Главная / Газета 20 Мая 2009 г. 00:00 / Общество

Помощь на всем скаку

Справиться с тяжелыми болезнями детям позволяет верховая езда

АЛЕСЯ ЛОНСКАЯ

Другом человека может быть не только собака, но и лошадь. На этом построена иппотерапия – методика, при которой детей с умственными или физическими отклонениями лечат с помощью верховой езды. «Верхом на лошади ты едешь к самому себе», – говорят иппотерапевты. Корреспондент «НИ» побывала в одной из таких секций в Москве.

Некоторые дети-инвалиды лучше умеют держаться в седле, чем взрослые и здоровые люди.<br>Фото: ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА
Некоторые дети-инвалиды лучше умеют держаться в седле, чем взрослые и здоровые люди.
Фото: ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА
shadow
Статный конь легкой рысью бежит по манежу. На его спине, распластавшись, лежит маленький наездник лет четырех, который сам ходить не может. С одной стороны мальчика держит тренер, с другой – папа в белой рубашке. Он пришел сюда прямо с работы. Мужчина едва поспевает за конем и говорит ребенку: «Лёша, подними на меня глазки». Сын послушно напрягает шею и на несколько секунд приподнимает голову. «Молодец. Ты хорошо справился. А теперь держи спинку».

Тем временем конь по команде инструктора переходит на шаг и останавливается. Мальчик сидит без седла. Спина коня – большой, мягкий и теплый тренажер, который разогревает неработающие мышцы ног ребенка. Рядом папа, уже измазавший свою рубашку во время бега по манежу.

У инструктора Игоря Ионова занимаются 25 детей. Здесь это не развлечение. Каждому ребенку подбирают свой комплекс упражнений. Дети учатся держать равновесие и чувствовать опору, когда лошадь меняет направление и темп. Возможно, когда-нибудь эти детишки пойдут своими ногами. «Я помню случай, когда умственно отсталый ребенок заговорил после первого же занятия. Он произносил звуки, пытаясь рассказать о своих впечатлениях, – вспоминает иппотерапевт Марина Голубева. – Или двухлетний мальчик с диагнозом детский церебральный паралич после занятий иппотерапией начал ползать, а раньше не мог».

Многие дети здесь, как безвольные куклы: они не могут ходить, не держат голову и редко улыбаются. В их сомкнутые ручки кладут морковку, подносят их к конской голове, и большие губы осторожно берут угощение.

Лошадей для иппотерапии отбирают строго: они должны быть небольшого роста и спокойного, добродушного нрава. «В России слишком много мест, где «лошадкотерапией» занимаются непрофессионалы, – предупреждает Игорь Ионов. – Если лошадь списали после скачек или проката, у нее остался стресс. Неизвестно, как она себя поведет».

Алена Трубихина занимается в секции с трех лет. У нее имбецильность (средняя степень олигофрении. – «НИ»). Менялись тренеры, приходили и уходили дети. Ляля, как зовут здесь Алену, осталась и выросла среди лошадей. Сейчас ей 22, и она призер Специальной Олимпиады России по выездке и английской езде. В отличие от других детей Алена ездит по манежу самостоятельно и по команде тренера делает остановки и повороты.


«ВЫРАСТУ, БУДУ ВРАЧОМ»
Семилетняя Элина Дундукина из подмосковного Воскресенска начала кататься на лошади, когда ее папа с мамой создали клуб «Благовест» – организацию родителей детей-инвалидов. Помимо иппотерапии девочка каждое утро занимается с гантелями. Любое движение дается Элине гораздо тяжелее, чем обычным людям. У нее спастическая тетраплегия – разновидность детского церебрального паралича. Импульс мозга не проходит к мышцам, и из-за этого плохо двигаются руки и ноги. Раз в несколько месяцев девочке делают операцию – надрезают мышцы, чтобы заставить их сокращаться. Операция длится четыре часа, и еще сутки девочка приходит в себя после наркоза. Но лечением родители довольны. «Раньше она не могла сидеть без поддержки, а теперь трудностей с этим не возникает, – говорит мама Элины Анна. – Самой ходить у нее пока не получается. Ползает по квартире на четвереньках, или ее носят на руках».
Элина – на домашнем обучении. Каждый день к ней приходит учительница. Когда учительница уходит, появляются подруги Ксюша и Даша. «Обычно мы играем в «дочки-матери». Мне достается роль дочки, поскольку за мной все ухаживают», – рассказывает Элина. На вопрос: «Кем хочешь быть?» – девочка уверенно отвечает: «Врачом. Буду лечить взрослых, давать им таблетки, ставить горчичники, чтобы поскорее выздоравливали». «Обучаться она будет на дому, хотя по российскому законодательству я имею право присутствовать с ребенком на занятиях в школе. Но я прекрасно понимаю, что она не будет за всеми успевать записывать и быстро все усваивать. Возможно, поступит в техникум», – рассуждает Анна. Элина тем временем рассказывает, что уже была за границей. Недавно она вернулась из Польши, где проходила четырехмесячный курс реабилитации.
Елена МИШУКОВА

Справка «НИ»
Верховая езда как лечебная процедура используется с XIX века. Движения мышц лошадиной спины оказывают массирующее и разогревающее (температура тела лошади на 1,5 градуса выше, чем у человека) воздействие на ноги всадника, усиливают приток крови. А так как при каждом шаге лошадь совершает до 110 разнонаправленных колебательных движений, всадник вынужден постоянно синхронизировать и координировать свои движения. Благодаря этому в работу включаются те мышцы, которые обычно бездействуют. Иппотерапию применяют при обусловленных поражением центральной нервной системы заболеваниях опорно-двигательного аппарата, таких, как детский церебральный паралич или полиомиелит. Кроме того, езда на лошади оказывает благоприятное воздействие при различных формах нарушения интеллекта и неврозах.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 мая 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: