у них нет финансовых возможностей воспитывать ребенка, многие из них рожают вне брака. Большой процент иногородних, которые приезжают в столицу на заработки, беременеют и боятся возвращаться домой с ребенком. От детей стали отказываться женщины из Средней Азии, Азербайджана. Раньше такого не было. Подобное поведение, кажется, в корне расходится с их обычаями». «За последние полгода у нас от новорожденных отказались пять женщин, – говорит заведующая Центральной районной больницей города Бологое Александра Козицына. – Это, как правило, матери из асоциальных семей. У некоторых седьмые, восьмые роды. И женщины, больные ВИЧ. Их детей сначала помещают в инфекционные отделения, там они лежат минимум по полгода».

«Причиной отказа может быть как объективная невозможность растить ребенка, например полное отсутствие жилья и шансов получить крышу над головой, так и специфика отношения женщины к ребенку и к собственному материнству, – разъясняет «НИ» президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. – У женщин, которые идут на этот шаг, чаще всего есть собственный опыт социального сиротства, реального или «скрытого». Возможно, эта женщина воспитывалась бабушкой, пока родители работали в другом городе. Особая категория детей – это дети, от которых родители отказываются, потому что они не оправдали их ожиданий: не родились здоровыми и красивыми».

Врач-неонатолог Наталья Белоусова вспоминает семью – мать и отца, которые несколько лет назад отказались от ребенка, потому что он родился альбиносом. «Мама объяснила свой отказ тем, что такой малыш ей не подходит, она хотела гордиться своим ребенком, а он вот родился таким странным. Мы объясняли ей, что такие дети, как правило, бывают очень одаренными. Сделали генетические исследования, оказалось, что у этой семейной пары каждый второй ребенок может родиться альбиносом. Мать не вняла нашим уговорам, ребенка отдали в дом малютки».

Внеплановые внуки

Эксперты отмечают, что в последние несколько лет от новорожденных детей стали отказываться несовершеннолетние девушки и число их растет. Юные мамы оставляют младенцев в роддомах, потому что не в состоянии их ни прокормить, ни воспитать, а их собственные родители не хотят заниматься «внеплановыми» внуками.

«У нас в крае ежегодно около 300 новорожденных остается без попечения родителей из-за отказа матерей от младенцев в роддомах, – говорит «НИ» Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае. – Мы проанализировали все подобные случаи за последние годы и пришли к выводу, что большинство отказных детей рождается у молодых матерей. Из 300 матерей примерно 250 – это студентки, которые приезжают из сельской местности учиться в город, беременеют. Они отказываются от новорожденных детей, потому что им стыдно возвращаться с таким «подарком» на руках. Возраст таких мамочек – 16–22 года. Эта проблема настолько серьезна, что краевое министерство здравоохранения и социального развития совместно с ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН. – «НИ») собираются обучать акушеров, гинекологов, неонатологов правильно говорить с мамами, убеждать их оставить ребенка. Мы хотим создать технологию профилактики отказов».

«Когда женщина решила отказаться от ребенка, это видно сразу, – рассказывает «НИ» педиатр Татьяна Васнецова. – Она еще в приемном отделении сообщает об этом или уже после родов проявляет полное равнодушие к малышу. Не приходит на него смотреть. Недавно у нас была драматическая история. Несовершеннолетняя девушка родила мальчика. Она была бы и рада его воспитывать. Но ее мать настояла на отказе, и девушка оставила малыша в роддоме. Мы зарегистрировали малыша в ЗАГСе под фамилией матери, а имя придумали сами. Бывают и счастливые случаи: пару недель назад 30-летняя женщина из Ставропольского края, приехавшая в Москву на заработки, родила девочку. Заявила о том, что оставляет ее, потому что у нее от первого брака взрослые дети, а здесь, в Москве, она не уверена, что устроит свою жизнь. Мы говорили ей, какой у нее очаровательный ребенок, просили ее взвесить все «за» и «против». На четвертые сутки она пришла к ребенку в детское отделение. И домой они ушли вместе». «Работа с отказницами совсем не развита, – подтверждает Елена Альшанская. – А ведь профилактика социального сиротства – это задача для команды специалистов: юриста, психолога и волонтеров, которые вместе с семьей обсуждают, как решить проблемы».

Елена Альшанская вспоминает о 35-летней Марине, у которой уже было двое взрослых сыновей: «Не желая жить с мужем-алкоголиком, она уехала на заработки в Москву, забеременела, родила третьего ребенка. Решила отказаться от него, потому что, работая дворником, жила в крошечной комнате в общаге в аварийном доме с заколоченными окнами. Волонтеры нашей организации убедили женщину, что не оставят ее в такой сложной ситуации. Она поменяла решение и оставила ребенка себе, стала снимать комнату в коммунальной квартире, а наши волонтеры отпускают ее работать в первой половине дня, сами сидят с малышом».

Умереть от тоски

Шансы попасть в семью у отказного ребенка есть. Особенно у самых маленьких. «После недели в роддоме ребенок попадает на обследование в больницу, где проводит не больше месяца, а потом его переводят в дом ребенка, – объяснила «НИ» директор смоленского детского дома «Красный бор» Ольга Дейнеко. – У нас сейчас 120 детей, треть из них – совсем маленькие. Но они у нас надолго не задержатся. Очень хорошо работают отделы опеки и попечительства, таких детей теперь быстро усыновляют. Некоторых усыновляют и в роддомах».

Три года назад челябинские правозащитники начали уникальный проект. Они обнаружили, что в местных детских больницах лежат отказные дети и за ними никто не ухаживает, потому что нянечки не успевают поменять им пеленки, напоить водой и накормить. «Дети лежали там годами. Запах в палатах стоял ужасный, – рассказала «НИ» руководитель местной организации «Рука помощи» Татьяна Щур. – Мы подняли большой шум. Оказалось, что в нашем министерстве здравоохранения и соцразвития не знали, что дети должны в больнице находиться не больше месяца. Теперь ситуация изменилась. Но мы на этом не останавливаемся, мы считаем, что даже месяц таким брошенным малышам плохо находиться в больнице. Мы собираем благотворительную помощь, оплачиваем работу четырех нянь, которые ухаживают за этими детьми».

Новый проект челябинцев – создание специального центра для детей-отказников, куда бы их помещали сразу после роддома, где были бы созданы для них условия, приближенные к семейным. «Из этого центра можно было бы и усыновлять таких детей», – уверена Татьяна Щур. С подобной идеей согласна и Елена Альшанская. Она обращает внимание на то, что «ничьи» дети резко отстают в развитии от своих сверстников: «Малыши, вынужденные провести несколько первых месяцев своей жизни в больничной палате, без движения, без прогулок, без событий, без игрушек, без общения, без ласковых прикосновений, находятся в состоянии глубокой депрессии со снижением всех витальных функций. Заболеваемость и смертность у отказных младенцев всегда были и остаются очень высокими».


РОССИЯНЕ ЗА УСЫНОВЛЕНИЕ, НО СУГУБО ТЕОРЕТИЧЕСКИ
Более половины (56%) россиян положительно относятся к идее усыновлять детей из детских домов. Таковы результаты представленного вчера опроса компании РОМИР. Чаще других положительное отношение к усыновлению высказывали жители городов с населением 100–500 тыс. человек (64%) и женщины (61%), реже – мужчины (50%) и жители мегаполисов (44%). Однако планируют в будущем усыновить ребенка лишь 4% россиян, причем три четверти из них не утверждают, что это точно произойдет. Здесь доля женщин и мужчин оказалась равной. А вот среди молодежи 18–34 лет готовых усыновить ребенка в полтора раза больше, чем в среднем по выборке – 6%. Столько же планируется усыновление среди граждан с высоким доходом. Между тем в минувшем году, как сообщили «НИ» в Минобразования, более тысячи усыновленных детей вернули в детские дома «в связи с невыполнением усыновителями обязанностей по содержанию и воспитанию детей». Передали же в приемные семьи 12,3 тыс. детей, в том числе в семьи иностранцев – 3,3 тысячи. В министерстве отмечают, что наибольшим «спросом» у потенциальных усыновителей пользуются дети до пяти лет. В то же время основную массу обитателей детских домов составляют подростки (60%), а каждый четвертый детдомовский ребенок (23%) – инвалид.
Елена МИШУКОВА

АМЕРИКАНКАМ НА ОТКАЗ ОТ РЕБЕНКА ДАЮТ 72 ЧАСА
Эта история произошла несколько лет тому назад. Жительница Лос-Анджелеса Дебора Фэрис случайно нашла в корзине, брошенной вдоль хайвея, мертвого новорожденного младенца. После этого инцидента Дебора Фэрис образовала общественную организацию, которая стала инициатором принятого в 2000 году в Калифорнии законодательства, которое теперь помогает женщинам без наказаний и афиширования в печати официально отдавать неугодных им новорожденных детей в клиники, полицию и другие учреждения не позднее 72 часов после их рождения. Этот закон, получивший название «Сохраните наших детей», положил начало принятию аналогичных законодательных актов во всех штатах страны. Новые законодательные меры, как утверждают факты, помогли многим младенцам сохранить жизнь. Их помещают в организации по уходу за бездомными детьми. Там этих детей выхаживают и со временем находят семьи для каждого спасенного младенца. «Впервые в нашем штате в прошлом и в этом году не было выброшенных на помойку детей», – сказал «НИ» Майк Морисей, представитель общественной организации помощи бездомным детям штата Массачусетс. Точной статистики убитых матерями новорожденных нет. По данным калифорнийского института статистических ресурсов Capitol Resource Institute, ежегодно без вести исчезает примерно 120 младенцев. Полиции удается почти во всех случаях убийств новорожденных с помощью анализов их генетической структуры (DNA) определять происхождение младенцев и находить матерей погибших детей. Недавно во многих газетах были опубликованы фотографии четырех женщин, которые бросили своих детей на улице сразу же после родов и ухода из больниц. Все они были признаны виновными в умышленном убийстве. Троих приговорили к пятилетним срокам, а четвертая получила «условно». «Психическая неполноценность – главная причина, вызывающая у молодых беременных женщин неадекватные чувства к своей беременности и ее исходу, а в итоге и к неадекватности последствий преступных актов», – сказала «НИ» чикагский психиатр Мишель Риган.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

УКРАИНА – ЛИДЕР ПО ЧИСЛУ ОСТАВЛЕННЫХ ДЕТЕЙ
«Хочу познакомиться с беременной девушкой без жилья, работы, поддержки. Звонить 451-54-51». Такие объявления можно увидеть в Киеве на огромных придорожных щитах. В украинской столице стартовала информационная кампания, направленная на предупреждение отказа матерей от новорожденных детей. Акция, как пояснили «НИ» в Службе доверия, рассчитана на три года и проходит в рамках проекта «Предупреждение размещения детей раннего возраста в интернатные учреждения». Украина занимает в Европе одну из лидирующих позиций по количеству брошенных детей. Ежегодно в украинских роддомах более 600 новорожденных пополняют армию социальных сирот. При этом против новорожденных малышей, «забытых» в роддоме, начинают работать «защитные» механизмы украинской законодательной системы, которая – во избежание злоупотреблений – как минимум до года лишает их права на семью. Ведь если мама отказалась забрать своего ребенка из роддома, то, по закону, только через два месяца она имеет право написать согласие на его усыновление. Дальше малыши попадают в местный Дом ребенка, директор которого обязан оберегать их от усыновителя, поскольку, согласно действующим нормам, нельзя не только показывать детей «без статуса», но и предпринимать что-либо для выяснения этого статуса в течение полугода. Только затем директор получает право обратиться в суд с соответствующим иском. «Это значит, что те 994 ребенка, которые де-факто стали сиротами в прошлом году, получат статус не раньше чем через восемь-девять месяцев. А в это время 1572 пары кандидатов в усыновители ездят по всей Украине и ищут детей. Но они их не найдут!», - поясняет «НИ» директор Государственного департамента по усыновлению и защите прав ребенка Людмила Волынец.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Опубликовано в номере «НИ» от 29 июля 2009 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: