Главная / Газета 17 Июня 2009 г. 00:00 / Общество

Профессор Михаил Владимирский:

«Ситуация с туберкулезом зависит от экономического положения в стране»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Сотрудники НИИ фтизиопульмонологии обратились с открытым письмом к руководству страны. Они опасаются, что на фоне острой ситуации, складывающейся в последнее время в России с распространением туберкулеза, старейший в стране институт по борьбе с этим заболеванием может попросту исчезнуть. Прокомментировать ситуацию «Новые Известия» попросили председателя профсоюзной организации НИИ, доктора медицинских наук, профессора Михаила ВЛАДИМИРСКОГО.

shadow
– Михаил Александрович, из-за чего ваши коллеги забили тревогу?

– Мы хотим, чтобы руководство страны детально вникло в ситуацию и с проблемой туберкулеза в целом, и с работой института в частности. С туберкулезом в России все обстоит весьма нездорово. Уровень заболеваемости у нас почти в 10 раз выше европейского. Вопрос актуальный, и его нужно очень быстро решать. Туберкулез – социальная болезнь. Как только экономическое положение в стране ухудшается, заболеваемость возрастает. В перестройку она выросла вдвое. Похоже, рост будет и сейчас. Между тем сегодня институт находится в бедственном, я бы сказал, коматозном состоянии.

– В чем главная проблема?

– Мы теряем кадры. Это, естественно, сказывается и на лечении больных. За последние два месяца уволился профессор – заместитель директора по науке, ушла женщина-кардиолог – доктор наук, ушла врач-биохимик – кандидат наук. Такие люди на дороге не валяются. С тех пор как в марте 1998 года институт присоединили к Московской медицинской академии, научным сотрудникам перестали платить зарплату. При этом финансирование Минздравом института по статье «наука» отнюдь не сокращалось. Части ученых с докторскими степенями предложили перейти на клинические, то есть врачебные ставки. Зарплату ученым тогда выплатили только в ноябре, через несколько месяцев после дефолта, и эта кампания принесла свои «плоды». Число сотрудников, занятых в науке, сократилось примерно в четыре раза. Многие просто уволились. Врачи и средний медперсонал сейчас тоже уходят. Если бы у нас нормально выплачивали заработанные средства за выполненную работу по квотам высокотехнологичной медицинской помощи, то оплата труда была бы существенно выше. Реально же лишь малая часть этих средств доходит до сотрудников. Это касается также лекарств и расходных материалов для выполнения оперативных вмешательств. Помимо недостатка лекарств, еще одна проблема – плохое питание больных. В советской медицине норма финансирования по питанию больных туберкулезом была более чем в два раза выше по сравнению с больными терапевтического профиля. Туберкулез лечат месяцами. И больных надо хорошо кормить. Однако они зачастую вынуждены сами покупать себе продукты.

– Сколько человек работают в вашем институте?

– Около 700. И клиника на 400 коек.

– И сколько уволились за последнее время?

– Точно не знаю. Но укомплектованность средним медперсоналом – медсестрами – 39%. По врачам – 52%. У нас есть два хирургических отделения. Для их обеспечения работает отделение анестезиологии и реанимации. До последнего времени они работали на бригадном подряде – делили фонд оплаты труда и обеспечивали необходимый объем помощи. И операции, и послеоперационное наблюдение. Теперь бригадный подряд запретили, люди стали увольняться, и в апреле хирургическое отделение встало почти на месяц. Сейчас операции делают снова.

– Что будет, если все останется, как есть?

– Мы уже обращались в Минздравсоцразвития, в Госдуму, и понимание в целом нашли. Наша единственная цель – восстановить институт. Люди уже устали ждать. А ситуация ухудшается. Например, врачам не оплачивают дежурства по стационару. Это такое вопиющее нарушение трудового законодательства, что нам удалось даже привлечь на свою сторону Роструд. Еще в 2006 году государственный инспектор по труду направил предписание оплатить эту работу как сверхурочную. Но практически все осталось по-прежнему. По закону в противотуберкулезных клиниках рабочий день – шесть часов, рабочая неделя – 30 часов. И если врач, помимо этого, еще дежурит, эта работа должна быть оплачена. Нельзя же клинику оставлять без дежурного врача!

– Почему не платят?

– Юридическая служба медицинской академии говорит, что люди, у которых вредные условия труда и сокращенный рабочий день, совмещать не должны. Хотя есть постановление правительства № 41, где написано, что право на совместительство у медработников с вредными условиями труда имеется. Причем во всех туберкулезных учреждениях страны медики совмещают.

– Какова вероятность того, что институт медленно умрет, если оперативно проблемы не будут решены?

– Надеюсь, что мы этого не допустим. Нам обещают, что все восстановится. Нужно создавать Федеральный центр по борьбе с туберкулезом на базе института. Минздравсоцразвития наши просьбы и требования поддерживает. Но там просят немножко подождать. Только это «немножко» все время отодвигается. А страдают люди и дело.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 июня 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: