Главная / Газета 1 Июля 2009 г. 00:00 / Общество

С глазу на глаз

Ровно год за водителями в России наблюдают видеокамеры. Что изменилось?

АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВ

Сегодня ровно год, как в нескольких регионах России официально была запущена система фото- и видеофиксации нарушений правил дорожного движения. С тех пор за лихачами присматривает не только субъективный глаз автоинспектора, но и объектив камеры. По статистике, предоставленной «НИ» управлением ГИБДД Москвы, с 1 июля 2008 года до конца июня года шесть тысяч водителей, нарушивших правила, получили на домашние адреса письма, в которых четко и ясно изложено, кто, где и что нарушил. В городе появились и мобильные терминалы для взимания штрафов, позволяющие водителю расплатиться карточкой. Однако эксперты убеждены: новейшая техника – это, конечно, хорошо, но ей пока не удалось кардинально повлиять на взаимоотношения инспекторов и водителей.

Камера видит все, с ней нельзя спорить или договариваться.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Камера видит все, с ней нельзя спорить или договариваться.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Первого июля прошлого года в Москве был запущен пилотный проект автоматизированной системы фото- и видеофиксации нарушений ПДД. «На данный момент в столице установлено два таких комплекса. Они расположены на съезде с Рижской эстакады по внешней стороне Третьего транспортного кольца и на пересечении улиц Садовая-Самотечная и Каретный Ряд, – рассказал «НИ» источник в ГИБДД ГУВД по Москве. – Электронная фиксация нарушений ПДД проводится также с помощью приборов контроля скорости на МКАД. 15 «электронных глаз» отслеживают сразу 30 полос движения. Кроме того, аналогичные приборы установлены на 32 стационарных пунктах наблюдения в различных точках города, а еще 43 перемещаются по столичным улицам на милицейских машинах».

«Объективы видеокамер электронных патрулей, – как пояснил «НИ» старший инспектор по особым поручениям отдела пропаганды ГИБДД Москвы Игорь Колосков, – фотографируют машину нарушителя как спереди, так и сзади. Программа автоматически обрабатывает данные: распознает номер, по базам находит информацию о владельце. Инспекторам в подразделении ГИБДД, к которому относятся комплексы, остается лишь распечатать бланк с квитанцией об оплате штрафа».

Штрафной удар

Многие водители, получившие штраф по почте, испытывают настоящий психологический удар. Еще бы! Если раньше они могли «договориться» с инспектором, то теперь придется иметь дело с заказным письмом, где уже отпечатано постановление об административном правонарушении, указан размер штрафа, приложено фотоизображение автомобиля с фиксацией его скорости в указанный день и час. Зафиксированных случаев инфаркта от таких «писем счастья» статистика не знает. Зато данными о количестве нарушителей скоростного режима в Москве, выявленных комплексами видеофиксации, в столичном ГИБДД владеют. «За шесть месяцев прошлого года – с 1 июля по конец декабря – заказными письмами было разослано более четырех с половиной тысяч таких постановлений, – сообщили «НИ» в ГИБДД Москвы. – В июне этого года армия нарушителей скоростного режима достигла почти шести тысяч человек».

Состав этого штрафбата можно разбить на три подразделения. Самым массовым из них оказалось то, «личный состав» которого превысил установленную скорость движения от 20 до 40 км/час – более 5,5 тыс. человек. Чуть более сотни водителей превысили установленную «планку» на 40–60 км/час. А два московских лихача установили рекорд, развив скорость более чем на 60 км/час сверх положенного. Жаль, но имена рекордсменов столичных трасс в ГИБДД не раскрывают. Как и зафиксированный рекорд скорости.

Превышение и наказание

Все нарушения скоростного режима имеют свою цену. Согласно статье 12.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП) превышение скорости от 40 до 60 км/час карается штрафом в 1 тыс. рублей, от 20 до 40 км/час – в 300. С плеча лихачей – по нитке, городскому бюджету – рубашка. Так, по итогам работы за четыре месяца текущего года столичная Госавтоинспекция наложила штрафов почти на 200 млн. рублей. Но, к большому огорчению стражей порядка на дорогах, только половина этой суммы уплачена. Впрочем, у гаишников с недавних пор появился серьезный инструмент влияния на неплательщиков штрафов. И они пользуются им довольно охотно. Нынешний КоАП предусматривает наказание за неуплату административного штрафа – от удвоения его размера до ареста на срок до 15 суток. По данным, полученным «НИ» в ГИБДД Москвы, крайней мере наказания, предусмотренной статьей 20.12 КоАП (административному аресту от 1 до 15 суток) в нынешнем году подверглись уже 138 граждан.

И все же, надо признать, сотрудники ГИБДД стараются минимизировать нервные затраты водителей. В помощь призвана все та же современная электроника. Так, с начала этого года в Москве проводится эксперимент по использованию мобильных терминалов для уплаты административных штрафов за нарушения ПДД. Суть его заключается в том, что при оформлении административного материала по факту нарушения сотрудник ГАИ предлагает нарушителю расплатиться, что называется, не отходя от кассы. Кассой же становится не личный карман инспектора, а мобильный терминал, расположенный в патрульном автомобиле. А средством платежа выступает не денежная наличность штрафника, а его пластиковая карта. Правда, эффективность этого начинания пока трудно оценить. Ведь его распространение ограничено только Центральным административным округом Москвы.

По мнению начальника ГИБДД ГУВД Москвы Сергея Казанцева, внедрение в столице электронной фиксации нарушений ПДД и электронный расчет за дорожную провинность «исключают «живой» контакт деньгами между водителями и инспекторами». И это, убежден генерал милиции, позволит снять коррупционную составляющую.

Проверено на себе

Так получилось, что автору этих строк довелось на собственном опыте проверить работу автоматизированной системы видеофиксации в Московской области. Незапланированный личный эксперимент прошел в конце прошлой недели на одной из федеральных трасс. Поздним вечером я попал в хорошо обустроенную засаду. Двигаясь по трассе с разрешенной скоростью, увидел знак «Сужение дороги» и ограничение скорости до 50 км/час. Выполняю маневр, притормаживаю, пропуская впереди идущую по другой полосе машину, вхожу за ней в огороженный пластиковыми щитами узкий коридор.

Через несколько десятков метров из укрытия как ясное солнышко выплывает инспектор ГИБДД. С легкой улыбкой приглашает меня пройти в патрульную машину для просмотра одной интересной фотографии. Указывая на портативный монитор, инспектор живо интересуется: узнаю ли я на картинке свой автомобиль? «Без труда». – «А вот в этом уголке различаете скорость вашего движения?» – «Да, 91 километр в час». «Выписывай постановление на превышение скорости на 40 километров», – обращаясь к своему напарнику, говорит офицер милиции. «Да, штраф серьезный – от одной до полутора тысяч рублей», – как бы сочувствуя моему положению, соглашается второй офицер. Но тут корреспондент «НИ» просит об оказании ему одной любезности – показать документ о сертификации применяемой техники. Продемонстрировали подшивку бумаг, но на поверку они оказались правилами пользования электроникой. Тогда прошу уточнить, на каком отрезке трассы была зафиксирована скорость моего автомобиля – до установленного знака или в зоне его действия? Убедительных доказательств моей провинности у инспекторов не нашлось. Тогда я любопытствую, на какую часть федеральной трассы распространяются их служебные полномочия. Получив исчерпывающий ответ, спрашиваю, знают ли инспекторы, что в нескольких километров от их засады произошла серьезная авария двух автомобилей.

Конечно, следить за скоростным режимом на трассе – дело полезное, но не единственное и, уж во всяком случае, не приоритетное из всех должностных обязанностей сотрудников ГИБДД. Чертыхнувшись, инспекторы отдали отобранные ранее у меня документы и отбыли на место аварии. А я так и остался в неведении: ждать ли мне «письмо счастья» от автоматизированной системы видеофиксации дорожного движения, а затем оспаривать правомерность штрафа в суде? Или все же человеческий фактор еще способен влиять на взаимоотношения водителей и автоинспекторов?

Технику – техника, инспектору – жезл

В последнее время сотрудники ГИБДД в каком-то едином порыве дружно бросились осваивать достижения современной науки и техники. Автоматизированная фиксация нарушений ПДД, установка видеокамер и компьютеров при сдаче экзаменов на управление автомобилем, оснащение патрульных машин мобильными терминалами для экспресс-оплаты штрафов – все это, как считают в Департаменте обеспечения безопасности дорожного движения (ДОБДД) МВД РФ, направлено исключительно на объективную оценку работы сотрудников ГАИ, чтобы исключить обвинения в коррумпированности и неправомерности действий представителей органов правопорядка.

«При большом желании и возможностях можно каждого гаишника снабдить личной видеокамерой и диктофоном, но только и это вряд ли изменит их психологию и поведение, – заверил «НИ» президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. – У нас всегда найдутся умельцы, которые подправят технику как нужно. Гаишникам надо не бессмысленной показухой заниматься, а вспомнить о своих главных и прямых обязанностях – обеспечивать безопасное и бесперебойное движение на улицах городов. Пока они промышляют в основном облегчением карманов рядовых налогоплательщиков. Давно ли вы видели живого инспектора ГИБДД на оживленном перекрестке? А в час пик на спрессованной от автомобильной давки дороге? Тяжелая и «неблагодарная» работа у наших гаишников не в чести. Куда комфортнее и выгоднее затаиться где-нибудь в засаде и запугивать водителей всевидящим и якобы объективным глазом компьютера. С коррупционной составляющей».

Правозащитники единодушны в том, что до тех пор, пока наши гаишники будут продолжать играть в любимых ими «казаков-разбойников», никакая навороченная электроника не способна в корне изменить нынешнюю ситуацию на дорогах страны. Ведь если внимательно посмотреть на сферу деятельности работников ГИБДД, то окажется, что они безраздельно контролируют все самые лакомые куски с «коррупционной составляющей». Нигде в развитых странах мира дорожная полиция не занимается приемом экзаменов и выдачей водительских прав, постановкой на учет и снятием с него машин, проверкой их технического состояния. Правозащитники уверены, что только если отобрать эти не свойственные дорожной полиции функции, можно будет увидеть наших гаишников живьем на дорогах и улицах городов при исполнении прямых обязанностей. Правда, это будет уже совершенно иной контингент. Или другая страна.


НА КУБАНИ ДОРОЖНЫЕ КАМЕРЫ ПОМОГАЮТ РАСКРЫВАТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
В сентябре 2008 года в присутствии губернатора Краснодарского края Александра Ткачева был торжественно открыт центр мониторинга и оперативного управления дорожным движением. Огромных размеров зал центра начинен десятками мониторов и другим оборудованием. На этих экранах весь Краснодар как на ладони – перекрестки, оживленные участки дорог и тротуары. Хорошее разрешение позволяет даже ночью разглядеть номер машины нарушителя и его лицо. «С такими камерами и город, и станица, и хутор действительно будут в безопасности», – цитирует слова Александра Ткачева пресс-служба краевой администрации. В ближайшие годы около одного млрд. рублей будет выделено городам и районам на установку такого видеонаблюдения во всех муниципалитетах. В этом году, несмотря на кризис, средства на систему видеофиксации выделялись в прежнем объеме. Как сообщил «НИ» источник в краевом управлении ГИБДД, благодаря видеокамерам раскрываемость угонов авто, а также количество задержанных, находящихся в розыске выросли примерно на четверть. Особенно сильно улучшились показатели раскрываемости преступлений на трассах, ведущих к морю. Там системой видеонаблюдения оборудованы практически все посты.
Сергей ПЕРОВ, Краснодар

ЛИХАЧИ В ГЕРМАНИИ НАУЧИЛИСЬ «ОСЛЕПЛЯТЬ» КАМЕРЫ ПОЛИЦЕЙСКИХ
На дорогах Германии видеофиксация нарушений ПДД нацелена на профилактику аварий, а не на стремление получить с водителей как можно больше штрафов. Поэтому, когда в почтовом ящике лихач обнаруживает письмо с фотокарточкой и указанием места и времени превышения скорости или пересечения перекрестка на красный свет, он покорно идет и платит штраф, размер которого прямо пропорционален превышению скорости. К этому же письму прилагается бланк, который можно заполнить, если есть какие-то возражения. Но они возникают, только если изображенный на снимке водитель – не владелец машины. В этом случае штраф переадресуется. Но удар по кошельку – это еще не все возможные санкции. В компьютерной базе данных дорожной полиции напротив фамилии нерадивого водителя значится и при каждом нарушении увеличивается количество штрафных баллов. Когда их становится больше 12, человек лишается прав.
Стационарные радары устанавливаются на по-настоящему опасных участках трасс, а не там, где легче подловить автолюбителя-нарушителя. Потому и польза от этих достижений технического прогресса меряется не тем, сколько собрано в казну евро, а тем, насколько безопаснее стало ездить. О наличии на дороге стационарных радаров часто предупреждает специальный знак. Он устанавливается за 300–500 метров до места расположения видеокамеры. Но самое смешное, что камеры или радара в указанном месте может и не быть, и эта обманка действует.
Другое дело – проверка при помощи радара, установленного на окне движущегося автомобиля. Здесь работает противоположный принцип – неожиданности. Поэтому очень часто лихача фотографируют как раз не из автомобиля полицейского. Да и сам фотограф-«оборотень» одет, как правило, в «штатское». Лихачи, впрочем, пытаются противодействовать такой коварной полицейской охоте. Они развернули полемику в газетах и на телевидении и настаивают на том, что вспышки фотокамер в темное время суток ослепляют несущихся на скорости водителей и создают аварийные ситуации. А особо предусмотрительные любители быстрой езды нелегально приобретают за 500 евро специальные устройства, которые как бы «ослепляют» камеру, и в результате на экране полицейского радара остается лишь белое пятно.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Берлин

ОПЛАТА ШТРАФА – ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ КАЗАХСТАНСКИХ ВОДИТЕЛЕЙ
90–60–90... Нет-нет, это не параметры идеальной женской фигуры, а те изменения в скорости, которые происходят, когда водители проезжают мимо специальных приборов – измерителей скорости. Впервые они появились в Казахстане года три назад, в Астане. Подключенный к камере компьютер моментально фиксирует номер машины и ее марку, а также то, насколько превышена скорость. Затем автоматически делается запрос на сервер, где хранится база данных автовладельцев. Сотрудник дорожной полиции лишь запечатывает протокол о нарушении в конверт и отправляет по адресу. В пресс-службе Комитета дорожной полиции «НИ» сообщили, что один «скоростемер» способен фиксировать за сутки 35 тыс. нарушений. В 2008 году количество ДТП в республике сократилось более чем на 15%, а число погибших уменьшилось почти на четверть. И все это якобы благодаря измерителям скорости.
Предполагалось, что водители вряд ли смогут оспорить факт нарушения, так как все зафиксировано и не вызывает сомнений. Это с живым автоинспектором можно покачать права, а с техникой спорить бессмысленно. Кроме того, внедряя эти приборы, полицейские обещали, что резко пойдет на убыль коррумпированность стражей порядка на дорогах и что уличенным в нарушении ПДД автовладельцам не придется терять время, пока составляется протокол. «Скоростемер», мол, сделает это за считаные секунды. Но корреспондент «НИ» на своем горьком опыте убедилась, что на самом деле автомобилисты реально тратят по нескольку часов, чтобы оспорить предъявленное им обвинение.
Другая проблема – способы оплаты штрафов. Увы, они остались прежними. Водителям все еще приходится сначала томиться в изматывающих очередях в сберкассу, чтобы оплатить штраф, а затем еще пару часов торчать в управлении дорожной полиции, чтобы сдать квитанцию. Правда, в прошлом году полиция обещала внедрить так называемый штрафной талон к удостоверениям водителей, предложив предусмотреть на нем электронный чип для моментальной оплаты штрафа при помощи терминала. Но позже в МВД отказались от этого проекта.
Жанар СЕРДАЛИНА, Астана

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: