Главная / Газета 7 Июля 2009 г. 00:00 / Общество

Дух и буква дорожного закона

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
shadow
Любой закон состоит из текста и идеи. Текст – это формулировка закона, его буква. Идея – то, что имели в виду, когда закон принимали, его дух. В университетских учебниках по правоведению написано, что дух закона главнее буквы. Что тот, кто закон применяет, всегда должен спрашивать себя: «Это ли имел в виду законодатель?» Потому что, как бы грамотно закон ни сочиняли, жизнь все равно окажется сложнее. Все равно будут случаи, когда буква закона нарушена, а дух – нет. Или наоборот. И законным окажется то решение, которое соответствует именно духу закона, его идее, а не конкретной формулировке.

Люди в погонах часто поступают наоборот. Напрочь забывают про дух закона и с помощью буквы мешают жить людям. Например, службу наркополицейских создавали, чтобы ее сотрудники ловили торговцев наркотиками. А они ловят ветеринаров с обезболивающим для собак, кондитеров, выпекающих булки с маком, химиков, синтезирующих резину. Или статья про запрет сексуальных отношений с подростками до 16 лет. Она была предназначена, чтобы сажать взрослых клиентов малолетних проституток. Но почему по ней сажают 18-летних мужей 15-летних жен? Парней, которые не бросили своих беременных подруг? Неужели у прокуроров не хватает мозгов отличить одно от другого?

Но самый наглядный идиотизм проявляют сотрудники ГАИ, чей профессиональный праздник страна отмечала в минувшую пятницу. Возьмем, к примеру, статью о лишении прав за выезд на встречную полосу через сплошную линию. Что имел в виду законодатель? Что на узкой дороге нельзя выезжать навстречу потоку. А если встречного потока нет и есть лишь одна полоса в каждую сторону, сплошная линия, и трактор, который едет со скоростью 30 километров в час и который можно объехать только через сплошную? В чем состоит опасность такого маневра? Почему сотрудник ГАИ, если он здесь оказался, не отгоняет на обочину трактор, который мешает движению, а трясет водителей, которые этот трактор объехали?

Или запрет на перестроение из ряда в ряд там, где это перестроение запрещено. Если водитель катается из первого ряда в пятый и обратно, его надо останавливать и штрафовать. А если кто-то на сложной развязке заблудился, не туда проехал и теперь переезжает через сплошную или движется задним ходом? Тут если кого-то и надо наказывать, то того, кто делал указатели. Не зря же поговорка гласит: «Истина не в словах говорящего, а в ушах слушающего». А то, что указатели на столичных магистралях расставлены безграмотно, говорил еще несколько лет назад в одном из интервью Юрий Лужков. Мэр признался, что поехал по указателям в один район Москвы, а приехал – в другой.

Или недавний пример со столичной Вагоноремонтной улицей, которую из двусторонней превратили в одностороннюю, но знак поставили ребром к дороге, чтоб водители не видели. Рядом расположился пост ГАИ. Но не для того, чтобы просто напоминать про знак, а чтобы наказывать за выезд на встречную полосу, так как своя полоса благодаря знаку-невидимке стала встречной. Почему никто не наказал этих милиционеров за то, что они извратили волю законодателя? За то, что вместо борьбы с недобросовестными водителями, они стали издеваться над добросовестными?

Мне кажется, что сотрудники ГАИ в большинстве своем вообще забыли, зачем создано их ведомство. Вот вам что первое приходит в голову при слове «ГАИ»? Наверное, штраф с водителей. Или взятка, как договоришься. Но ведь взимание штрафов в их работе, по идее, далеко не главное! Главное – это регулировать движение. Чтобы быстрее можно было доехать из точки А в точку Б. Это – цель. Все остальное – средство. С той или не с той скоростью, по той или по этой полосе, на тот или другой сигнал светофора. Если доезжаем быстро и без происшествий, значит, все в порядке. Штрафовать же нужно лишь тех, кто этой цели мешает. А сотрудники ГАИ перевернули закон с ног на голову и штрафуют просто ради штрафа, а не ради того, чтобы можно было быстрее доехать.

В тот самый праздник ГАИ я ехал по двухполосной дороге, разделенной сплошной линией. Был спуск и знак «40». Позади ехала машина ГАИ. На встречной не было никого. Я поставил скорость ровно 40: пусть тащатся за мной полкилометра. У гаишника нервы не выдержали секунд через пять. Он обогнал меня через сплошную и умчался со скоростью как минимум вдвое больше моей. Я понимаю, что он поступил абсолютно правильно. Что знак «40» стоит для «чайников», а сплошная линия актуальна только в час пик. Но почему милиционеры не позволяют другим то, что считают допустимым для себя?

Автор – редактор отдела «Общество» «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: