Главная / Газета 22 Апреля 2009 г. 00:00 / Общество

Милосердие как норма жизни

Зоя СВЕТОВА
shadow
Вчера утром зампредседателя Преображенского суда Москвы Ирина Вырышева удовлетворила ходатайство адвокатов бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой об УДО. В ближайшие дни молодая женщина должна вернуться к себе домой – к мужу и двум сыновьям. Вот уже пять месяцев она вместе с пятимесячной дочкой Анной находится в одной из московских клиник то ли под конвоем, то ли просто под присмотром. Я не была на судьбоносном заседании суда, но слышала, что после оглашения решения публика в зале аплодировала. И эти аплодисменты были адресованы не только конкретной судье, они были адресованы российскому закону и просто здравому смыслу.

Напомню, впервые ходатайство об УДО Светланы Бахминой было рассмотрено Зубово-Полянским судом Мордовии в мае 2008 года, почти год назад. Тогда суд ей отказал. Отказал, несмотря на то, что она признала свою вину, а дисциплинарные взыскания, которые могли бы препятствовать ее досрочному освобождению, уже были погашены. Случай беспрецедентный: незадолго до подачи ходатайства администрация колонии отпустила Бахмину за хорошее поведение в краткосрочный отпуск домой. А Верховный суд Мордовии, рассмотрев отказ Зубово-Полянского суда в УДО, постановил отправить дело на новое рассмотрение. Но осенью прошлого года уже беременную женщину вновь ждал отказ. И тогда в дело вступила общественность.

Подруга Светланы опубликовала в своем «Живом журнале» обращение к президенту Медведеву. Она просила главу государства о милосердии к матери двоих детей, ожидающей третьего ребенка в заключении. А 7 октября 2008 года в Интернете появился сайт, на котором российские граждане стали собирать подписи в поддержку осужденной. Инициаторам этой беспрецедентной акции за полгода удалось собрать 95 тысяч подписей. Сама Бахмина, которую из колонии перевели в тюремную больницу, написала прошение о помиловании, но потом его отозвала. За месяц до родов ее перевели в Москву, где в одной из клиник она родила дочку.

Как видим, Светлана Бахмина ждала положенного ей по закону милосердия почти целый год. А если быть совсем точным, то фактически три года. Ведь в апреле 2006 года, когда суд приговорил ее к семи годам лишения свободы, Бахмина просила, чтобы в отношении нее применили статью 177 Уголовно-исполнительного кодекса. Эта статья предусматривает отсрочку наказания для женщин, имеющих малолетних детей, до достижения ребенком 14 летнего возраста. У Светланы уже тогда были маленькие дети. Но милосердие в отношении экс-юриста ЮКОСа не спешило.

В общей сложности она провела в состоянии несвободы 4,5 года. Для ее освобождения понадобилось почти 100 тысяч подписей сочувствующих ей людей. Вот почему у меня лично новость о решении Преображенского суда, кроме радости за молодую мать, которая наконец-то воссоединится со своей семьей, вызвало чувство глубокого разочарования и досады. Что в нашем государстве происходит с судебной системой, если мы аплодируем, когда судья с третьей попытки выносит законное решение? Неужели для того, чтобы осужденных женщин, не совершивших преступления против личности, отпускали по УДО, десятки тысяч наших сограждан должны собирать подписи? И чтобы вершилось правосудие, правозащитники должны каждый раз на встрече с президентом страны называть фамилии этих несчастных, которых обижает российская Фемида?

Почему по закону осужденный, ходатайствующий об УДО или просящий о помиловании у президента страны, не должен признавать свою вину, а на практике признание вины является обязательным условием для досрочного освобождения и помилования? Именно по этой причине тысячи российских заключенных отбывают свой срок от звонка до звонка. Они просто не хотят признавать вину в тех преступлениях, которых не совершали.

Так, например, одной из причин отказа в УДО чеченке Заре Муртазалиевой было то, что она отказалась признать себя виновной. Из-за отказа признать свою вину в УДО отказали и молодой матери – жительнице Мценска Марине Кольяковой, отбывающей наказание в Орловской колонии. Ее дважды оправдывал районный суд, но третий судья, основываясь на тех же доказательствах, приговорил ее к 12,5 годам лишения свободы. Если бы Кольякова признала свою вину, ее бы отпустили по УДО, как и другую осужденную той же Орловской колонии, по пьянке убившую своего сожителя и раскаявшуюся в этом на следствии и на суде.

На прошлой неделе президент Медведев помиловал 12 человек, приговоренных к году-двум лишения свободы. Для сравнения: в прошлом году был помилован только один осужденный. Поэтому этот поступок главы государства внушает надежду, что милосердие в нашей стране станет, что называется, нормой жизни. И наконец, дождется помилования ученый Игорь Сутягин, который осенью «отметит» 10 лет за решеткой. А также 60-летний физик Валентин Данилов, отбывший в Красноярской колонии уже значительную часть своего срока.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: