Главная / Газета 10 Июля 2009 г. 00:00 / Общество

Остались при своих

Кризис заставляет россиян отказываться от «операций красоты» по изменению своей внешности

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО, Екатерина КОВАЛЕВИЧ, Лариса БОЧАРОВА, Нуне ЕГЯН

В то время как финансовые трудности вынуждают многих людей экономить даже на самом важном, стоит ли удивляться обвальному отказу россиян от услуг пластической хирургии? Как выяснили «Новые Известия», во многих столичных «клиниках красоты» число пациентов в последние месяцы сократилось в разы. Вместе с тем наметилась удивительная тенденция: вместо богатых красавиц, еще недавно составлявших основную клиентуру пластических хирургов, к услугам медиков все чаще стали обращаться люди со скромным достатком.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Эксперты объясняют этот феномен тем, что подобное «усовершенствование» внешнего вида стало таким же выгодным вложением накоплений и спасением денег от инфляции, как, например, квартира или машина.

В США, по данным Американского общества пластической хирургии, количество «операций красоты» с начала кризиса сократилось на 12%. В России спад еще более значительный. «В мае прошлого года я сделал 40 операций, в мае нынешнего – всего 15», – говорит «НИ» пластический хирург Эльчин Мамедов. «Количество операций сократилось на 30–40%. Особенно сильно упал спрос на липосакцию жировых отложений, так как появилось много методов борьбы с лишним весом и без пластических операций», – сообщил «НИ» директор клиники пластической хирургии Александр Шихирман.

Те же, кто на операцию решается, выбирают наиболее дешевые процедуры и стремятся свести к минимуму восстановительный период. В одной из пластических клиник «НИ» пояснили, что от липосакции клиенты отказываются в том числе и из-за того, что эта процедура предусматривает двухнедельный больничный. В меньшей мере кризис затронул рынок препаратов с эффектом ботокс (увеличение различных частей тела и разглаживание морщин), так как после инъекции человек может приступать к работе уже спустя час-полтора. Некоторые клиенты даже вызывают врачей прямо в офис.

Борясь за клиентов, медики снижают цены. По словам Александра Шихирмана, в его клинике стоимость операций упала вдвое, но дальше снижать цены нельзя: «Высококачественные пластические услуги стоят немалых денег. Уменьшение цен очень неблагоприятно скажется на здоровье наших клиентов». Косметолог Александра Гонт и вовсе не рекомендует обращаться в клиники, заманивающие низкими ценами, так как там, скорее всего, используются «неизвестные препараты китайского производства». Те же, кто имеет дело с продукцией известных фирм, вынуждены цены только повышать, так как из-за девальвации рубля стоимость препаратов подскочила на треть.

Фото: ИГОРЬ ХАРИТОНОВ
shadow Результат – налицо

Если обеспеченные граждане на пластических операциях стали экономить, то малообеспеченные – наоборот. Косметологи свидетельствуют: в клиники потянулись те, кто раньше подобные услуги не мог себе позволить. «На консультациях женщины признаются, что копили деньги на квартиру или автомобиль, но с наступлением кризиса купить эти вещи не смогут», – рассказывает «НИ» заведующий отделением пластической хирургии одной из столичных больниц Николай Якубенко. По его словам, во внешность люди инвестируют также потому, что не доверяют банкам, а дома крупные суммы денег держать опасаются. «Я копила на машину, но собрала только половину суммы. Боюсь, как бы вообще все не пропало», – сообщила «НИ» клиентка одной из клиник Полина О.

«Люди правильно оценивают ситуацию. Рынок диктует спрос в том числе и на внешность», – комментирует нам ситуацию пластический хирург Владимир Панов. По его мнению, инвестиции в свою внешность могут оказаться одними из самых доходных: «Работодатель возьмет красивого человека охотнее, чем некрасивого». Впрочем, у психолога Елены Новоселовой другое мнение: «В услугах пластических хирургов нуждаются только люди с явными дефектами внешности или публичные деятели. Остальные клиенты клиник – это те, кто не принимает себя таким, как есть, и считает, что после операции его жизнь резко изменится без усилий с его стороны». По ее словам, на внешность обращают внимание до первого разговора с человеком, после чего этот вопрос «становится незначительным».

Объем российского рынка пластической хирургии эксперты оценивают в 1,5 млрд. рублей, долю женщин среди клиентов – в 90%. Курс лечения обычно обходится в 200–300 тыс. рублей. Как выяснили «НИ», в столичных клиниках расценки на липосакцию начинаются от 40 тыс. рублей, на подтяжки – от 60 тысяч, на увеличение или реконструкцию груди – от 75 тыс. рублей. Исправить лопоухость могут за 14 тысяч (за одно ухо), подправить скулы – за 36 тысяч, скорректировать подбородок – за 15 тыс. рублей. За увеличение губ возьмут 35 тыс. рублей, столько же стоит удлинение или утолщение полового члена. Правда, в большинстве случаев одной пластической операцией, как правило, не обходятся. За первой обычно следует вторая, корректирующая. А затем нередко и третья.

Красота требует жертв

Певец Борис Моисеев перенес более десятка пластических операций на разных частях тела. «Я делал операции и в России, и за границей. За рубежом меньше церемонятся, но хирурги относятся к операциям серьезнее. За твои деньги они гарантируют, что ты получишь то, что тебе нужно. У нас за ту же сумму никто никаких гарантий не дает», – рассказал г-н Моисеев «НИ». Он утверждает, что на состоянии его здоровья пластические операции не сказались никак: «Тут все зависит от хирургов, от их профессионализма». Певец призывает искать «настоящего врача» и не жалеть денег на оплату его услуг.

Борису Моисееву с докторами повезло. Статистика свидетельствует: гибель от ножа пластического хирурга – не редкость. Так, после операции по изменению формы носа в столичной клинике умер 20-летний Эдуард Посохин. 38-летнюю москвичку Елену Демченко погубило желание убрать лишнее с ног. Во время процедуры липосакции у нее произошел аллергический шок, который привел к остановке дыхания и сердца. В Новосибирске 35-летняя пациентка стала инвалидом, когда во время операции по изменению формы подбородка у женщины произошел сердечный приступ, спровоцировавший отек мозга. Широко известен случай, когда телеведущая Оксана Пушкина после пластической операции осталась с изуродованным лицом, после чего она судилась с косметологом Геленой Рымаренко. Суд приговорил г-жу Рымаренко к двум годам условно и оштрафовал на 200 тыс. рублей.

Косметологи признают, что к осложнениям приводит каждая десятая операция, а каждое третье обращение к пластическим хирургам связано... с желанием исправить ошибки предыдущих процедур. По данным Московского городского бюро судебно-медицинской экспертизы, на неудачные пластические операции приходится 8% от общего числа гражданских дел по поводу некачественного лечения. Суды удовлетворяют две трети подобных исков. Компенсация вреда обычно составляет 40–60 тыс. рублей. По прогнозу косметолога Эльчина Мамедова, в ближайшее время количество подобных исков только возрастет: «Ведь те, кто снизил цены, похвастаться высшим классом выполнения работы не смогут».


Как отразился кризис на «вложениях в красоту»?
Лариса ДОЛИНА, певица:
– Я не стала меньше тратить денег на внешний вид. Внешность для артиста очень важна. Никогда не ходила к пластическим хирургам и не собираюсь. Я занимаюсь спортом, не пью и не курю, поэтому необходимости обращаться к пластическим хирургам не испытываю.

Юлия МИХАЛЬЧИК, певица:
– Если бы у меня было желание сделать пластическую операцию, то никакой кризис меня бы не остановил. Одна моя знакомая прибегала к услугам пластического хирурга, но это было вынужденно. Людей, предрасположенных к тому, чтобы делать такие операции, не заставят отказаться от задуманного никакие финансовые трудности.

Роман ТРАХТЕНБЕРГ, телеведущий:
– Я никогда не обращался к услугам пластического хирурга. На мой взгляд, это совершенно не нужно. И мои знакомые меня в этом полностью поддерживают. Девушки и мужчины, которые делают себе всякие операции, становятся похожими друг на друга и выглядят как мутанты. Я считаю, что нужно обращаться к пластической хирургии только в экстренных случаях, когда у человека серьезные изъяны во внешности.

Алена КРАВЕЦ, певица:
– Самые лучшие вложения, какие только можно сделать, – в себя любимого. Мои знакомые девушки стали больше ходить к косметологам, следить за собой. Несколько подружек весной улучшили свою внешность. Даже экономисты советуют вкладывать деньги в образование и свою внешность. Все-таки кризис не вечен.

Ирина САЛТЫКОВА, певица:
– Пластическая хирургия для меня темный лес. Я никогда не делала пластических операций, и у меня даже нет знакомых, кто их делал. В целом кризис никак не повлиял на мой внешний вид. Я как посещала салоны красоты, так и посещаю.

Али ЛОРАК, певица:
– Мне кажется, что люди, которые являются клиентами этой сферы бизнеса, могут себе позволить эти операции в любое время. Я сама не клиент пластических хирургов. Пластическая операция, мне кажется, удовольствие не дешевое.

Наталия ГУЛЬКИНА, солистка группы «Мираж»:
– Те, кто хотел сделать себе что-то, уже, как мне кажется, накопили денег и вряд ли будут от этой идеи отказываться. Просто если женщине что-то нужно, то она от своего не отступит, даже если все вокруг подорожало. Она ужмется в другом, но сделает и купит то, что хотела!
Опрос провели Наталья ИВАНЧЕНКО, Лариса БОЧАРОВА, Нуне ЕГЯН

АМЕРИКАНЦЕВ ПРИЗЫВАЮТ НЕ ЭКОНОМИТЬ НА КРАСОТЕ
В США вкладывать деньги в пластические операции выгоднее, чем держать их в банке. Такого мнения придерживается пластический хирург Стивен Перельман, нью-йоркский офис которого расположен на Манхэттене. «Все большее число людей старше 50 лет хотят ничем не уступать своим коллегам по работе, которым на 15 лет меньше», – поясняет он свою мысль. С этим согласна и владелица чикагской клиники пластической хирургии Каролин Джейкоб. «Рост числа людей, желающих с нашей помощью выглядеть и чувствовать себя моложе своего возраста, за последние годы рекордно увеличился. Мы помогаем им, а они – нам, ведь они укрепляют наш бизнес», – не скрывает в разговоре с «НИ» г-жа Джейкоб.
Опубликованные на прошлой неделе данные американской ассоциации пластических хирургов говорят о том, что в минувшем году ими было сделано 10 млн. операций и косметических процедур. Суммарный доход составил почти 12 млрд. долларов. А 76% пациентов из числа тех, кого опросили врачи этой ассоциации, высказали мнение, что их новый облик помогает им при устройстве на новую работу, в продвижении по службе. Линда Масон, телевизионный продюсер из Лос-Анджелеса, заявила агентству Reuters, что сделала пластическую операцию на лице, так как, по ее выражению, ей нужно «всегда выглядеть молодо».
Американские пластические хирурги все чаще применяют способы, не предусматривающие хирургического вмешательства. Речь главным образом идет о методике омолаживания лица «Ботокс». В 1999 году в США было проведено около 66 тыс. таких процедур, тогда как в 2008 году – 2,4 млн. «Ботокс» всего за 30 минут очищает лица людей от старческих морщин и стоит не дороже 300 долларов. А вот хирургическая операция, преследующая те же цели, обходится в шесть тысяч долларов и требует от пациента не менее двух недель на выздоровление. «Вот почему «Ботокс» занимают сегодня лидирующее положение в нашей работе», – прокомментировал «НИ» ситуацию пластический хирург из Лос-Анджелеса с 30-летним стажем Ричард Эленбоген.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

ЗВЕЗДЫ АЗЕРБАЙДЖАНА УЛУЧШАЮТ СВОЮ ВНЕШНОСТЬ ЗА РУБЕЖОМ
Пластическая хирургия в Азербайджане переживает расцвет, невзирая на кризис. Корреспондент «НИ» посетил пару-тройку специализирующихся на этом клиник и выяснил: в Баку красоту людям несут не только свои умельцы, но и приезжие – чаще всего уроженцы Турции. Излишне объяснять, что у любого такого хирурга-гастарбайтера всегда в избытке почетные звания, дипломы и медали, да и с клиентурой порядок. А лишних вопросов о том, почему такие мэтры не могут найти работу на родине, люди, как правило, не задают. У львиной доли бакинских пластических хирургов несколько иные козыри. Оказывается, они «имеют» опыт работы в США и Германии (реже – в России). Само собой, все эти люди там преуспевали, но по семейным обстоятельствам им пришлось вернуться на родину. Ну и, конечно, редкий хирург не расскажет о шарлатанах, которые позорят профессию и представляют опасность для жизни и кошелька клиента.
Цены на разного рода процедуры и операции в клиниках и кабинетах пластической хирургии отличаются в разы. К примеру, операция по омоложению всего лица может обойтись клиенту от двух до пяти тыс. манатов (1 манат равен 1,25 доллара). Морщины вокруг глаз удалят за 300–500 манатов. Желающим привести нос в соответствие с «евростандартами» операция обойдется от 600 до 800 манатов. Появились соответствующие клиники и в двух других городах страны – Гяндже и Сумгаите. Уровень хирургов там пониже. Это экономит деньги клиента, но и подвергает риску его здоровье. Если же пациент окажется недоволен, то жаловаться ему не на кого: качество услуг гарантируется, как правило, не в письменной, а в устной форме.
Хотя число пластических хирургов в Азербайджане неуклонно приближается к количеству слесарей-сантехников, большая часть жен крупных чиновников (а порой и они сами) и звезд шоу-бизнеса предпочитают менять свою внешность за границей. Чаще всего они едут в Германию, Израиль, Россию и... Иран. В Исламской Республике, как ни странно, качество подобных услуг довольно высокое. Почти никто из местных звезд шоу-бизнеса не признается вам, что обращался к пластическим хирургам. Но есть и исключения. Один из экстравагантных и нетрадиционно ориентированных поп-исполнителей Самир Багиров заявил, что в начале лета ему сделали пластическую операцию в Израиле и теперь он снова может претендовать на звание секс-символа.
Рафаэль МУСТАФАЕВ, Баку

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: