Главная / Газета 2 Июня 2009 г. 00:00 / Общество

Прекрасен наш союз?

Жизнь в гражданском браке может обернуться серьезными юридическими проблемами

АННА СЕМЕНОВА

По данным социологов, порядка 15% от всех браков в России не зарегистрированы в ЗАГСе, и их число растет год от года. Однако хоть сожительство не является незаконным, у гражданских жен и мужей прав едва ли не меньше, чем у нелегальных мигрантов. Выясняется это, правда, в самый неподходящий и часто печальный момент: при разделе имущества после долгих лет совместной жизни, оформлении наследства или алиментов на ребенка.

Влюбленные не задумываются о прозе жизни.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Влюбленные не задумываются о прозе жизни.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Эксперты рекомендуют романтикам «протереть розовые очки» и трезво оценить, на что можно, а на что нельзя претендовать в случае развода незарегистрированной пары.

Жену убитого майором Евсюковым таксиста Сергея Евтеева Юлию пытаются выселить из квартиры родственники погибшего. Дело в том, что их брак не был зарегистрирован официально. Мало того, ни на какую компенсацию от государства она претендовать не может. «Сестра Сергея уже признана потерпевшей, а по российскому законодательству может быть только один потерпевший из числа близких родственников, – разъяснил «НИ» юридическую коллизию адвокат Юлии Игорь Трунов. – Эта правовая норма периодически принимает весьма щекотливый оборот: погиб ребенок, остались родители. Кто страдает из-за потери больше – мама или папа? Когда речь заходит об уголовном законодательстве, в частности о связи между признанием потерпевшей и возмещении вреда, наше законодательство полно пробелов. Определения, с какого момента сожительство можно считать фактическим браком, нет, степень близости гражданского супруга не определена, а решение по каждому конкретному случаю принимается исходя из какой-то прихоти».

Жительница подмосковных Мытищ Татьяна Уфимцева могла бы праздновать десятилетие семейной жизни. Но вместо этого она пытается отвоевать хотя бы часть квартиры. «Несколько лет мы с Лешей снимали жилье, копили на свое собственное. Тогда же собирались и пожениться, – рассказала «НИ» Татьяна. – Купили «однушку» по большей части на мои деньги, оформили ее на моего гражданского мужа. Но в один прекрасный день он заявил мне о том, что любовь прошла и что я должна готовиться к тому, чтобы покинуть помещение».

По закону, когда недвижимость приобретается лицами, в законном браке не состоявшими, собственником считается тот, кто указан покупателем в договоре и на чье имя выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру. Если гражданский супруг в этих документах не фигурирует, то и претендовать ни на что он не может. Исключение – если только он сможет доказать, что квартира была куплена на общие деньги. «Сделать это нереально. Ну какие могут быть расписки у любящих друг друга людей, думала я тогда, – сокрушается Татьяна Уфимцева. – Сейчас пытаюсь воззвать к его совести, но пока безуспешно».

Я тебя породил...

Впрочем, по словам экспертов, фраза «Где деньги, Зин?» все же не так часто звучит при разрыве юридически неоформленного союза, как другая: «Я тебя породил...» Формально дети, родившиеся в незарегистрированном браке, защищены законом как минимум до совершеннолетия. Алименты им полагаются точно такие же, как если бы они были рождены в «законной» семье. Но это произойдет только при условии, что фамилия отца была вписана в свидетельство о рождении. В противном случае молодой маме придется устанавливать отцовство через суд. А это значит, что нужно потратить не только время (порой достаточно длительное), но и солидные деньги – судебно-генетическую экспертизу по закону оплачивает ее инициатор.

«Кроме того, есть еще одна трудность, – рассказывает «НИ» Игорь Трунов. – Как заставить мужчину установить отцовство? Не захочет он проводить экспертизу, начнет уклоняться, и с этим ничего нельзя поделать – санкций никаких нет». И хорошо еще, если дама четко понимает свои права и обязанности. Увы, отмечают юристы, россияне зачастую оказываются столь юридически безграмотными, что их бывшие вторые половинки могут вести себя так, как им удобно.

Жительница Уфы Далида Зарина в 18 лет закрутила бурный роман с одногруппником, и через полгода молодые люди стали жить вместе. Через полтора года Далида сообщила гражданскому мужу приятную новость: у них будет ребенок. Юноша известие воспринял прохладно, но аборт делать запретил. К шестому месяцу беременности отношения все больше напоминали американские горки: периоды горячих признаний в любви сменялись ссорами и скандалами. За несколько недель до родов будущий отец решил окончательно порвать с Далидой. В графе «отец ребенка» в свидетельстве о рождении маленькой Зайнаб девушка попросила поставить прочерк. «Когда малышке исполнилось полгода, Ильяс решил к нам вернуться, – говорит «НИ» Далида. – Впрочем, счастье было недолгим: уже через три года он просто выставил нас за дверь: квартира-то его. Но проблема в том, что за это время мои родители помогли нам отремонтировать квартиру, купили стиральную машину, холодильник. Когда я заикнулась хоть о каких-то алиментах, «благоверный» послал меня куда подальше, пообещав «устроить веселую жизнь», если что. Теоретически я могла бы добиться возврата хотя бы техники, но брак мы так и не зарегистрировали, а доказательств, что это было куплено фактически на мои деньги, у меня нет».

Гражданка, смиритесь

Женщина или мужчина, живущие в незарегистрированном браке, в случае разрыва отношений не могут претендовать практически ни на что, убеждены эксперты. Законодательство просто не поспевает за социальными тенденциями. «Если нет завещания, а россияне последнюю волю изъявлять не спешат, и если нет штампа в паспорте, то максимум, на что может рассчитывать гражданская жена или муж с детьми при разрыве, – на выплату алиментов, – продолжает Игорь Трунов. – В гражданском законодательстве можно доказать, что брак являлся фактическим, но это отдельный процесс со сбором кучи документов. Если овчинка стоит выделки, то есть если речь идет о наследственных делах, разделе имущества, то стоит побегать за подтверждением. Увы, россияне не заботятся о сборе нужных бумажек, совместно оплачиваемых счетов, чеков за ремонт».

Начать собирать необходимые документы на всякий случай стоит уже сейчас. По мнению экспертов, рост числа незарегистрированных браков – печальная, но неумолимая тенденция, которая связана с кризисом института семьи. «Современные молодожены постепенно становятся «староженами»: если раньше у нас возраст вступления в брак был 20–22 года для женщин и 22–24 – для мужчин, а в Европе – 26–28 лет, то в России сейчас планка поднялась до 25–26 лет, а в европейских странах – до 28–30 лет, – пояснил «НИ» заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Анатолий Антонов. – Как правило, люди сначала стремятся обеспечить достаточный материальный фундамент, а потом уже обзаводиться семьей. С одной стороны, все это неплохо. Но проблема в том, что все чаще эта мысль оказывается неким оправданием человеческого эгоизма. Институт семьи сейчас дискредитировал себя в глазах россиян, они не видят позитивного примера, а только пропаганду потребительского образа жизни в одиночку. Кроме того, у нас осталось еще много инфантильных мужчин, этаких советских иждивенцев, которые не готовы взять на себя ответственность хоть за что-то».

Психологи отмечают, что причины сложившейся ситуации кроются еще и в изменении менталитета россиян. «Традиционный зарегистрированный брак был характерен для индустриального общества, а еще больше – для аграрного, – заявил «НИ» психотерапевт Павел Пономарев. – Информационное общество, напротив, находит стабильность в мобильности и гибкости. Для людей гражданский брак привлекателен возможностью в любой момент из него выйти, не потеряв слишком много. Кроме того, стоит отметить и «протестную» составляющую таких союзов. Многие представители молодого поколения выросли в семьях, которые таковыми не являлись. Допустим, отец пьет, а мать не желает разводиться, потому как «ребенку нужен папа». Таким образом, насмотревшись на страдания близких, пара не желает повторять их ошибок».

Гражданский брак является одной из самых конфликтных форм союза, убеждены эксперты. Это обусловлено тем, что причины регистрации брака у мужчин и у женщин различны, и ждут они от свадьбы совершенно разного. Женщины – статуса замужней дамы, мужчины – идеального брачного партнера, считает социолог Антонов. Мотивация же одинакова – страх остаться у разбитого корыта. А современное отечественное законодательство, несмотря на конституционно прописанное равноправие полов, пока находится на стороне сильной половины.


Как вы относитесь к гражданскому браку?
Ольга ШЕЛЕСТ, телеведущая:
– Я отношусь положительно. Несмотря на то, что многие считают, что гражданский брак безответственен, это не так. На мой взгляд, если люди любят друг друга, не важно, стоит ли у них штамп в паспорте или нет. Штамп в паспорте – тоже отнюдь не символ безоблачной любви и не залог счастья.

Владимир ВИНОКУР, артист эстрады:
– Я считаю, что гражданский брак помогает парам лучше узнать друг друга, чтобы потом можно было зарегистрировать свои отношения. Ведь часто люди сразу ставят штамп в паспорте, так и не узнав друг друга. Этот поступок приводит к плачевным результатам. Люди быстро разводятся, начинаются сложные судебные дела из-за детей и имущества.

Роман ТРАХТЕНБЕРГ, журналист:
– Я очень хорошо отношусь к гражданскому браку. Если люди вдруг расстаются, то они ничем друг другу не обязаны, грубо говоря, они друг другу никто и могут спокойно разойтись. А если стоит штамп в паспорте, то это уже труднее.

Александр ГОРДОН, кинорежиссер, сценарист:
– На самом деле каждый выбирает сам, какой брак для него приемлем. В принципе оба хороши, каждый по-своему. Гражданский брак раскрепощает: не понравилось жить друг с другом – можно разбежаться. А когда оба решили зарегистрировать свои отношения официально, то к этому следует отнестись серьезно, поскольку такой брак формирует чувство долга и обязанность сохранить семью. Сам я прожил в официальном браке долгие годы и никогда не жаловался.

Светлана ХОРКИНА, гимнастка:
– Нет такого понятия, как гражданский брак, есть сожительство. Сегодня перед тем, как вступить в официальный брак, молодежь решает какое-то время пожить вместе, чтобы поближе узнать друг друга. Но лучше всего с подобными отношениями долго не затягивать. Ведь впоследствии это может вообще отбить желание вступать в брак.

Ирина ХАКАМАДА, политик:
– Кому в каком браке лучше, прежде всего зависит от настроения людей. Женщины стремятся оформить отношения официально, как подписать контракт на покупку дорогой яхты, а мужчины таким желанием не горят. Вообще, XXI век – это век свободных взаимоотношений. В каждой форме брака есть минусы. Минус гражданского брака – дележ совместно нажитого имущества в случае размолвки. Официальный же брак может поддерживаться людьми искусственно, просто ради сохранения семьи.

Опрос провели Елена МИШУКОВА, Лариса БОЧАРОВА

ЛИШЬ В НЕСКОЛЬКИХ ШТАТАХ США ГРАЖДАНСКИЕ БРАКИ РЕГУЛИРУЮТСЯ ЗАКОНОМ
Недавно разводом завершилось почти десятилетнее совместное проживание моих приятелей. Они никогда не называли друг друга мужем и женой, поскольку не состояли в официальном браке. Он представлял ее незнакомым людям как свою подругу (по-английски – girlfriend), а она величала его не иначе, как boyfriend. В США такие не зарегистрированные в мэрии городов или в судебных органах сожительства называются partnership. Это форма совместного проживания, при которой люди не имеют обязательств друг перед другом. Однажды свобода во взаимоотношениях между моими знакомыми завершилась серьезным конфликтом. После ссоры перед парой возникла необходимость раздела имущества. Моя знакомая до начала совместной жизни владела кондоминиумом в Чикаго (штат Иллинойс), а мой приятель, прожив с ней в этой квартире почти 10 лет, никаких прав на нее не приобрел. Ему пришлось съезжать, забрав с собой только личные вещи.
«Законодательство Иллинойса и многих других штатов независимо от срока совместного проживания не признает за сожителями те права, которые имеют люди, вступившие в законный брак и получившие юридический статус мужа и жены, – объяснил «НИ» адвокат Тони Гинетти. – Их права ничем не регламентированы во многих жизненных ситуациях – в случае развода, в вопросе воспитания детей, при наступлении смерти партнера». Исключение из этого правила составляют штаты Орегон, Вашингтон, Мэн, Калифорния и дистрикт Колумбия, где партнерам-сожителям предоставляется ряд прав для избежания некоторых конфликтов. Но это далеко не те права, что оговорены в законах, регламентирующих официальные браки. В частности, в некоторых из этих штатов законодательно прописана процедура раздела имущества между жившими в гражданском браке мужчиной и женщиной, определен вопрос финансовой опеки над несовершеннолетними детьми. В других юридических правилах говорится о сохранении за вдовцом или вдовой федеральной пенсии и медицинского страхования умершего супруга, а также его имущества и финансовых сбережений в банках, записанных на его имя.
С 1990 года и по сей день число официально зарегистрированных браков в Штатах растет. По статистике Федерального бюро переписи населения – Census Bureau, в 2008 году в свой первый официальный брак вступили четыре млн. 216 тыс. молодоженов, тогда как 20 лет тому назад удостоверения о первом бракосочетании были выданы 709 тыс. молодых пар. Однако средний возраст людей, впервые вступающих в брак, за все прошедшие годы не изменился – для мужчин он равен 27 годам, а для женщин 26. Число пар, предпочитающих неофициальное сожительство, неизвестно. По мнению юристов адвокатской фирмы Law Office of Alexandra Goddard, которые около 30 лет оказывают помощь при «расторжении» гражданских браков, сегодня таких союзов в 10 раз меньше, чем законных. В большинстве случаев это совместное проживание длится не более двух лет и кончается разрывом.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

ИЗРАИЛЬСКИЕ ПАРЫ ЧАСТО ОФОРМЛЯЮТ ОТНОШЕНИЯ У АДВОКАТОВ
В Израиле пары, живущие совместной жизнью, но оформившие отношения только у адвоката и не зарегистрировавшие их в религиозных учреждениях, именуются «ядуим ба цибур», или «известными в обществе». Сегодня в еврейском государстве можно заключить только религиозный брак. Однако в стране признается как гражданский брак, так и религиозный, заключенный в любой стране мира или в консульских отделениях зарубежных посольств в Израиле. Получение юридического статуса «известны в обществе» – отличный путь для тех, кто, во-первых, не готов вступить в полноправные супружеские отношения, а во-вторых, не хочет терять дни или даже недели на оформление этих отношений. Ведь получение статуса «известны в обществе», в отличие от церемонии бракосочетания, требует нескольких минут. При этом отдельно оговариваются права и обязанности сторон в случае рождения ребенка. Понятно, что можно жить в гражданском браке, не имея этого статуса, но тогда, если пара распадается, могут возникнуть различного рода тяжбы. А документальное оформление отношений, скажем, у адвоката напоминает подписание своего рода брачного договора, однако сам брак при этом не регистрируется. Если такой союз распадается, то расставание, почти всегда и без того грустное, не выливается в мучительный процесс доказывания одним или другим своих прав на обладание имуществом или денежными средствами.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

В ШВЕЦИИ ЯРЫЕ СТОРОННИКИ ТРАДИЦИОННОГО БРАКА – ПРЕДСТАВИТЕЛИ СЕКС-МЕНЬШИНСТВ
В 2004 году от болезни сердца внезапно скончался популярный шведский автор детективов и несгибаемый коммунист Стиг Ларссон. Наследство составило более одного млн. долларов. Сейчас доходы от его проданных книг и прав на экранизацию принесли около 10 млн. Все эти средства отошли отцу и брату писателя, с которыми тот не поддерживал отношений. Они даже не приехали на похороны Стига. Ева Габриельссон, много лет состоявшая с литератором в гражданском браке, не получила ни копейки. Все ее попытки убедить родственников позволить ей даже на безвозмездной основе распоряжаться культурным наследием близкого человека оказались безрезультатны. Отец и брат, которым всегда было безразлично творчество Стига, не захотели выпускать из рук его книги и письма, опасаясь, что это ущемит их экономические права. Однако в библиотеке, отошедшей Еве Габриельссон, обнаружился конверт с завещанием писателя, составленным еще в 1977 году, когда он, никому не известный, отправился в Эфиопию, чтобы обучать там партизан. В завещании говорилось, что все его доходы должны быть переданы Рабочему союзу города Умео. Теперь отцу и брату писателя придется вести новые юридические баталии с бывшей гражданской женой Ларссона. А ведь наследство могло бы перейти любимой женщине писателя, если бы пара не жила по принципу, который пропагандирует левое феминистское движение Швеции «Смерть семье». Этот пункт содержится в программе Феминистской партии, где утверждается, что традиционная семья – это «женская ловушка», в которой всем заправляет мужчина.
Более половины всех пар Швеции живут в гражданском браке, одни – по идеологическим соображениям, другие – поскольку считают такой способ более практичным. При этом 40% браков в стране распадаются. Дети, рожденные в период совместного сожительства, обладают теми же правами, что и появившиеся в официально зарегистрированном браке. В случае смерти одного из сожителей дети имеют право преимущественного наследства, даже если было составлено завещание в пользу партнера, оставшегося в живых. Если же детей не было, то все имущество отходит родителям, братьям или сестрам умершего. Самые ярые сторонники традиционного брака в Швеции, помимо консерваторов, – представители сексуальных меньшинств. С 1 апреля этого года им разрешили вступать в официальный брак, и свадьбы успели сыграть уже более трех тысяч гомосексуалистов и лесбиянок. Объяснение такой приверженности институту брака среди «голубых» простое: у них нет детей, и после смерти одного из сожителей все имущество и сбережения переходят родителям и другим родственникам.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 2 июня 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: